Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Город — это люди, друзья, настроение...

№ 6(93), 03.07.2013 г.

Особенно когда он молод как Новосибирск, которому исполнилось в июне нынешнего года всего-то 120 лет. О его характере, судьбе, его настоящем и будущем состоялся накануне Дня города наш интересный разговор
с управляющим партнером маркетингового агентства «Б-52» Дмитрием Петровым

— Дмитрий Васильевич, я считаю, что заглядывать в прошлое городов в связи с круглыми датами — форма традиционная до скуки. В большей степени хочется знать, каким будет город завтра, послезавтра и хотя бы лет через 20. Мечты, конечно, мечтами, но как на самом деле может и должен развиваться и выглядеть Новосибирск с точки зрения регионального маркетинга?
— Не стану повторять общеизвестные вещи, что Новосибирск — город уникальной судьбы. Возможно, кто-то из приезжающих сюда иностранцев рассматривает его с некоторым скепсисом. Но когда им говорят о том, что всего сто лет назад на этом месте был небольшой рабочий поселок, лица их заметно меняются, ибо в общемировых масштабах 120 лет — для города не срок, а, скорее, краткий миг истории. Сегодняшний Новосибирск действительно большой город со всеми плюсами и минусами. Возможно, не до конца сформированный с точки зрения общегородской среды, но продолжающий бурно развиваться. И в этом, пожалуй, главная отличительная особенность Новосибирска, вопреки бытующему мнению о нем как о городе, не имеющем своей архитектуры. Лично я с этим не согласен. Например, в отношении архитектуры конструктивизма, известного в мире как русский авангард 20-х годов и представленного в Новосибирске как нигде полно, наш город очень показателен: госбанк, магазин под часами — да практически половина Красного проспекта так или иначе связана с этой эстетикой. И архитекторы всего мира едут, чтобы воочию познакомиться с этим направлением архитектуры. В последние десятилетия получил развитие и так называемый неоконструктивизм, который в основном представлен в североевропейской архитектуре.
Вообще, Новосибирск — город-интраверт, не раскрывается сразу. И для того чтобы увидеть какие-то его особенности, эдакие особицы, его необходимо лучше узнать или разыскать правильного рассказчика-экскурсовода. Он не ярок, не эффектен на первый взгляд. Он разный — «бесфасадный», неглянцевый, но сильный своей многогранностью и атмосферой.
— И это относится уже к институциональным особенностям нашего города, его «характеру»?
— Практически. Поскольку он похож на известные нам из истории вольные торговые города, в которых государственная власть не была так уж сильна. Сегодня развитие большинства российских городов определяет личность мэра или губернатора, «жесткой рукой» управляющих городом. Такого в Новосибирске, по счастью, не наблюдается. Власть, конечно, есть, но ее тоталитарного давления не ощущается. Город во многом развивает бизнес, есть многочисленные общественные инициативы. И, на мой взгляд, такой саморазвивающийся механизм и является для города ключевым. В этом, безусловно, есть и определенные минусы. В первую очередь, отсутствие системности, комплексности в подходах и к формированию «лица» города, его духа. Зато происходит это с широкими обсуждениями, порой даже некими протестными действиями, что опять же свидетельствует об особенностях Новосибирска: горожане не равнодушны к происходящему в их пространстве и, по большому счету, полагают, что и они, и город заслуживают большего.
— Да и мне не раз приходилось слышать горькое мнение даже с высоких трибун, что наше городское пространство к нам недружелюбно.
— Наш город на самом деле не очень комфортен и дружелюбен, но, в конце концов, каждый из нас хотя бы в небольшой мере отвечает за то, что происходит вокруг. Возьмем, к примеру, городские дворы. Кому как не жильцам решать, какими им быть и что для этого сделать, в том числе своей активной позицией? Ведь по большому счету Новосибирск — это город, где можно реализовать свои возможности. Так считают многие приезжающие сюда по делу. Об этом свидетельствуют достаточно высокие российские и международные рейтинги. И когда меня спрашивают, в чем основная идея нашего города, я отвечаю: Новосибирск силен духом свободного предпринимательства. Именно в значении «предпринять», найти новые решения наболевших вопросов, готовности что-то делать. Вот таких «делателей» у нас намного больше, чем в иных местах. И это касается не только бизнеса. «Прорывные» проекты у нас поддерживаются с энтузиазмом: «Монстрация», как бы к ней ни относились, тот же «Тотальный диктант» — да мало ли инициатив «снизу»! Даже сильное инновационное образование и инновационная медицина продвигают себя собственными проектами. И все это, заметьте, преобразования, не имеющие определенного инициатора, скажем, в лице городской власти. Очевидна многоочаговость в прорастании этих инициатив, проявлении личностных талантов. Словом, город, имея такие механизмы саморазвития, просто обречен на опережающую динамику по отношению к другим городам. Я думаю, Новосибирск, да и Сибирь в целом — это такой недооцененный актив с большим будущим.
— Сколько еще столетий понадобится для этого?
— Нынешнее развитие стремительно. Ускоряются все процессы, мы живем в глобальном информационном пространстве. И если раньше новации приживались годами и даже десятилетиями, то теперь для этого требуются лишь месяцы. Новосибирск — город умных, хорошо образованных людей. Сегодня во всем мире это главный критерий оценки потенциала региона и с точки зрения инвестиционной привлекательности, и с точки зрения его развития. Там, где есть человеческий потенциал, есть будущее. Даже если нет золота, алмазов или нефти. Ведь можно построить небоскребы и вычистить улицы, но люди не станут от этого умнее и талантливее. Не зря Новосибирск является тем городом за Уралом, который чаще всего выбирают как новое место жительства.
— Но не слишком ли качественно спонтанен этот процесс при нынешней неуправляемости миграционных потоков?
