Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Не сразу все устроится

№ 12(63), 25.12.2010 г.

Сегодняшний блок публикаций в рамках совместного с Министерством общественных связей и информации Новосибирской области проекта «Инновации. Образование. Кадры» мы посвящаем обсуждению одной из самых проблемных сторон вопроса подготовки специализированных кадров для инновационной экономики — финансовой. Для этой работы нужны деньги. Где их найти и на что конкретно потратить?

По сообщению пресс-службы губернатора Новосибирской области, доля расходов на систему образования в бюд-жете текущего года составляет 23 процента.
Но ведь понятно, что только государству весь этот груз не поднять — нужны инвесторы. Возможно, ими станут бизнес-ангелы, международные благотворительные фонды или отечественные предприниматели. В каких вариациях, на каких условиях, в виде каких схем должны формироваться финансовые потоки в сфере инновационного образования? Такой разговор мы составили с участниками нашего заочного круглого стола.
Для наших экспертов мы сформулировали два вопроса:
1. Существует мнение, что одним из тормозов инновационного прорыва является образование (школьное, начальное, среднее, высшее профессиональное). Несмотря на то, что в последнее время государством вкладываются в эту сферу немалые средства, за формой не просматривается содержание. Согласны ли Вы с
этим? Почему так происходит и что необходимо сделать?
2. «Инновационный уклон» образования требует инвестиций. Как, на Ваш взгляд, должны формироваться и распределяться эти целевые денежные потоки?
Заместитель директора ГБОУ «Институт развития образования Новоси-бирской области» Юлия Семеновна
Захир:

— Давайте сразу определимся: финансовые средства — это не самый дефицитный ресурс. В образовании представление о том, что финансы являются самым большим дефицитом для развития, начинает понемногу меняться. Это годы, когда благодаря национальному проекту «Образование» в систему было вложено значительное количество финансовых средств. В том числе на «инновационные идеи, технологически проработанные в проектах или программах развития школы». Случился ли сдвиг в результатах образования? Какие получены эффекты? В чем они выражены?
Как мне видится, у нас другие дефициты, не позволяющие получать отдачу от вложения финансовых средств.
Во-первых, недостаточно проработанные механизмы и недостаточная компетентность управленцев к долгосрочному планированию. Вот уже несколько лет в области (по разным причинам) просто отсутствует один из основных документов – областная программа развития образования. То есть фактически отсутствует стратегически заданная цель развития. А ведь понимание, видение этой цели и дает ответ на вопрос: в чем фокус развития, куда и зачем вкладывать деньги?
Второй дефицит, абсолютно связанный с первым, — невыстроенность связей между зарождающейся инновационной экономикой и системой образования.
Первой связкой должен стать заказ системе образования на основе прогнозирования потребностей экономики в кадрах. К сожалению, пока это остается на уровне намерений. Второй связкой, которой не хватает в отношениях между образованием и экономикой, является гражданское, общественное участие в управлении развитием образования. Механизм такого участия в образовательных учреждениях создан — это Управляющие советы. Но работает она пока только в незначительном числе учреждений.
Отсутствие общественной составляющей в управлении сказывается на развитии образования ничуть не меньше, чем отсутствие финансов. 
Третий дефицит, с моей точки зрения, заключается в отсутствии системы поддержки инновационных образовательных проектов. Я имею в виду именно систему. Кое-что, безусловно, есть: отдельные конкурсные процедуры, грантовые поддержки — они скромны и, может быть, не очень значимы в масштабах области. Я же говорю о региональной системе поддержки, которая должна определять, не сколько дать, а кому давать и что поддерживать.
И в заключение мне еще раз хотелось бы вернуться к вопросам управления. У нас есть хорошее оперативное управ-ление, у нас достаточно мощное тактическое управление — управление по задачам. У нас нет, или по крайней мере оно находится в начальном состоянии, управления по стратегическим целям. В отсутствие таких общепринятых, общепроговоренных, осознанных и прописанных целей вряд ли возможен инновационный прорыв.
