Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Вглядись в настоящее из будущего

№ 11(62), 02.12.2010 г.

Этот дельный совет Геннадия Сапожникова сродни аксиоме: подготовка кадров завтрашнего дня должна соответствовать требованиям того же времени. Не в последнюю очередь — благодаря новым педагогическим технологиям, которым мы посвящаем очередной блок материалов совместного проекта «СДС» и Министерства образования, науки и инновационной политики Новосибирской области «Инновации. Образование. Кадры»

Один из министров финансов России — профессор Петербургского технологического института И. А. Вишнеградский разработал в 1886 году «Проект общего нормального плана промышленного образования в России», обозначив его приоритетом согласованность образовательного процесса с нуждами промышленности. По его мнению, управленческие и промышленные кадры должны быть представлены следующей иерархической схемой:
1. Инженеры, обладающие опытом, научным и техническим образованием, способные совершенствовать производство на основе новейших отечественных и зарубежных научных достижений (в противном случае страна обречена на постепенное падение
собственной промышленности или постоянную зависимость от иностранных специалистов).
2. Коммерчески образованные руководители промышленного дела.
3. Ближайшие помощники инженеров — техники, владеющие необходимыми для ведения производства и проектно-изыскательских работ знаниями.
4. Мастера, отлично знающие техническую сторону дела и способные руководить рабочими.
5. Квалифицированные, ответственные рабочие.
И, надо отдать должное «постоянству» русских, с тех давних пор актуальность постав-ленной задачи ничуть не ослабла. По-прежнему преподаватели вузов сетуют на низкий уровень подготовки выпускников средних школ, работодатели — на оторванную от жизни и профессии вузовскую подготовку молодых специалистов, а рабочая элита формируется прямо у станка единичными экземплярами на вес золота. Правда, на этом фоне пришло понимание главного — процесс обучения следует строить по принципу: от длительного осознания — к навыку. На осознанность выбора и действий нацелены новые педагогические технологии, успешный опыт применения которых на разных базовых уровнях мы намерены продемонстрировать в материалах данной подборки.
Позицию Министерства образования обозначила постоянный эксперт рубрики — заместитель министра науки, инноваций, информатизации и связи Новосибирской области, начальник управления науки и инноваций Марина Ананич: педагогическим новациям — безусловное «да». Однако нагромождать и придумывать нечто новое нужно далеко не всегда: любая задача решается, как правило, с помощью ресурсов самой системы. Универсальной в этом плане является технология решения изобретательских задач (ТРИЗ), которая может вливаться в любую сферу и выстроить правильный ход. Как и в маркетинговом мышлении. Если мы понимаем, что ресурсы — это главное, то мы никогда не ошибемся в применении своих способностей и возможностей. ТРИЗ дает хорошие результаты в подготовке инноваторов. Потому что инноватор, как правило, работает с открытой задачей. Как правило, не очень образован в работе с самим проектом. Ему нужна поддержка в виде технологий, терминологий, направления вектора движения. Этим, собственно, и занимается министерство. То есть создает условия, в которые инноватору следует войти. Но для начала — получить образование для «пошагового» движения.
Начало этой работе было положено прошлогодним Инновационным марафоном, основной задачей которого было обучение и преподавателей, и самих инноваторов по четырем важным направлениям, составляющим обязательный минимум, — работа с интеллектуальной собственностью, маркетинговое мыш-ление, работа вокруг проекта — командообразование и, конечно же, лидерские компетенции.
— Этими знаниями мы постарались охватить как можно больше людей, которые хотя бы какой-то частью своей деятельности причисляют себя к разработчикам, к персонам научно-технической сферы и желающим продвигать свои инновации, — говорит Марина Ивановна. — Потребность в этом минимальном «наборе знаний» оказалась очевидной: практически каждый разработчик, любя проект как свое дитя, не очень понимает и не очень хочет понимать, кому он вообще нужен. И пока он не увидит и не изучит своего предполагаемого потребителя, проект останется проектом в голове без реального исполнения. Это я заметила даже в летней школе в Технопарке, где, казалось бы, все уже приближены к понятиям «опытный образец», «прототипирование». Однако последний набор из 90 толковых, образованных, мотивированных ребят, представляющих свои проекты, при вопросе: а как будет выглядеть ваш продукт? — не смогли дать вразумительного ответа. И это недоумение отражалось отсутствием в бизнес-планах таких «мелочей», как средства на дизайн упаковки, рекламную кампанию, маркетинговые исследования и пр. Хотя общеизвестно, что без всего этого контакт с потребителем может не наступить никогда. Это же и своего рода сигнал для инвестора «неосознания» разработчиком рынка и непонимания того, что на этом рынке он будет делать.
