Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Далекая и близкая страна

№ 5(92), 05.06.2013 г.

К красотам природы Новой Зеландии нас приблизил кинобестселлер «Властелин колец». Не такой далекой оказалась она и для делового сотрудничества с Сибирским регионом
Во всяком случае, урожденной новосибирке, а ныне — вице-президенту Российско-Новозеландского делового совета (РНЗДС) Ирине Ионовой удалось заключить договоры об этом с Новосибирской городской торгово-промышленной палатой, Новосибирской торгово-промышленной палатой и местным правительством. Мы не упустили случая расспросить землячку об особенностях этой страны, подробностях из истории, культуры и быта новозеландцев.
Исторический ракурс
Самым кратким описанием Новой Зеландии, по мнению Ирины, могло бы стать утверждение: уникальна во всем. Это определено влиянием культуры Британии, колонией которой Новая Зеландия являлась в прошлом. Свое гражданство Новая Зеландия ввела лишь в 1947 году. При этом ее жители могли сохранить гражданство Британии. И не удивительно, что информационно они до сих пор привязаны к бывшей метрополии: государственные каналы покупают в основном продукты британского агентства «Рейтер» и «Би-би-си». Поэтому, подобно англичанам, новозеландцы интересуются Россией и многое знают о ее настоящем и прошлом. Но получают все это в «пережеванном» виде. Так что ретрансляция канала Russia Today здесь, наверное, могла бы стать прибыльной.
Гражданство и эмиграция
Коснувшись британских паспортов, нужно отметить, что немало потомков ирландских переселенцев имеют (чаще всего в качестве второго) гражданство Ирландии. Тут есть немало австралийцев, перебравшихся сюда в те времена, когда экономика Новой Зеландии была сильнее, или европейцев, сначала эмигрировавших в Австралию, а затем перебравшихся в поисках лучшей жизни в Новую Зеландию. В последние же годы все происходит наоборот: из-за высокого уровня жизни в Австралии туда перебрались сотни тысяч киви (так обычно называют новозеландцев). Примечательно, что немало проживающих в Новой Зеландии имеют по два гражданства, а члены одной семьи могут иметь гражданства разных государств.
Как и многие другие, мы поинтересовались условиями эмиграции в эту сказочную страну. Ответ Ирины подействовал отрезвляюще: сейчас это сделать чрезвычайно трудно из-за нехватки мест для «своих». Простой пример: те, кто учился в Новой Зеландии по студенческой визе, имеют всего полгода в запасе на поиски работы и оформление рабочей визы. «Усердный работник и хороший специалист даже со средним знанием английского работу найти может, но на пути к рабочей визе грудью стоит «иммиграшка», как ее тут называют русские, — рассказала Ирина. — Работодатель должен достаточно долго размещать объявление о поиске работника, и только отсутствие нужного специалиста из числа граждан позволит ему принять на работу иностранца и оформить ему рабочую визу — первый шаг к резидентству, а затем — гражданству. Получить же резидентскую бизнес-визу достаточно легко: нужно лишь законным путем инвестировать в экономику Новой Зеландии больше NZ (новозеландский доллар) $1,5 млн (сейчас NZ $1 составляет около US $0,84 цента). Покупка доли в местном бизнесе — один из таких путей. Следует добавить, что двухлетнее резидентство дает право на постоянную резидентскую визу, что позволяет в любое время въезжать в Новую Зеландию. Но для обращения за гражданством резидент должен выполнить ряд требований, основными из которых являются: 5-летний срок в этом статусе, отсутствие в стране не более 4-х месяцев в каждом году, а всего, в течение 5 лет — не более 15 месяцев».
Коренные жители
Исторически сложилось так, что к началу XIX века помимо коренного населения маори на островах существовало лишь несколько небольших поселений китобоев и охотников на тюленей, представлявших здесь европейское (и американское) население. В теплых местах Северного острова обосновались католические и протестантские миссионеры. Они не только принесли христианство местным племенам, но также многие важные элементы европейского образа жизни: домашний скот, сельскохозяйственные культуры, агротехнику, инструменты из железа и многое другое. Именно «продвинутые» с их помощью племена первыми среди маори оценили преимущества ружей. Они тратили все накопления на их приобретение, а потому вскоре стали доминировать в стычках с южными соседями. Войны между племенами маори начались задолго до прихода колонизаторов и стали еще более жестокими с появлением огнестрельного оружия.
Если следовать исторической достоверности, Британия не имеет к этому никакого отношения, поскольку начала колонизацию в 1841 году, подписав договор с рядом племен маори — так называемый Waitangi Treaty, который положен в основу современной внутренней политики. В предшествующие подписанию договора годы французские коммерсанты выкупили обширные земли у одного из племен маори, чтобы направить туда переселенцев из Франции. К 1841 году первые сотни французских колонистов уже прибыли в Новую Зеландию. Так что фальшивый договор, текст которого на языке маори заметно отличался от английского текста, был нужен Британскому МИДу, чтобы придать своей колонизации законный вид. Они своего добились и вскоре забыли о договоре. Но последующая колонизация и незаконные действия поселенцев до сих пор не преодолены в головах маори, которые, хотя и сильно «перемешались» с пришельцами, сохранили свою культуру и отношение к прошлому.
Бизнес
