Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Стекольных дел мастера

№ 3(78), 30.03.2012 г.

Стеклодув — одна из тех специальностей, которая не только не утратила своей актуальности, но, приобретя новые качества и свойства, остается по-прежнему востребованной

Толковый словарь Ушакова трактует специальность «стеклодув» как исключительно мужскую: «рабочий стекольной промышленности, изготавливающий изделия из стекла путем выдувания». Профессия эта редкая, но там, где постоянно проводятся лабораторные исследования, наличие в штатном расписании должности стеклодува — производственная необходимость. Стеклодувная мастерская Института катализа им. Г. К. Борескова СО РАН обеспечивает своими изделиями все институтские лаборатории. Простейшие пробирки, воронки, всевозможные колбы, сложные шариковые и змеевиковые холодильники, разнообразные реакторы — вся эта химическая «посуда», необходимая для лабораторных анализов, изготавливается умелыми руками стеклодувов.
У стекла были все основания для того, чтобы стать одним из главных материалов в науке. Оно позволяет выполнять любые изделия из доступного и чистого сырья, которое при научных исследованиях не вносит загрязнений. Долгие годы стекло выручало всех ученых. Особенно важно это было для науки о катализе. Ведь для того, чтобы изучать это явление, нужны особые установки, к тому же для каждого процесса — свои. Серийно выпускать их невозможно, поскольку для каждой учитываются свои особенности. Вот почему успех научных исследований в области катализа в большей степени определялся искусством стеклодувов. 
Вопрос о создании лабораторий и обеспечении их стеклянными изделиями для научных целей встал задолго до строительства Института катализа. Тогда, в начале 60-х, стеклодувные мастерские были во многих институтах страны, но интерес к ним зависел от потребности в их деятельности. Одна из лучших мастерских в стране находилась в Московском физико-химическом институте. Местные стеклодувы творили в ней настоящие чудеса. Каждый был художником и ювелиром своего дела. В Новосибирске также стали думать о том, чтобы создать нечто подобное. В момент, когда строился первый корпус института, приняли нескольких учеников, а двоих стеклодувов переманили из знаменитой мастерской московского института. Они-то и стали основой будущей мастерской.
Роман Алексеевич Буянов стоял у истоков создания не только стеклодувной мастерской, но и Института катализа в целом. После окончания, в 1950 году, Московского химико-технологического института он работал на освоении и пуске новых промышленных предприятий СССР, в Объединенном институте ядерных исследований. А в 1961 г. был приглашен
Г. К. Боресковым в Институт катализа на должность его заместителя. С августа 1961 г. Р. А. Буянов совмещал три должности: заместителя директора по науке, главного инженера и заведующего лабораторией. Физикохимик, специалист в области неорганической химии и технологии, технической химии и катализа, член-корреспондент АН СССР, Роман Алексеевич Буянов, отметивший в этом году 85-летний юбилей, до сей поры сохранил живой интерес к активной жизни и не перестает работать в ставшем для него родным институте.
«Учеников отбирали строго, учитывая способности и врожденный талант, — вспоминает Роман Алексеевич. — Запроектировали стеклодувный участок. Но никто и не подозревал, что мы достигнем высоких результатов в этом искусстве. Нужно сказать, что понятия о технике безопасности и условиях труда в те времена были иными, а потому и предусмотренные условия для работы были не такими, как нам бы того хотелось. И тогда я решил поговорить с Михаилом Алексеевичем Лавренть-евым, который любил новые полезные идеи, особенно если в них участвовала молодежь и появлялись ученики, из которых впоследствии вырастали перспективные работники. Я рассказал ему о значении стеклодувов в наше время, а также о том, что мы будем готовить молодых стек-лодувов из учеников и обеспечивать продукцией мастерской другие институты, которые строились в Сибирском отделении. Он зарядился этой идеей и согласился с тем, чтобы мы строили стеклодувную мастерскую по своему представлению.
Нужно сказать, что в молодости, еще в период написания кандидатской диссертации, я работал в Дубне в Институте ядерных исследований. И когда мне для научной работы понадобилась установка, то пришлось ее делать самому. Не удивляйтесь, ведь стеклодувная мастерская была там настолько слабой, что один-единственный специалист, в ней работающий, так и не смог мне ничем помочь. Разве что предложил понаблюдать за его работой и попробовать сделать установку самому — вдруг получится? И я действительно, научившись у него технике, мог делать очень интересные изделия. Вот откуда я узнал все тонкости этого искусства.
Для реализации плана создания мастерской в сибирском институте мы предусмотрели все необходимые детали организации работ и сделали пристройку, которой постарались придать весьма привлекательный вид — просторная территория с фонтаном посреди помещения, в котором плескалась водичка, отличная вентиляция. В день открытия был устроен банкет, на который пришли нарядные стек-лодувы со своими супругами, и все ахали и восхищались нашей мастерской. Мы действительно построили лучшую в Сибири стеклодувную мастерскую. Поэтому на празднике царила атмосфера удовлетворения от проделанной работы и гордость за талантливых мастеров своего дела, которым предстояло в ней творить. Впоследствии они обеспечили строительство массы установок в нашем институте, что принесло нам успех в развитии науки. Без этих установок мы не смогли бы работать. Ведь если во всех других научных сферах существуют стандартные приборы, к которым имеются даже запасные детали, то катализ — это единственная область знаний, для которой ничего, за исключением стандартных приборов, не продается. А сами необходимые для изучения установки строятся из стекла.
Подвешенные на большом стенде стек-лянные изделия напоминают очень сложную фабрику. Но все, что когда-то было прогрессивным, со временем устаревает, а любое открытие — мгновение между невозможным и тривиальным. Прогресс не обошел и нашу область. С появлением электронно-вычис-лительных машин возникла идея сочленять эту установку с компьютерами, чтобы производить автоматические расчеты. Но для этого понадобились автоматические узлы, дозировки и регулировки. Были созданы первые образцы систематизированных установок из металла с коммунифицированными капиллярами, которые заметно увеличивали производительность труда. Так, постепенно, стекло стало уступать свое место металлу. И это в какой-то степени печально, потому что наши стек-лодувы как настоящие художники могли делать все, вплоть до «нелегальных» графинов с плавающими внутри них лебедями. Но это — искусство, а нужно было делать дело.