Блок специальных знаний по вопросам интеллектуальной собственности был обусловлен недостаточно полным выражением в нормативно-правовой базе. Хотя определенные подвижки есть. Однако опыт показывает, что Закон № 217 поставил несколько в тупик вузы не только потому, что еще не все ясно с арендой, льготами, преференциями, но и с тем, каким образом создавать фирмы вокруг патента. Для чего необходимы знания по охране, защите и использованию интеллектуальной собственности.
Выработкой навыка командообразования мы занялись, поскольку выяснялось не раз, что наши люди очень плохо сходятся в команды. Они не могут поделить полномочия, ответственность и лидерские компетенции, потому что в основном у них отсутствует дух предпринимательства. Большая часть студентов хочет быть в будущем руководителями крупных корпораций или госвласти и не планирует добывать хлеб своим интеллектом, предпринимательским азартом. И привитие молодым хотя бы зачатков лидерских и предпринимательских компетенций, чтобы они почувствовали в себе силу, просто необходимо.
Конечно, большая часть хотела бы учиться у тех, кто находится в гуще событий. Для чего потребовалось практико-ориентированное преподавание. Это неплохо получается. Мой личный пример: я преподаю в Институте рекламы и связей с общественностью проектирование рекламных компаний. И вот уже третий год в начале семестра набираю инновационные проекты, объединяю вокруг них студентов в группы, и они, устанавливая контакт с инноватором, к концу семестра выдают ему готовую рекламную кампанию под его проект. Итог нынешнего года — 20 вполне приличных, дееспособных рекламных кампаний, ценных для инноватора еще и тем, что у него на это просто нет денег. И достаточно профессиональная работа ему попросту подарена. Правда, таких мест, где бы это продуцировалось все время, не хватает. Поэтому с людьми-инноваторами — Г. А. Са-пожниковым, Б. В. Ивлевым, Г. И. Теребило, создавшим за свою жизнь два факультета и один институт, мы организовали Центр развития творческих способностей, Фабрику творческих идей. И это только начало, поскольку занятия по этой технологии очень понравились учителям сельской местности и ученикам. Они готовы идти дальше. Одними из первых в России мы подали заявку на программу «Менеджер инновационного бизнеса для НГУ». Обобщив этот опыт, федеральная комиссия переделала все это в вариант «Особые программы — Обучение вокруг проекта». Это очень интересный проект: в вуз приходит человек с проектом, которого направило предприятие. У него какие-то знания есть, каких-то нет, и он ни в чем не уверен. На протяжении целого года его «ведут» по этому проекту, добавляя ему знаний. Проект потихоньку продвигается, а в конце вырисовывается и бизнес-план, и прочие результаты. Мы обнаружили, что при обучении, нацеленном на инновационные инициативы, важны не только образовательные часы, но и время, посвященное консалтингу. Поэтому на инновационном марафоне у нас были и маленькие, но обязательно практико-ориентированные программы, были и недельные семинары с возможностью глубоко изучать чью-то проблему, и достаточно подробные с длительными обучающими программами — в месяц-полтора.
Мы много обсуждали: какая она, инновационная педагогика, педагогика нового типа? Кому-то достаточно компьютера и интерактивной доски, кто-то ищет неизмеримо большего. Истинный новизны, не имеющей аналогов, практически нет. Истинных новинок я назвать не могу. Но модернизация процесса может быть в формате общения. Еще лет 10 назад призывы к обсуждению в процессе лекции вызывали некоторое недоумение, теперь интерактивное общение — норма. Более всего следует уделить внимание в контексте этой темы личности педагога и организации процесса. Надо приучать человека мыслить свободно с детства, поскольку пришедший в вуз школьник уже зажат определенными рамками. В педагогическом процессе школы акцент делается на запоминание. И чтобы дети пришли в вуз подготовленными воспринимать новые технологии и масштабно мыслить, важно вооружить триз-технологиями школьных учителей. И не тратить время в вузе на то, чтобы научить их этому. Есть мечта разработать обучающий курс для студентов пединститутов: научить их учить именно так. Подобно варианту молодежной творческой мастерской. Я помню высказывание одного бизнесмена, заявившего: мне все равно, какие дисциплины изучал мой работник, важно другое — его понимание, что делать с проектом от мысли до промышленного образца. Это правильная постановка вопроса, необходимая в инновационной деятельности. Инженер, аспирант, магистрант должны хорошо представлять, в какую систему их деятельность вписывается, какую подсистему имеет, что у них в прошлом, что в будущем, чтобы не изобретать велосипед и не делать того, что никому не нужно. Мы выбрали три вуза, для которых проектная деятельность очень важна: Архитектурно-художественную академию, НГАСУ и СГГА. Поэтому молодежные творческие мастерские нацелены были именно на то, чтобы из проекта как мысли появился пакет документации, годной к употреблению в промышленности. Такие работы были сделаны и даже продолжены: в НГАХе появился центр дизайна, а в НГАСУ — макетная студия. Оказалось, что макет как прототип в архитектуре и строительстве никто не хочет делать, этот рынок свободен. В таких проектах человек начинает понимать, что может многое, — и руками, и головой, плюс финансовое удовлетворение. Наша задача: создать условия, подсказать, как делать. Очень важны междисциплинарные инициативы. В том же научно-образовательном центре НГУ могут одновременно работать химики, физики, биологи: то оборудование, которое у них есть, позволяет войти туда любому. И появляются совместные проекты.