Мне кажется, что решение о направлении потока финансирования должно приниматься в два такта. Есть бюджетный финансовый поток. И если говорить о развитии и поддержке каких-либо образовательных систем, то существуют долгосрочные экономические прогнозы, очень давно просчитанные. Последний прогноз, с которым я знакомилась, выполнен группой под управлением доктора экономических наук Татьяны Львовны Кличко. В нем экономисты рассчитывают, в какой уровень образования нужно вкладывать
деньги, а какой уровень образования может в ближайшей перспективе выйти из финансового кризиса самостоятельно. Для меня результат этого исследования оказался парадоксален: экономисты говорят точно о том, что делать финансовые вложения в дошкольное и среднее профессиональное образование нет необходимости. Профессионалы указывают на то, что финансировать необходимо общее образование. Но это данные в целом по стране. Мне кажется, настало время сделать профессиональный прогноз конкретно для нашей региональной системы образования. Возможно, у нас какой-то особый путь развития, требующий отличных от большинства мер?
Я бы хотела обратить внимание на другой денежный поток. Тот самый «инновационный уклон» образования может обеспечить только инновационная инфраструктура. А потому вкладывать деньги в образование вообще или в какой-то его вид, наверное, не совсем правильно. Вкладывать деньги, ожидая развития, можно и нужно только в инновационную инфраструктуру. Я бы ее конкретизировала как институты инновационного развития, которые могут иметь разные формы: инновационные площадки, инновационные фонды, венчурные фонды, организации, которые сопровождают процессы инновационного развития образовательных учреждений. Еще один институт, который требует активизации своей деятельности, — это профессиональные сообщества, коих у нас много. Но поскольку они являются общественными организациями, то, как все общественное, еле теплятся.
Эта мысль, и без того очевидная, стала еще более очевидной для практиков образования, когда закончилось финансирование национального приоритетного проекта «Образование» и комплексного проекта «Модернизация образования», в котором принимала участие Новосибирская область.
Процесс развития образования на сегодняшний день продолжился в регионах, где реализация этих финансируемых федеральных проектов сопровождалась формированием устойчивых креативных проектных команд, которые смогли в дальнейшем продолжить развитие образовательных инициатив на местах, поскольку у них остались идеи и мысли на дальнейшее.
В нашем регионе компании, учреждения, которые по своему предназначению, миссии могут осуществить функции венчурных, есть. Это готовая инфраструктура образования: различные институты, методические центры, центры информационных технологий и прочее. Вопрос: а кто должен вкладывать деньги в эту инфраструктуру? Государство? Безусловно, но в меньшей, чем сейчас, степени. Я убеждена, что инвесторов развития системы образования должно выращивать само образование еще со школьной скамьи. Пусть мое мнение прозвучит несколько категорично, но я думаю, что только привлечение частных инвесторов может обеспечить реальный инновационный прорыв в образовании.
Директор компании «СофтЛаб-НСК», председатель совета директоров ассоциации компаний «СибАкадемСофт» Ирина Аманжоловна Травина:
— Я живу в Академгородке, где особенно сложно жаловаться на качество образования. Ведь так или иначе, но в результате работы и школ, и колледжей, и ФМШ при НГУ, и самого НГУ на выходе мы имеем студентов, лучшие из которых легко находят работу за границей.
Это не значит, что качество некуда улучшать. Мое мнение по поводу школьного образования заключается в том, что учителя с их методами и методиками преподавания бесконечно отстали от тех, кого они обучают. Современные дети требуют современных проводников, форм и инструментария знания; для них то, что им дают в школе, бесконечно отстало от жизни, и, следовательно, существует формализм в освоении знаний. А далее «пробуксовывает» вся цепочка непрерывного образования. Здесь не хватает твердой и последовательной государственной политики по изменению данного состояния школы — начинать нужно, действительно, с нее.
Но при этом нельзя назвать главным тормозом образование, просто «недовложение» в образование в долгосрочной перспективе сыграет в отрицательную сторону в развитии страны — это да.
Главным тормозом является само государство, так как оно не может ответить на главный вопрос: а кто заказчик инноваций? На себя эту роль государство брать не хочет, как это делают ведущие страны мира (например Германия). Оно предлагает эту роль крупным корпорациям, бизнес-элитам, а они не могут это взять на себя, так как не видят в инновациях источника прибыли. Поэтому на данный момент они это делают формально, для того чтобы «попилить» бюджеты и отчитаться. Это тупиковый путь.
Образование — это дело государственное, ведь сильное государство будет тогда и только тогда, когда будет способно выращивать и воспитывать потомство, способное развивать это государство и далее. Поэтому денежные потоки должны формироваться за счет госбюджета.