Наши молодые таланты, которыми восхищались не одно десятилетие, постепенно старели, уходили на пенсию, а работа по металлу получала свое развитие. Сегодня мы имеем уже пятое поколение установок из металла. Прогресс совершенствовал научные установки, и сегодня даже есть такие, которыми можно руководить, не выходя из дома. Но специфика работ, осуществляемых институтом катализа, еще осталась. Каждый процесс по-прежнему требует индивидуальной установки. Промышленность не берется изготавливать установки поштучно — это очень дорого. Вот мы и делаем их сами.
Увы, сегодня мастерская увядает. Даже внешне. Уже нет того фонтанчика, что так украшал ее прежде. На его месте появилась другая лаборатория, ведь просторная территория мастерской со временем была поделена на несколько помещений. Да, востребованность существует и сегодня, ведь не все вещи можно сделать из металла, но она несравнима с той, масштабной, что была прежде. Если раньше требовалось 15—20 стеклодувов, то сегодня около 10-ти. И в этом нет ничего удивительного — история со стеклодувами отражает общую закономерность прогресса в любом деле».
Несмотря ни на что, мастерская продолжает жить своей жизнью и обеспечивать ученых «стеклом», хотя и в другом масштабе. Но в любом случае стекло не будет вытес-нено металлом. В некоторых случаях просто невозможно обойтись. Кроме того, некоторые изделия из металла и вовсе не сделаешь так, как это сделает из стекла художник.
Изготовление лабораторных установок — дело тонкое. В мастерской мне показывают большую колбу, внутри которой — змеевик, оборачивающийся вокруг двойной трубки. И как все это попало внутрь сосуда — непонятно. Еще более удивительно выглядят стек-лянные розы. Все как у настоящей — тонкий длинный стебель, нежные лепестки и листочки с прожилками. Что это: творчество, ремесло или дело техники?
Как говорят сами стеклодувы, стек-ло — субстанция живая. И только мастерство может сделать его послушным. Мастер создает изделия из разогретой стеклянной массы путем выдувания. После того как изделие сформировано, необходимо провести отжиг. Так называют нагревание до 530—580°С с последующим медленным охлаждением. При быстром и неравномерном охлаждении после формования в стекле возникают остаточные напряжения, которые со временем приведут к тому, что изделие разрушится само собой, без видимых причин. Отжиг позволяет уменьшить эти остаточные напряжения и сделать стекло долговечным.
Работа стеклодува относится к разряду вредных: в мастерской обычно жарко, а зачастую — сильный шум вытяжки. Стекло становится податливым, когда накалено до 1300oС. Кварцевое стекло требует еще большего нагрева — 2000oС. Сильно нагревает воздух и газовая горелка. К тому же мастеру целый день приходится смот-реть на ее пламя. А сам процесс выдувания связан с напряжением легких.
«Стеклодувное искусство является одним из немногих, которое сохранилось до наших дней в практически неизменном виде, — рассказывает Виктор Федорович Чистяков, начальник стеклодувной мастерской. — Особенность этого вида искусства в том, что, как и несколько веков назад, изделия изготовляются мастерами практически вручную. Настоящие специалисты выдувают изделия как бы из собственных легких. Силой своего дыхания и перемещением трубки стеклодув придает изделию форму. Поэтому эта профессия немыслима без способности к кропотливому труду. Необходимы глазомер, хорошая координация движений, художест-венный вкус, креативность и так называемое чувство расплавленного стекла: оно тает, плавится, течет, и важно суметь, пока оно в текучем состоянии, выдуть его и придать нужную форму. А это все построено на ощущениях. Немаловажным качеством является и физическая выносливость. Стеклодув должен знать свойства стекломассы, понимать технологию производства стекла. Но многие навыки приходят только с опытом. Например, умение по виду пламени горелки определять, достаточна ли температура для расплавления стекла».
Наверное, профессия стеклодува и в самом деле уникальна. На моих глазах он зажигает горелку, берет тоненькую трубку из стекла, которой предстоит превратиться в будущее изделие, подносит ее к струе пламени. И начинает выдувать — вот просто утолщение, а вот — переливающийся шар, от которого под огненной струей летит в пламени раскаленный шлейф. Точные размеренные движения мастера. Шипящий шум газа. Наш фотограф Роман прицеливается фотокамерой. В видоискателе — звезда с ослепительными лучами. Красиво.
«Стеклодуву в работе нужна ловкость рук и постоянный обогрев стекла, — не отрываясь от процесса, рассказывает мастер Николай Мироненко. — Ведь стек-ло имеет свойство натяжения, поэтому постоянно необходимо поддерживать его в горячем состоянии, иначе натяжение его порвет. После равномерного разогрева стекло становится мягким и его можно гнуть в любую сторону. Вот сейчас мы получили ампулу с перегородкой и двойным выходом, которые заказывают чаще всего».
Самые главные качества для стеклодува, по словам Николая, — это «твердые» руки, способные удержать расплавленное стекло. «Руки устают, ведь нужно постоянно вращать изделие,
— рассказывает он. — Иногда чувствуешь, что они уже немеют, а бросить стеклодувную трубку нельзя, иначе стекло лопнет. Но для меня нет большей радости, когда работа спорится, когда получается то, что задумал. Первое время обжигались, резались, ведь мастерство приходит не сразу. Сколько у нас было учеников, но они так и не научились работе со стеклом. Руки должны ловить мгновение, а это не всем дано. Вот, к примеру, работал у нас потомственный стеклодув Владимир Иванович Куликов. У него и дед, и отец были стеклодувами. Так вот он делал такие сложные и красивые изделия, которые больше никто не в состоянии повторить. У него был поистине врожденный талант, и не зря он считался ведущим стеклодувом от Урала до Сибири. Он мог спаять и сплавить любой металл, а работу выполнял быстро и аккуратно.
При знакомстве со мной все первое время недоумевали: что за профессия такая? Я рассказывал о своей работе, кое-что показывал, делился задумками. И нужно было видеть, как они проникались интересом к этому удивительному ремеслу, а узнав о подробностях моей работы, начинали искренне восхищаться. Профессия стек-лодува считается рабочей, однако без творческой жилки, чувства прекрасного и креативного подхода к работе не обойтись. И я горжусь своей редкой профессией».

