Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Селом крепка Россия

№ 4(91), 16.05.2013 г.

Незадолго до II Съезда работников АПК Сибири наш корреспондент встретился с полномочным представителем президента РФ в Сибирском федеральном округе Виктором Толоконским и попросил его ответить на ряд вопросов, волнующих сегодня аграриев в условиях работы в ВТО
— Виктор Александрович, сохранение сельского хозяйства — это сохранение страны. Если «исчезает» промышленное предприятие, на его месте появляется новое. В селе это носит иной характер: нет хозяйства — нет и села. Не потому ли Вы и будучи губернатором, и на посту полпреда уделяете самое пристальное внимание вопросам развития АПК?
— Для любой страны сельская экономика, производство основных продуктов питания — всегда приоритетная задача. И, безусловно, Россия здесь не исключение. Для нее это задача особой важности. Рассуждения о том, что сельское хозяйство деградирует, вымирает, несколько преувеличены. На самом деле производство основных продуктов питания в стране не сокращается, а прирастает. В последние годы качественно выросла эффективность сельскохозяйственного производства, производительность труда в сельской экономике. Увеличилось производство зерна, животноводческой продукции. Впервые за почти столетнюю историю Россия стала экспортером зерна, причем — крупнейшим в мире. Экспорт зерна в последние годы был порядка 20 миллионов тонн. Немногие страны имеют подобный потенциал. Мы уверенно обес-печиваем продовольственную безопасность России. Да, у нас есть определенная доля импорта — некоторый ассортимент молочных продуктов, мясопродуктов. Но это скорее эффект рыночной конкуренции — расширение, обновление ассортимента. А в целом мы способны обеспечить себя и продукцией животноводства, и картофелем, и овощами — крупные современные тепличные хозяйства производят их круглый год.
— В условиях работы в ВТО какие задачи, стоящие перед агропромышленным комплексом Сибири, выходят на первый план?
— Вступление в ВТО предъявляет очень серьезные требования к эффективности сельскохозяйственного производства. Сегодня это одна из важнейших задач. Рынки будут более открыты. И России, в том числе и Сибири, предстоит большая работа по повышению производительности труда, эффективности производства в аграрном секторе, снижению затрат. Нам необходимо добиться роста качества сельскохозяйственной продукции, чтобы уверенно конкурировать с мировыми производителями.
Другая актуальная задача — сохранение сельского образа жизни. Сегодня ощущение тревоги за село, на мой взгляд, идет именно от этого. У нас уже накоплен серьезный опыт государственной поддержки сельской экономики, субсидирования сельхозпроизводства, действуют эффективные системы кредитования сельхозпроизводителей, программы лизинга сельхозтехники. За последнее десятилетие значительно обновлены технологическая база села, основные фонды. И тем не менее это не дало перелома в социальной привлекательности села. Несмотря на то, что там новая техника, современные технологии, сельская молодежь по-прежнему уезжает в город — сначала на учебу, на службу в армию, а потом и оседает там. Село постарело, потеряло население. Обострились проблемы занятости, современная техника уже не требует такого количества работников, как это было в недавнем прошлом. И, следовательно, государство должно сегодня найти новые решения, реализовать новые подходы, чтобы повысить социальную привлекательность жизни и работы в селе.
— В 2013 году и на уровне Федерации, и на уровне регионов предстоит разработать программы комплексного устойчивого развития села, направленные на решение этих задач. В ходе подготовки ко II Съезду работников АПК в Новосибирске прошел круглый стол, проведенный Ассоциацией руководителей сельскохозяйственных предприятий и ИД «Сибирское слово», где широко обсуждались эти проблемы.
— Уверен, что на Съезде будет много дискуссий, предложений по обновлению государственной политики поддержки села, по развитию его инфраструктуры. Необходимо достаточно точно сформулировать требования к сельскому поселению, его социальной инфраструктуре. Безусловно, очень важно, чтобы все поселения были связаны с центрами регионов круглогодичными дорогами, чтобы в селах были хорошие школы, дающие качественное образование детям. Вероятно, начнется процесс укрупнения сельских поселений, потому что образование, воспитание предполагает наличие особой среды, развитой инфраструктуры — специализированных кабинетов, компьютерных классов, спортивных залов. В маленьком населенном пункте, где 10—15 детей, сделать это сложно. Поэтому будет идти естественный процесс укрупнения сельских поселений, в которых будут типовые школы, профессионально подготовленные педагоги. Конечно же, в селах должна быть вся необходимая коммунальная инфраструктура. Укрепить сельский образ жизни невозможно без строительства нового жилья, современных домов с полным набором коммунальных услуг — с горячей водой, отоплением, газом и т. д.
Предстоит формировать и занятость в сельском хозяйстве, о чем мы будем говорить на Съезде. По большому счету, наши фермерские хозяйства еще не стали разновидностью сельской экономики. Большинство из них работает в сфере растениеводства, имеет небольшие земельные площади. А на самом деле в селе можно создавать систему фермерских хозяйств, занимающихся и животноводством, и другими видами сельскохозяйственной деятельности. Это предполагает специализированную государственную поддержку, чтобы придать первоначальный импульс этому процессу. Сегодня в селе преобладают социальные программы поддержки людей, чтобы они не теряли доходы, имели возможность рожать и воспитывать детей. Но мы мало помогаем им как экономическим субъектам. Нужно поддерживать не потребление, а условия для создания новых производств. Это, безусловно, требует и эффективной системы закупок производимой сельхозпродукции. Мы до сих пор, с советских времен, называем личные хозяйства «подсобными». Это название появилось во время низкой эффективности, дефицитной экономики, когда личное хозяйство — огород, корова, птица, поросята — нужно было для того, чтобы прокормить семью. Сегодня даже небольшое личное фермерское хозяйство сельского жителя должно быть товарным, высокоэффективным и приносить хорошие денежные доходы. Для этого нужно иметь хорошо отлаженную систему закупок. Производитель сельхозпродукции должен думать не о продаже своей продукции, а заранее получить заказ и знать, что каждый день, каждую неделю ее будут забирать, если она соответствует определенным стандартам качества. Нужно акцентировать усилия на эффективности производства.
— Для того чтобы быть конкурентоспособными на рынке в условиях ВТО, сельхозпроизводители должны решить проблемы качества, расширения ассортимента продукции, ее сертификации. И на все это нужны немалые средства. Поэтому на Съезде аграрии, видимо, будут говорить о том, что они хотят работать в равных условиях с европейскими товаропроизводителями — получать такую же государственную поддержку, как в странах ЕС. Возможно ли это?
— Понятно, что сельская экономика и в целом по стране, и особенно в Сибири, где условия более сложные, нуждается в государственной поддержке. И мы в последнее десятилетие нашли немало эффективных форм. Но жизнь идет вперед, меняются условия, и механизмы господдержки тоже должны обновляться. Но подчеркну: если бы такой съезд проходил лет 10—15 назад и на нем крестьянину сказали, что он сможет получить в кредит, с рассрочкой на пять — семь лет, сельхозтехнику, он был бы доволен, больше ему ничего и не требовалось. И это было сделано. Но совершенно очевидно, что этого оказалось недостаточно. И в настоящее время сельхозтоваропроизводителей это не устраивает, они говорят о важности решения социальных проблем на селе, о том, что нет специалистов, которые могли бы работать на новой технике. Сегодня селу требуется иная база в животноводстве — другие молочные и откормочные комплексы, другая техника, технологии. Это тоже предполагает специальную господдержку.