Распределение должно идти и на материально-техническую базу, и на зарплаты педагогам, и на разработку и внедрение современных курсов и методов преподавания. В какой пропорции — мне сложно судить, это дело специалистов. В любом случае нужно идти от кадров. Нельзя просто поднять зарплату и оснастить школу оборудованием. При отсутствии кадров, а также при низкой их квалификации эти инвестиции пропадут даром, так как повышение заработной платы не приведет к повышению качества образования, а оборудование либо устареет, либо сломается, либо растащат.
Поэтому первое, с чего, мне кажется, надо начинать, — это уволить всех учителей, начиная с директоров, и набрать их снова на новые зарплаты, но с подтвержденной квалификацией как по специальности преподавания, так и по педагогике — детей элементарно надо любить и уметь с ними работать.
Д.э.н., профессор, проректор по дополнительному образованию НГУ Вера Дмитриевна Маркова:
— Основа инновационного развития любого общества — это человек. Поэтому роль школы, вуза во многом определяется тем, что они делают для развития человека, личности.
Любопытство и жажда познания как основа многих инновационных идей присущи, видимо, большинству малышей. Но затем это любопытство постепенно «убивается» в школе и вузе, если там нет места альтернативности суждений (я — старший, всегда прав), не приветствуется выражение своего мнения (требуется лишь повторить, зазубрить учебник), не проявляется должного уважения к ученику (студенту).
Соответственно с позиций инновационного развития важны такие факторы, как:
— атмосфера образовательного учреждения, его корпоративная культура, отношения между преподавателями, между преподавателями и учениками,
— роль преподавателя: не транслятора некоторого набора знаний (которые, кстати, довольно быстро могут устареть или стать легко доступ-ными в эпоху Интернет), а УЧИТЕЛЯ.
Поэтому можно вкладывать огромные деньги в образование как сферу деятельности, но если за этим забывается человек, учитель, то эффекта не будет. Как можно достойно учить детей, если зарплата маленькая, она не позволяет достойно одеваться, следить за внешностью, я уже не говорю про то, чтобы посмотреть мир (хотя бы другие города, другие организации) и не пересказывать что-то, а рассказывать про свои впечатления, свое видение и пр. Если учитель практически унижен как человек (ему можно платить мизер, можно избивать прямо в школе), то как он может образовывать своих учеников?
 Сейчас система школьного образования практически себя воспроизводит: школа — пединститут — школа. Пытаясь восполнить пробелы школьного образования, вузы, ученые организуют занятия со школьниками. На занятия по химии, которые проводят энтузиасты Академгородка, приходят не только старшеклассники, но и ребята помладше, им интересно, у них горят глаза. А как занимательно могут рассказать про физику и ее место в нашей жизни преподаватели физфака НГУ! Эти занятия идут со школьниками, но важнее, наверное, так работать с учителями (прозаично — охват будет больше). Повышать их квалификацию, расширять их мировоззрение.
Все сказанное можно перенести и на преподавателей вузов, с той лишь разницей, что у них, наверное, возможностей для профессионального роста больше (если есть желание).
Президент Новосибирской торгово-промышленной палаты, член Общест-венной палаты Новосибирской области, Президент «Института развития города» Борис Викторович Брусиловский:
— Разделить образовательное финансовое бремя государства с кем-то еще — хорошая мысль. Осталось только узнать, с кем.
Теоретически в этой роли может выступить бизнес, практически же этого почти не происходит. Чтобы вкладывать финансы в образование, бизнес должен чувствовать себя очень устойчиво и видеть свое развитие на большую перспективу. Понятно, что такой крупный бизнес-сегмент, как железные дороги, может себе позволить иметь собственную образовательную сеть.
Более мелкому бизнесу проще, отобрав хороших, перспективных выпускников, подучить их на месте.
Возьмем Новосибирск: здесь почти нет крупных предприятий. Никто из них по-настоящему серьезный, долговременный заказ на специалистов сформировать не может, потому что неизвестны собственные перспективы. Другое дело, что любой выпускник вуза и не должен «затачиваться» под конкретное производство: по большому счету, он выпускается для экономики страны, а может, и мира.
Мне кажется, что здесь нет одного волшебного рецепта. Бизнес-ангелы? У них идеи вести инновационный бизнес и то с трудом развиваются.
Образование во всем мире инвестируется государством. Не берем здесь в качест-ве примера американские университеты, где созданы попечительские фонды — там очень крупные, большие деньги. У нас нет таких денег.
