Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Профессиональная школа: энергия новых идей

№ 9(72), 05.10.2011 г.

Формирование Человека труда сегодняшнего дня, обновление духа времени и формирование нового класса профессиональной элиты невозможны без реинжиниринга системы профессионального образования на всех уровнях, появления ядра по-новому мыслящих преподавателей и управленцев в профобразовании

Достичь этого невозможно и без готовности к непрерывному и всестороннему взаимодействию основных игроков профессионального поля: чиновников, образовательных учреждений, работодателей, самих учащихся и их родителей.
Высококлассный токарь или сварщик — это конкурентоспособный человек, но таковым он может стать, если конкуренто-
способна образовательная система. Новосибирская область идет сегодня по пути конкретного структурного и методологического реформирования профессиональной школы. О сути новых образовательных идей, взаимодействии традиций и инноваций в становлении новой системы профобразования «СДС» рассказал Андрей Николаевич Головнин, заместитель министра труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области, начальник управления развития трудовых ресурсов и профессионального образования.
— Какой должна быть структура профессиональной школы в конечном итоге? Какие компоненты можно назвать основными с точки зрения ее модернизации?
— Пожалуй, разговор о происходящих изменениях стоит начать с такого компонента, как новая идеология. Изменяется способ производства, я имею в виду переход от централизованной советской системы производства к совершенно иным формам собственности и организации труда. На повестке дня — новые требования к управленцам и исполнителям. Соответственно, все эти перемены предполагают наличие иного образовательного процесса и обучающих технологий, иной идеологии самого выпускника и нового уровня его компетенций.
Второй важный компонент лежит в законотворческом поле. Новый проект закона «Об образовании» четко формулирует отношение к профессиональной школе как к системе, которая должна готовить профессиональные кадры. Это базовый посыл. С чем это связано? Раньше система начального профессионального образования структурировалась на самом учреждении, главной задачей которого являлась реализация образовательной услуги для выпускников школ. В нашей Программе мы исходим из другого видения: образовательное учреждение становится образовательной площадкой для разных возрастных категорий, реализации всевозможных профессиональных программ, востребованных по территориально-отраслевому принципу. И главная задача создаваемых площадок заключается в адекватном ответе на вызовы экономики. Его, в свою очередь, формируют сами работодатели.
Так, в этом году принято постановление, которое определяет новые принципы формирования госзадания на прием обу-чающихся. Государственное задание — согласованный и утвержденный документ подготовки кадров на соответствующий период в образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования. По замыслу, он должен обеспечить максимальное удовлетворение потребности экономики области в квалифицированных кадрах. Задание включает в себя перечень профессий и специальностей, численность набора, сроки подготовки и объем финансирования.
Согласно новому порядку формирование задания Минтруд будет осуществлять с участием органов местного самоуправ-ления и работодателей. Ранее училища и техникумы, как правило, самостоятельно формировали проекты контрольных цифр приема, потом защищали их в соответствующем органе исполнительной власти. Мы фактически переворачиваем систему «с ног на голову» и вовлекаем в процесс формирования кадрового заказа администрации муниципальных районов и городских округов. Мы исходим из того, что они должны знать, сколько и каких специалистов необходимо подготовить для предприятий, работающих на их территории.
Сформированное задание будет рассматриваться на заседании Совета по раз-витию профессионального образования при губернаторе Новосибирской области.
— Процесс изменений запущен, ряд образовательных учреждений уже затронули перемены. Оформилось ли наиболее ясное видение алгоритмов и механизмов построения этих новых образовательных структур?
— В этом процессе принципиально важны, как минимум, две позиции. Во-первых, это логика нормативно-правового поля, в котором мы существуем и за пределы которого не выйдем. Во-вторых, это просто логика здравого смысла, которая может рождаться лишь в партнерстве и взаимодействии всех игроков образовательного поля. Так, бизнес, который будет заказывать кадры, примет участие в софинансировании в размере не менее чем 20 % от бюджетных средств, направляемых на подготовку специалистов. Задача образовательной площадки — адаптация учебной программы к запросам и условиям конкретной территории, с учетом специфики определенных производств. В системе профобразования существует так называемый региональный компонент, в формировании и наполнении которого может и должен принимать участие отраслевой работодатель. Речь идет о корректировке образовательных технологий, учебных планов и прочего для соответствия результатов образовательного процесса конкретному производству. Таким образом, с одной стороны, мы выявляем потребности, сформулированные работодателями, с другой стороны, — мы строим соответствующую программу подготовки рабочих кадров.
Это то, что называется партнерскими отношениями в сфере производства и подготовки кадров в соответствии с логикой здравого смысла. Основным механизмом согласования интересов надлежит стать отраслевым советам. Их работа будет носить координирующий характер. Членами советов будет оцениваться и работа самого образовательного учреждения, и качество подготовки выпускников на итоговых экзаменах.
— Какие доставшиеся нам в наследство элементы старой профессиональной школы наиболее сопротивляются этим изменениям?