В институте справедливо считают, что становление науки катализа во многом произошло благодаря профессии стеклодува. Сегодня они выполняют ту же работу. Лаборатория жива и продолжает работать. Возможно, мастерская и отработала свое максимальное назначение, и ее продукция в том количестве, которая была востребована еще вчера, сегодня уже не нужна. Появились новые современные технологии, автоматизированные линии, новые металлы, в том числе и цветные, нержавеющие стали, дюраль, алюминий, которые постепенно вытеснили стекло. Но симбиоз стек-ла и металла, несмотря ни на что, продолжается.
«Металл чаще всего используется в целях безопасности и надежности процесса, — рассказывает Юрий Ермак, главный инженер Института катализа. — Нынешние установки работают в условиях высоких температур и высокого давления, которые стекло, материал хрупкий и нежный, не всегда может выдержать. К научно-исследовательским результатам наши ученые идут долгие месяцы, и все они хотят, чтобы их установки работали надежно. Поэтому в приоритете — металл, хотя стекло по-прежнему применяется, и заказы от наших лабораторий не перестают поступать.
Возможно, совсем скоро жизнь мастерской обретет новые краски. Если прежде нам было запрещено заниматься коммерческой деятельностью, то с изменениями в уставе института, на что мы весьма рассчитываем уже этой весной, мы получим право работать на договорной основе с институтами Новосибирского научного центра, включая технопарк и университет. Мы готовы рассматривать любые предложения, касающиеся производства изделий из стек-ла, для чего повышаем профессиональное мастерство работающих у нас стеклодувов и готовы к привлечению дополнительных молодых кадров. Ведь сохранить традиции стеклодувной мастерской — наш долг. Мы не должны забывать о том, что те, кто создавал ее в свое время, делали это для нас, для будущих поколений. Кроме того, это направление весьма интересное и аналогов ему нет. Стекло — уникальный материал, и при должном умении и обращении из него можно делать немало полезных вещей».
Стеклодув, обрабатывая разогретую массу стекла, доводит его до такой консистенции, при которой возможно его сглаживание и выравнивание. Хочется надеяться, что дальнейшее развитие стеклодувной мастерской Института катализа будет направлено по гладкой и ровной дороге, равно как и стекло, выходящее из-под рук работающих здесь умельцев, создающих сложнейшие стеклянные приборы для научно-исследовательских лабораторий, безгранично влюбленных в свое дело и не желающих променять свою редкую огнедышащую профессию ни на какую другую.

Светлана ГАЛЫНИНА

Просмотров: 3591