Современная Новая Зеландия деловита. Одним из перспективных вложений для российского бизнеса, по убеждению Ирины, видятся инвестиции в виноделие. Конечно, можно просто покупать новозеландское вино в больших объемах, чтобы разливать его в России, но тогда хорошая доля прибыли будет оставаться производителю вина. Новозеландское вино, считает Ирина, заслуживает особого внимания: «Белое вино здесь — всех уровней качества. О хорошем красном вине можно говорить лишь в отношении некоторых производителей. Поскольку киви предпочитают в основном пиво и виски, то потребляют меньше 2% произведенного в стране вина. Однако благодаря экспортному спросу (основные экспортеры — Австралия, Великобритания, США) уже немало лет производство белого вина быстро растет, что объясняется его качеством. Основные продажи (около 80%) приходятся на марку «Совиньон бланк», примерно 10% составляют продажи «Пино нуар», далее идут «Шардоне» и «Пино грис».
Сельское хозяйство
Уникальность его заключается в полном отсутствии дотаций от государства. Однако важнее, считает Ирина, другое: общество традиционно относится к фермеру с уважением и не дает его в обиду. Хотя несколько лет назад был введен закон, касающийся эмиссии окиси углерода (прямое следствие Киотского протокола), облагающий фермеров дополнительным налогом. «Дело в том, что чуть более половины загрязнения новозеландского воздуха приходится на домашний скот (в основном, на коров — они больше едят и портят воздух), — уточнила Ирина. — Но фермеры быстро выкрутились, начав продавать условные тонны окиси углерода в бедные африканские страны. По дешевке. Сейчас этот закон, после некоторых послаблений, фактически не работает. К слову, имидж чистой и зеленой страны, а также мнение большинства граждан препятствуют здесь многим видам бизнеса. Именно поэтому тормозится развитие добывающей промышленности, хотя Новая Зеландия имеет для этого колоссальный потенциал: здесь есть почти вся таблица Менделеева, и в больших объемах. Но экологи против открытой добычи ископаемых (правы они или нет — значения не имеет, у них есть реальная власть), а на шахтную добычу сейчас практически невозможно получить разрешения (после взрыва на шахте Pike River). Да и опасно это в сейсмозоне».
В разрезе сельского хозяйства самым интересным, по мнению Ирины, представляется бизнес на овечьей шерсти. В Новой Зеландии ее более чем достаточно, но продается она грязной. Мыть шерсть здесь запрещено, потому что, по мнению экологов, все моющие шерсть средства загрязняют природу. Поэтому вся шерсть продается. Большей частью в Китай. Тонна мытой шерсти на мировом рынке стоит примерно в пять раз дороже грязной, плюс ее владелец извлекает из нее ценное вещество — ланолин. Парадокс: те новозеландские шерстяные производства, что еще не ушли в Китай за дешевой рабочей силой, покупают мытую шерсть оттуда.
«Уникальная природа Новой Зеландии, а также «зеленая» территория позволяет без ущерба для растительности иметь стадо в 50 млн овец, — констатирует Ирина. — Когда-то их было больше 40 млн (аналогичное поголовье было тогда и в соседней Австралии), но это обстоятельство обвалило мировой рынок шерсти. А потому нынешние 30 с небольшим миллионов овец — это лишь часть потенциала страны. Долгосрочное межправительственное соглашение с Россией позволило бы без усилий опять увеличить поголовье овец. Если российское правительство всерьез и надолго собирается одевать российскую армию (полицию и т.д.) в российские шерстяные ткани, то есть лишь одно место, где можно покупать шерсть в таких объемах — Новая Зеландия. Мыть и прясть ее можно было бы в особой экономической зоне на Курилах и передавать ткацким производствам, сосредоточенным в европейской части России».
Мясная и молочная промышленность Новой Зеландии монополизирована. Fonterra покупает молоко непосредственно у фермеров, которые, в принципе, довольны сотрудничеством с монополистом, в том числе закупочной ценой. Забоем и хранением мяса занимаются частные заводы, представляющие собой олигополию. Прошедшее лето 2012/13 (в России была зима) было исключительно засушливым на большой территории. Натуральных кормов не хватало, и фермерам пришлось втридорога закупать искусственные корма для скота, потому что заводы не хотели покупать больше скота на убой. Такого фермера можно привлечь лучшими условиями долгосрочного договора, по которому он мог бы сдавать больше скота в засушливый сезон.
Лес
Одна из ведущих отраслей в Новой Зеландии — лесная промышленность, имеющая хорошее лобби в парламенте. Однако в настоящий момент приблизилось время, когда специально выведенные скороспелые сорта деревьев сейчас вышли на свой максимальный объем. И можно предвидеть резкий рост спроса на качественную древесину. «Кстати, российский кедр (который продают китайцы, потому его считают китайским) тут дорог и высоко ценится», — подсказывает Ирина.
Словом, определенные перспективы развития деловых отношений между Россией и Новой Зеландией существуют, что и подтверждают заключенные вице-президентом Российско-Новозеландского делового совета Ириной Ионовой соглашения между НСО и РНЗДС. Эти документы предполагают содействие организации деловых миссий новосибирских предприятий в города Новой Зеландии и прием ответных визитов, взаимное продвижение предложений о торговом, промышленном, социально-экономическом и технологическом сотрудничестве, консультирование по вопросам законодательства и особенностей ведения бизнеса в наших странах.

Наталья СЕКРЕТ

Просмотров: 1293