— Труднее всего изменить психологию людей, работающих в этой системе. И связано это, я думаю, отнюдь не с их консервативностью, а с тем, что системой довольно долго не занимались. Более того, в 90-х годах система начального и среднего профессионального образования была фактически брошена. Если вузы получали какую-то федеральную поддержку и имели возможность зарабатывать за счет внебюджетных доходов, то начальное и профессиональное образование просто «просело». Кроме того, демографическая ситуация в советские годы была иной — количество детей было гораздо больше. Поэтому если проблемы с набором и были, то не столь значительного масштаба. Сейчас, когда потоки поступающих снизились, нехватка учащихся порождает страх преподавателя оказаться без работы. Это во-первых. Во-вторых, развернутая модернизация профессиональной школы правильно понята пока не всеми: она в лучшем случае может вызывать равнодушие, в худшем — опасение из категории «что будет со мной, когда кто-то начнет сверху действовать».
Хотя Программа развития профессионального образования Новосибирской области на 2011—2015 годы опубликована на сайте министерства и передана всем образовательным учреждениям, — в ходе рабочих визитов я понимаю, что не все преподаватели и мастера ее знают. В Программе по каждому образовательному учреждению изложена конкретная перспектива того, что с ним будет через два — три года. Неточное знание информации и порождает внутреннее сопротивление и страхи. На самом деле мы считаем, что квалифицированные, подготовленные кадры системы профессионального образования нужно сохранять, потому что это очень важный ресурс. Безусловно, значимую роль играют такие ресурсы как среда, здание, учебно-материальный комплекс, но без кадрового потенциала система не сможет работать. Поэтому мы прилагаем все усилия для того, чтобы высококвалифицированный состав педагогических коллективов образовательных учреждений был сохранен.
По сути дела такая настороженность и является некоторым риском на пути образовательного реформирования. Вторая проблема, связанная со специалистами в системе профобразования, заключается в том, что новые образовательные стандарты ориентированы, в первую очередь, на формирование профессиональных компетенций. А это, соответственно, требует иной организации образовательного процесса и, как следствие, перестройки себя как преподавателя, как мастера. Это тоже непросто.
В реализации любого проекта нужны всегда три компонента: понимание, разделение обязанностей, ответственность. Если нет понимания, — разделения не будет. Если же кто-то не готов взять на себя ответственность, успешности тоже не будет.
— Что хорошее, сформированное в профобразовании в советские времена, должно остаться? Есть ли в прежней системе моменты, достойные сохранения и продолжения в нынешнее время?
— Безо всякого сомнения, есть. Неизменным преимуществом системы начального профессионального образования была тесная связь с реальным производством. Это и организация учебно-производственной практики, и производственное обучение непосредственно на предприятиях. Раньше это называлось системой шефских, базовых предприятий. Фактически мы сейчас к этому возвращаемся, создавая отраслевые пулы. Подписываем договоры о взаимодействии в создании ресурсных центров, в которых четко прописаны условия сотрудничества. Без всякого сомнения, мы эту линию будем продолжать. Кроме того, считаем, что именно в этой области сотрудничества сосредоточено основное направление развития «профтеха» и укрепления реального производства.
— Каков сегодня портрет тех, кто станет непосредственным участником модернизированной системы профобразования — будущих рабочих?
— Я, может быть, покажусь консервативным, но не считаю, что нынешняя молодежь, идущая в училища и техникумы, принципиально отличается от тех, кто учился в них 20—30 лет назад, поскольку к нам идет определенная категория. Есть и случайные люди, впрочем, как и везде. Но в основном к нам идут учащиеся, мотивированные на конкретный труд, нацеленные своим собственным трудом участвовать в производстве. Бывают ситуации, когда во время визита на то или иное предприятие среди операторов обрабатывающих центров обнаруживаю выпускников высших учебных заведений и «наших» выпускников, работающих абсолютно на равных. Это свидетельствует о том, что один достаточно точно попал с выбором специальности «оператор станков ЧПУ», второй пять лет занимался чем-то иным, теперь же пришел в рабочую профессию своим, весьма долгим путем. Почему такое происходит? Дело в том, что наши дети идут именно за профессией и за профессиональной стабильностью в будущем, а абитуриенты других уровней обучения, случается, идут и просто за дипломом.
— «Для популяризации рабочих профессий все средства хороши. Но — умные средства», — высказался президент Д. Медведев. Какие, на Ваш взгляд, средства в этом направлении необходимы Новосибирской области в первую очередь?
— Довольно простые по своей сути, но весьма сложные по организации. Главным достижением в профориентационной работе будет видение гражданами новой образовательной среды, которая возникает в училищах и техникумах. Разрушение «стереотипов профтеха» будет нашей побе-дой. Наша цель — показать ученику как можно более реалистично среду, в которой он сможет получить профессию: безопасную, комфортную, соответствующую современному производству. На самом же деле первоначальная задача профориентатора, школьного психолога — выявление предпочтений будущего специалиста: либо бабочек ловить, либо у станка стоять, либо с трибуны «вести за собой массы».
Что еще важно? Формирование определенной корпоративной культуры. Пройдя через обучение, нужно не только освоить профессию, но еще и получить принадлежность к некой кастовой группе профессионалов. Очень многое в этом плане значит корпоративная культура и корпоративная принадлежность: когда выпускник знает, что он не только получил престижную рабочую профессию, но он один из касты рабочих — он получил свою «особенность» в жизни.

Елена ТАНАЖКО

Просмотров: 1281