Конечно же, многие делегаты Съезда будут говорить о необходимости увеличить погектарную государственную поддержку. Такая господдержка с этого года осуществляется и на федеральном, и на региональном уровнях, но размер ее хотелось бы иметь больший. Хотя я сторонник господдержки, связанной с технологическим и качественным обновлением производства, чтобы средства ее не «проедались», а были связаны с новыми технологиями и техникой, новыми организационными возможностями сельхозпроизводства.
На самом деле, когда пытаются сравнивать объемы господдержки в разных странах, то чаще всего эти сравнения не вполне корректны. Во-первых, наши сельхозпроизводители не все формы и объемы господдержки учитывают. В России мы используем для этого очень разно-
образные инструменты. В странах ЕС сразу было принято все формы господдержки считать вместе и условно делить их на гектар. Но это не значит, что арендатор или фермер получал эти деньги. Просто аналитики суммировали все средства гос-поддержки и делили на используемые сельхозугодья. На самом деле, большую сумму господдержки получают потребители. Населению с невысокими доходами выдают специальные сертификаты от государства, позволяющие им бесплатно приобретать некоторые продукты питания местного производства.
— А у нас нельзя это сделать — продавать тот же «социальный хлеб» и давать сельхозпроизводителю дополнительный рынок сбыта?
— Можно, конечно. Но наш сельхозпроизводитель это за помощь не посчитает. А там это принято считать. Тебе создали рынок, создали дополнительный спрос. А у нас господдержкой селяне хотят считать только то, какие деньги пришли к ним на счет в бухгалтерию. У нас государством стимулируется производство сельскохозяйственной техники, субсидируется приобретение элитных семян, возмещение процентной ставки по долгосрочным кредитам, развитие племенного животноводства и т. д. Отличительная черта Запада — оказание господдержки и для того, чтобы сдержать производство. Не нарастить, а, наоборот, сдержать. Там природно-климатические условия благоприятные, и можно легко выйти на перепроизводство продукции. Поэтому государство говорит аграриям: я вам заплачу, но вы не должны производить больше требуемого объема продукции, иначе ломаются рынки.
Мы же используем самые разные формы поддержки. Но наш селянин точно не посчитает за господдержку те деньги, что государство тратит на закупку зерна в интервенционный фонд. Закупаются миллионы тонн. Это огромные деньги. Селянин не посчитает господдержкой и то, что субсидируются процентные ставки по кредитам, и другие ее формы. При этом я утверждаю, что, конечно же, размер нашей помощи меньше, чем в Евросоюзе. Не на столько, как говорят некоторые аналитики, но меньше. И, следовательно, нам нужно находить возможности увеличивать государственную поддержку. Но повторяю, требования ВТО предполагают не столько прямые дотации, сколько косвенное стимулирование и регулирование сельской экономики. И это правильно. Мы ищем новые подходы. Много лет государство, федеральный бюджет выделяли ресурсы на снижение цены на горючее. В период сезонных работ оно стоило для сельхозпроизводителей гораздо ниже, чем на рынке. В этом году мы заменяем эту помощь прямым выделением средств на гектар, и сельхозпроизводители будут получать большие деньги.

Александра ПОПОВА

Просмотров: 1397