Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

В инновациях британцы знают толк

№ 1-2(64-65), 25.02.2011 г.

Пока мы рассуждаем о том, как претворить лозунг «инновации — в жизнь», британские студенты осваивают эту премудрость «на ощупь» — на лабораторной базе собственных университетов. В чем воочию убедился генеральный директор ООО «Гипроэнергопром» Олег Шоркин

Лично меня такой поворот в интересах Олега Викторовича не удивил: заядлый путешественник-исследователь морских глубин давно перерос в исследователя специфики бизнеса разных стран. Такая репутация помогла ему вместе с представителями Москвы, Волгограда, Ниж-него Новгорода и Новосибирска же стать участником ознакомительной программы под эгидой и при финансовом содействии правительства Москвы — «Инновации в Великобритании». Бизнесменам предстояло понять, как обстоят «инновационные» дела англичан на уровне малого и среднего бизнеса.
Самым интересным и значительным фактом оказалось то, что в процесс активного продвижения готовых к коммерциализации идей вовлечены все три заинтересованных стороны: государство, бизнес, высшая школа.
Работает эта система предельно просто: на территории опустевших портовых доков разместился специализированный бизнес-центр университета восточного Лондона — Док ноулидж. Здесь же «расселись» небольшие фирмы. Центр не ставит своей задачей взрастить собственные амбиции до уровня Оксфорда или Гарварда. Его «фишка» как раз в исполнении рутинной задачи — патентовании идей, зародившихся в учебных заведениях калибром покрупнее. А также в предоставлении для исследовательской деятельности на определенных условиях лабораторной базы университета всем желающим, включая самих студентов. Правовой статус центра законодательно сориентирован на это еще с 90-х годов. На фоне экономического спада и роста безработицы, но при наличии сильнейшей в мире системы высшего образования государство приняло своевременное решение капитализировать и продвигать разработки. Заниматься этим ему самому не рентабельно, а вот создать для этого благоприятные условия — в самый раз.
По большому счету Док ноулидж — это просто бизнес-центр в составе университета, хорошая возможность получить временный офис тем, кто решил попробовать раскрутить некую бизнес-идею. Государство оплачивает аренду фирм, проектную деятельность которых считает особо пер-спективной, а также осуществляет почасовую оплату консультаций эксперта-специалиста университета для развития технологий. Хорошо и фирме, и эксперту. Государство же получает инновации, работающие на экономику.
И все же, умеющий подсчитать выгоду заранее может спросить, какова она в конкретном выражении? Ожидать столь же однозначного ответа в данном случае не правомерно: государство не должно работать по принципу «вложил рубль, получил два». Оно должно создавать инфраструктуру. Люди, с ней работающие, — получать большие прибыли, а государство — ощутимые налоги. Не станет же оно, в самом деле, содержать целый институт или содействовать огромной фирме, занимающейся разработкой и изготовлением… охладителей для защитных мотоциклетных шлемов. Это делает в небольших объемах (под конкретный заказ)крошечная фирма на территории Док ноулиджа, на его же, точнее университетском, лабораторном оборудовании. В этих самых охладителях и заключается инновационность их деятельности, а главное — с минимальными издержками поддерживается целая отрасль. И подобных примеров из рассказа Олега Викторовича можно привести множество.
Выгода университетов также очевидна: загрузка лабораторных фондов, окупающая дорогостоящее оборудование. В разных университетах разная внутренняя политика: где-то помогают патентовать чужие разработки, где-то продвигают собственные, а также предлагают коммерческим структурам в качестве практикантов с минимальной заработной платой студентов, планирующих специализироваться в этой отрасли. Как правило, это самые успешные студенты, имеющие собственные идеи и наработки, лабораторные исследования по которым, опять же, можно провести прямо в стенах университета. Здесь же могут опробовать свои идеи и занимающиеся наукой. Как следствие — развивается персонал, обслуживающий лаборатории. Таким образом, задачи решаются комплексно. А главная идея проста как дважды два: если в одной комнате посадить трех разных людей, то через какое-то время они начнут находить общий язык и решать задачи сообща. И государству не нужно будет специально вкладывать в это большие деньги. Надо просто создать такие условия, чтобы не оставалось выбора: делать или не делать. Университеты Британии эту политику последовательно осуществляют.