— Скажу как маркетолог: к сожалению, сам город не дает даже намека на то, в каких людях он заинтересован. Не заявляет о себе, своих возможностях и перспективных сферах применения опыта, знаний. А ведь управлять необходимо и людским капиталом. Можно уменьшать его своим бездействием, не препятствуя оттоку лучших, или, наоборот, наращивать, создавая стимулы для роста талантливых творческих, предпринимательских сил. И если эта задача не будет решаться системно, все останется как есть. Хотя вопрос удержания и привлечения талантов — по большому счету главный вопрос для развития любой территории, увы, он имеет пока второстепенное звучание. И, кстати, не только у нас. Наши же ребята, родившиеся и выросшие здесь, успешно окончившие сибирские вузы — это и есть наше будущее, за которое стоит бороться. Их способен заменить не каждый «транзитный пассажир» из приезжающих или проезжающих, разве только проявивший свою лояльность к городу и намерение осесть в нем и быть ему полезным. А ниш для этого у Новосибирска предостаточно. Скажу больше, для тех, кто избрал для себя жизненную формулу «сделай себя сам», Новосибирск дает гораздо больше возможностей, чем даже Москва или Санкт-Петербург.
— !!! И почему же?
— Да потому что у нас ниже порог входа на рынок. Здесь требуется гораздо меньше капитала, чтобы начать бизнес, а порой и вообще не требуется. Гораздо лучше, чем в других городах, у нас обстоят дела и с административными барьерами. Не надо соблюдать и неукоснительно действующего в больших российских городах правила: хочешь начать дело, посоветуйся с серьезными людьми, чтобы не «наступить» на чьи-то интересы. И это тоже относится к категории свободы предпринимательства. Даже общественные баталии на тему нравственности — тоже проявление гражданской свободы. Все это указывает на то, что Новосибирск очень близок к европейскому пути развития. Но все еще стоит на перепутье.
— И у каждого из нас Новосибирск свой. Нет у нас пока объединяющей горожан доминанты для характеристики: Новосибирск — это…
— Я думаю, что, с одной стороны, это как раз признак большого, многопланового города. Ведь можно коротко охарактеризовать суть и легко перечислить достопримечательности только небольшого городка. Определенные тиражируемые «картинки» и опорные точки у города, конечно, есть. Но мы-то с Вами говорим сейчас о вещах гораздо более глубоких. Просто не нашелся еще мастер, способный разгадать «код Новосибирска» и описать «новосибирский характер». Но нам этого не хватает, мы испытываем в этом огромную потребность. Не зря же блогеры запускают в сети пусть и юмористический, но все же тест на «новосибирскость». Ведь как бы мы ни ругали этот город, но в душе каждого из нас живет гордость за него — неухоженного, местами нелепого, но вот такого любимого. И еще наверняка появится у нас свой Чехов или Толстой, или, по крайней мере, Венечка Ерофеев. Город ждет, и не случайно любая тема о городской идентичности вызывает бурные обсуждения. Есть и еще один прекрасный способ воспитания патриотизма и любви к городу — это путешествие по другим городам. Лично я чем больше езжу, тем больше люблю Новосибирск. Несмотря на то что есть города комфортнее или привлекательнее в архитектурном плане, Новосибирск уникален своей особой атмосферой.
— Чтобы понять это, город надо чувствовать, а не созерцать, что дано не каждому.
— Но особенно важно, чтобы так могли чувствовать эксперты и маркетологи, чтобы выхватить и «опредметить», обозначить то, что уже есть в городе. Искусственные привнесения, логические конструкции остаются часто только ворохом бумаг. А вот поймать дух города через какие-то ассоциации — высший пилотаж. И это придется сделать. Возможно, это придет кому-то как озарение, и трудно сказать, когда это произойдет. Надо просто подождать. Вот еще пять лет назад мы келейно полемизировали с коллегами о городской идентичности, о необходимости городского маркетинга. А уже сегодня это дает свои всходы — на эту тему не говорит и не пишет только ленивый. С одной стороны, эта массовость суждений, конечно, несколько дискредитирует идею. А с другой, — наоборот: пока этим не озадачится, по крайней мере, думающая часть горожан и для нее это не станет актуальным, все потуги сделать это в кабинетах группой пусть даже высоколобых экспертов ни к чему не приведут.
— Согласитесь, в этом предвкушении тоже есть что-то эдакое, будоражащее…
— Безусловно. Это ощущение усугубляется одним из проявлений городских особенностей: Новосибирск выглядит в глазах гостей «городом разговорной культуры». Такого количества разного рода круглых столов, форумов, конференций, кажется, нет ни в одном городе. Народ стремится к общению, совместным действиям, получает от этого удовольствие. Хотя для многих процесс говорения уже является действием.
— Я понимаю, что Вы из тех, кто «не уехал и не уеду»…
— …надеюсь.
— … резюмируя рассуждения, каким должен стать город, чтобы, действительно, не уехали ни Вы, ни любой другой, как он должен перемениться, что Вы ждете от него?
— Я думаю, мы подошли к той грани, когда всерьез все вместе должны подумать над созданием комфортной, дружелюбной городской среды. Чтобы можно было с интересом провести выходной, развлечься и просто приятно пройтись. Пока у нас все это есть только «местами», но в единое не срастается. Наверное, мы должны еще достичь той критической массы, когда плохой магазин и грязный двор будут не нормой, как сейчас, а исключением, аномалией. Когда это случится, произойдет и качественное изменение нашей жизни.
— А, может, у каждого города, как у человека, своя судьба, которую не изменить никакими внешними воздействиями?
— По этому поводу я расскажу Вам о своем открытии. Как-то, готовясь к передаче на радио, я задумался вот о чем: чтобы понять суть некоторых вещей, надо заглянуть в суть слов, которые их обозначают. Попытаемся вникнуть в имя — Новосибирск. Понятно, что сразу нам слышится «новая Сибирь» — светлое будущее, прогресс. Отдельно взятое слово Сибирь само по себе амбивалентно — это пространство, природные ископаемые, вольница. А с другой стороны — ссылка, каторга, смерть, принуждение. Если же анатомировать слово «новый», получится следующее: «ново» — это новь, дух предпринимательства, новации, мощное развитие города на каждом витке истории. Но произносим-то мы не Новосибирск, а Навасибирск. И вырисовывается совсем другое слово — «навь», что в славянской мифологии означает царство мертвых («правь» — мир правды и богов, «явь» — реальность, «навь» — мир теней и тления). Таким образом, выходит, что под этим именем идет борьба между старым и новым, между живым и нежитью. А город наш — поле битвы. И все зависит от того, какая сила здесь победит: будут ли царить законы каторжан или дух свободы, проявления лучших человеческих качеств.
— Давайте выберем последнее…