Частное лицо может финансировать образование в двух случаях: если ожидается какая-то реальная прибыль через некоторое время или же если ему говорят сделать это в обязательном порядке. Тогда он инвестирует, рассматривая это как побор. Будет ли с этого что-то хорошее, я не знаю, но такие попытки только сужают горизонт, о котором бизнес может думать.
Можно долго рассуждать о распределении ролей в инновационном сценарии, главное — учесть всех потенциальных участников процесса, не ограничиваясь рассмотрением финансовых возможностей лишь государства и бизнеса. Ведь, как известно, функционирование любого цивилизованного государства — это прежде всего взаимодействие трех общественных институтов: института государственности, семьи и системы образования. В каком варианте эти три структуры, объединившись, могут выработать скоординированную программу модернизации системы образования? Так, роль институтов гражданского общества в инновационном развитии системы образования и реализацию национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» обсудили на пленарном заседании Общественной палаты, которое состоялось в правительстве Новосибирской области в начале декабря.
«Внедрение новых образовательных стандартов потребует финансовых и материальных ресурсов, поэтому надо активизировать деятельность попечительских и управляющих советов, родительской общественности по привлечению средств с обеспечением жесткого контроля за их целевым использованием», — считает член Общественной палаты РФ Галина Гриднева.
В то же время, «говоря о финансировании образовательных учреждений в ходе строительства «нашей новой школы», нельзя оставлять без внимания серьезные недовольства родительской общественности глубоким неравенством в материальном обеспечении образовательного процесса, сложившимся в результате различных финансовых возможностей тех или иных регионов», подчеркнула Раиса Салмина, директор Фонда по поддержке гимназии № 1.
Так, нормативы финансовых затрат на содержание одного обучающегося в государственных образовательных учреждениях Москвы от 15 ноября 2010 года следующие: начальная школа — порядка 95 тысяч рублей в год, основная школа — порядка 63 тыс. руб., гимназии и лицеи — порядка 120 тыс. руб., отдельные специализированные школы получают до 200 тысяч рублей на одного ученика в год. «В то же время Новосибирская область может позволить себе губернаторские классы с финансированием на уровне передовой школы Москвы, — отметила Раиса Дмитриевна. — Очевидно, что в такой ситуации, сколько бы внебюджетных средств общественные организации Новосибирска ни привлекали в инфраструктурную модернизацию наших школ, мы все равно будем запаздывать».
Но в процессе разработки многочис-ленных механизмов, форм и схем инновационного функционирования не стоит забывать вовремя задать вполне закономерный вопрос: а готовы ли участвовать в этом процессе, полноценно вкладывать свои силы и не превратить все инновационные движения в ложные те, на кого власти, общественность, бизнес делают основную ставку — на учащуюся молодежь?
Политолог Иосиф Дискин считает: «Пора закончить разговор о неготовности российского населения к модернизации. Есть результаты исследований, которые показывают, что активные группы населения готовы работать в модернизированном секторе. Они готовы переезжать, переквалифицироваться. Проблемы две: российские институты и бесконечное количество обсуждений модернизации. Нельзя никак надежнее погубить этот проект изначально, кроме как его заговорить».
Результаты исследований социального мира молодежи, представленные членом Общественной палаты РФ Надеждой Вавилиной, дают почву для сомнений. Так, в структуре ценностей молодежи в возрасте от 14 до 17 лет «образование» занимает предпоследнее место, хуже подростки относятся только к такой ценности, как «крепкая семья», отведя ей последнее место. У темы, которую мы обсуждаем на страницах нашего журнала в этом номере, есть много граней для фокуса внимания. Подтверждение тому — появившееся на сайте «Большой Новосибирск» Обращение депутатов и общественников к губернатору Новосибирской области, в котором они указывают на иную модель поведения молодежи, сформировавшуюся в зарождающихся условиях инновационности: «В стране и в Новосибирской области в частности возник целый спектр достаточно молодых «PR-специалистов», для которых слова «инновации» и «модернизация» являются не только способом построения государственной карьеры без производственного и административного опыта, но и служат доступом к административному ресурсу и бюджетным средствам».
Инновационная система уже породила свое поколение юных инноваторов, привив им незапланированные общественностью черты? Пожалуй, в этой ситуации возникает аналогия с одной из детских сказок, мораль которой сводится к идее: проверять каждое утро, выросла ли морковка, выдергивая ее из земли, по меньшей мере, нелогично. Может быть, мы действительно порой торопимся сдать отчет об инновационном урожае?

Просмотров: 1169