Пребывание там «наших» совпало по времени с самой горячей неделей забастовок студентов против увеличения платы за обучение. На первый взгляд, и вправду возник парадокс: с одной стороны, государство создает все условия для развития, с другой — поднимает цену образования для британцев, уравнивая их в правах с иностранными студентами. Как выяснилось, это было продиктовано тем, что уровень успеваемости национальных студентов куда ниже иностранных, которые оплачивают 100 % стоимости обучения. В результате снижается конкурентоспособность национальных кадров да еще дотированная государством. Тогда как куда полезнее употребить эти дотации на что-то более эффективное — на развитие малого бизнеса, например, или поддержку тех же инновационных проектов. Так что внутренняя логика происходящего продумана. Тем более что на постепенную адаптацию к нововведениям обозначен достаточно продолжительный срок — 2—3 года.
Еще одним интересным демонстрационным объектом англичане считают Центр профессиональной переподготовки. Здесь так же в партнерстве с государством поощряют тягу к самосовершенствованию предпринимателей, предоставляя им для этого на льготных условиях площади и лабораторное оборудование. Фактически — это центр, на базе которого все желающие могут овладеть какими-то рабочими специальностями не только бесплатно, но и с небольшой стипендией. Схема финансирования таких проектов: допустим, 40 % вкладывает некий негосударственный фонд, 50 % — государство, 10 % — сам университет. Много осуществляется гуманитарных проектов — например, система мотивации крупных компаний. В нем участвуют научные светила этой области. Государство думает о мотивации высвобождающихся кадров, озаботившись вопросами: почему предприниматель будет этим заниматься, почему человек пойдет учиться, как будет вести себя потерявший работу, почему студент захочет пойти в предприниматели, а не в госструктуру. Кстати, дирекция центра считает своим достижением, что три четверти будущих выпускников мечтают стать предпринимателями. Наверняка ровно столько же «наших» мечтают об обратном. Возможно, потому, что британские студенты более приближены к действительности благодаря целостности знаний и планов. Это и есть гармоничная подготовка кадров.
Второй подобный центр образовался на базе закрывшегося завода Форда с численностью работающих 40 тыс. человек. Его деятельность скорректирована с политикой развития города: будущие олимпийские объекты Лондона будут строиться на его депрессивной восточной территории во имя ее развития. И некий бывший рабочий бывшего завода становится, например, стропальщиком на строительстве, а в последующем — электротехником службы эксплуатации спорткомплекса. Пример абстрактный, но отражает суть трансформации трудовых ресурсов. Задача государства при этом: отслеживать все происходящее, вовремя создавать базу для подобной трансформации трудового ресурса, его переобучения и таким образом поддерживать баланс «беступиковости»: предприятие закрылось — человек на улице не остался. Даже невзирая на приток трудовых эмигрантов. Деньги, потраченные государством на обучение и переобучение, окупаются впоследствии деятельностью переобученного специалиста. Возможно, напрямую с инновациями это не связано. Однако и само слово «инновации», как утверждает Олег Викторович, не звучало практически нигде, хотя вся работа ведется именно в этом направлении. Главное — есть культура результата.
Так, российским предпринимателям-исследователям презентовали проект под заказ министерства транспорта: создание системы маркеров для передвижения слепых по городу. Хотя она может служить, например, и гостям как прибор-навигатор. Согласно проекту по всему Лондону наносятся некие метки (магнитики) стоимостью 40 центов каждая. Это опорные точки для карты, корректирующие, как маячки, передвижение по городу. Такая электронная/голосовая карта города в кармане наиболее точна, в отличие от спутниковой. И подобные гуманитарные проекты разрабатываются практически в любом университете.
Что же взял на вооружение наш бизнес-новатор Олег Викторович? Все, что состав-ляло философию подхода к проекту «инновации — в жизнь» и, в сущности, лежало на поверхности:
— На площадях принадлежашего нашей девелоперской компании бизнес-центра разместился частный вуз, переживающий сейчас некий экономический спад. Есть такой вуз и по соседству. Приехав из Англии, я собрал их представителей для разговора: два вуза рядом, хотя и конкурирующие, располагают значительными ресурсами — преподаватели, тематические кафедры, научные разработки, тем более в наиболее ценной сейчас гуманитарной сфере — какое с таким багажом возможно сейчас для нас всех положительное развитие ситуации? Попытаться договориться и создать нечто подобное британским центрам. Чтобы на базе нашего конкретного бизнес-центра разместились и начали плодиться компании того же, что и в Великобритании, типа. Получается определенная синергия — одни вытягивают других. Повышенная связанность приводит к большему выигрышу. Из фирм у нас размещаются в основном представители малого и среднего бизнеса. Если они по-деловому свяжутся с наукой, у нас сформируется по-настоящему инновационный климат. И раньше у нас находились организации научно-производственной сферы: проектные институты, научно-исследовательские бюро, специализированные конструкторско-технологические бюро, центры повышения квалификации производственного персонала, небольшие производственные участки, эти традиции могут проявиться вновь — в другом качестве, на базе новых областей и знаний. Инновационности необходима среда для развития. И если таковая будет, бизнесу не составит труда принять участие в коммерческих проектах — приходи и выбирай. Получится вот такой неформально созданный технопарк. Кстати, еще один участник поездки — тоже ново-
сибирский бизнесмен — нашел более простое применение приобретенному опыту: занимается прямым продвижением конкретных инновационных идей. Является своего рода «переводчиком» между разработчиком и производственником. Порой такое профессиональное посредничество между ними просто необходимо. Начиная от формулировки проблемы: у разработчика получилось нечто, но он не знает, кому предложить это нечто и как. Нужен кто-то, кто умеет выявить проблему и сформулировать задачу — в этом и заключается инновационное предпринимательство. Так, по жизненным потребностям формируются и инновационный бизнес, и обслуживающие его инновационные кадры.

Наталья СЕКРЕТ

Просмотров: 1388