В системе профтехобразования все это только начинается. Действительно, без мастера, способного выполнить инженерную разработку, сложно. Но мы все же склонны думать, что такими мастерами станут сами инженеры, поскольку современные разработки требуют больших знаний и умений. Есть, конечно, и выдающиеся учебные заведения сферы СПО. Например, Ново-
сибирский химико-технологический колледж имени Д. И. Менделеева. Или профессиональное училище № 40.
Хорошо зарекомендовала себя схема учреждения СПО — техникумы и колледжи — внутри вузов, где студенты получают хорошую инновационную подготовку. Отраслевики быстро разобрались в эффективности такой подготовки. НГУ имеет высший колледж информатики, СГУПС — железнодорожный техникум, НГАФТ — речное училище, СибГУТИ — техникум информатики и телекоммуникаций. В СГГА «включен» техникум геодезии и картографии. Боязнь, что вузы их поглотят, не оправдалась — все только осовременилось и улучшилось. А с начальным профессиональным еще нужно работать.
Еще один наш проект «Профессиональная школа» — гранты 11 вузам для углубления в школу. Вузы предложили для этого проекта своих преподавателей информатики, физики, химии, предложили курсы, которые могут показать: вот явление физическое, вот прибор, вот профессия. Вузы провели ряд олимпиад, конкурсов, экскурсий для понимания, что такое вуз. Конечно, экскурсии организовывались прежде всего туда, где больше интересного современного оборудования.
Однако в этих процессах почти не участвуют производственники. Мы сами попытались два года назад сделать шаг им навстречу: создали 6 инновационно-технологических площадок на базе предприятий. Конечно, мы выбрали тех, кто активен и хочет этим заниматься. Но все равно это были долгие переговоры в поисках общего языка. Это НЭВЗ с собственными инновационными площадками, магистерскими программами в НГУ и НГТУ под конкретные проекты. На предприятии своя хорошая команда и желание двигаться. Это ПО «Север», «Сибтехномаш», «Элсиб». На
этих предприятиях есть КБ, позволяющие выде-лить талантливую, адаптированную к производству молодежь. Мы усилили только состав-ляющую, позволяющую предприятиям обозначить проблемы, для которых можно поискать инновационные решения и реализовать их. На это упомянутые площадки и были нацелены. Эта работа продолжается, и связью таким образом производства и образования будет усилена подготовка кадров. Мы вышли на новую организацию образовательного процесса, когда человек уже с третьего курса работает на предприятии, параллельно обучаясь. За три года он отрабатывает свой контракт, и все видят, годится он как специалист или нет, да и сам специалист осознает, подходит ли ему предприятие, остается он здесь или нет. Довольны все. Этот вариант взаимодействия производства и образования я тоже принесла из Института рекламы: даже после окончания вуза наших выпускников брали только на позиции рекламных агентов. Спасти их от этого мог только опыт работы. Тогда и начали разделять учебный процесс на учебные часы и бизнес-часы. С понедельника по чет-верг наши студенты работают по трудовым книжкам в организациях, в пятницу, субботу, воскресенье — учатся. И так уже лет шесть. Эту схему внедрили и в НГТУ специально для НАПО им. Чкалова. Это сложно, но здорово дисциплинирует. И повышает профессиональный уровень — все курсовые, дипломные работы имеют иной вес, как и сам диплом. Так слилось обучение и производство. И этот процесс должен углубляться. Мы можем готовить инноваторов сколько угодно, но если предприятия не будут их «внедрять» на своих производствах, этот процесс рано или поздно оборвется как из-за недостаточности финансирования, так и при отсутствии способности предприятия, промышленности в целом переварить инновации, перевооружиться и дать возможность выхода на рынок продукции. Наша общая задача — договориться, как это сделать вместе. Потому что я прекрасно понимаю, что для предприятий это сложно: лишние действия, дополнительные затраты, переподготовка кадров, но если мы не будем этого делать, то останемся в сегодняшнем дне. Но если предприятие нацелено на будущее, оно начнет, пусть не сразу, делать это.
Сейчас у нас началась оценка потребностей по нанотехнологиям. Мы можем уже делать шаги, стимулирующие предприятия к этому. А директора могли бы подсказать, что нужно сделать, чтобы им было интересно внедрять инновации. Тогда к этому автоматически приложится и подготовка кадров, и инновации будут востребованы в какой-то их части.

Просмотров: 1133