Наталья СЕКРЕТ

От 800 до 1,5 миллиона за 120 лет
По данным статистического учета на 1 января 1893 года — до начала строительства железнодорожного моста через Обь — здесь проживало около 800 человек. Первая Всеобщая перепись населения России, проведенная в начале 1897 года, зафиксировала в Новониколаевске 8473 жителя, почти 53% из них составляли мужчины.
С появлением Транссиба благодаря своему географическому положению поселок превратился в торгово-распределительный пункт и транспортный узел, куда свозилась сельскохозяйственная продукция для дальнейшей транспортировки по железной дороге. Стал расти поток мигрантов из разных районов обширной Российской империи. За 10 лет — с 1904 по 1914 годы — по оценке Сибкрайстатуправления, население увеличилось более чем в 2 раза.
Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война, боевые действия которой развернулись на территории Сибири, эпидемия тифа, голод ухудшили демографическую ситуацию, — население Новониколаевска сократилось. Но после 1920 года его численность стабилизировалась и вновь начала расти.
На 1 января 1922 года она составила 69, 6 тыс. человек. Развитию города способствовало и повышение его статуса — в январе 1921 года Сибревком принял решение о переносе сибирского центра из Омска в Новониколаевск. 
Перепись городского населения СССР по состоянию на 15 марта 1923 года зафиксировала в Новониколаевске уже
76 491 жителя, 51,4% из них составляли мужчины. В конце 1925 года численность населения города преодолела стотысячный рубеж. Он занял второе место среди городов Сибири (после Омска с населением 109,2 тыс. человек).
К концу 1930-х годов Новониколаевск превратился в один из крупнейших городов Советского Союза. По данным переписи 1937 года, население города, ставшего мощным индустриальным центром Сибири, превысило 360 тыс. человек, а по данным переписи 1939 года составило 404 тыс. человек.
Продолжал расти Новосибирск и в годы Великой Отечественной войны — как за счет эвакуированных, так и за счет притока жителей села, приезжавших работать на промышленных предприятиях и стройках. В целом за годы войны новосибирцев стало на 155 тыс. человек больше (на 34%).
После войны росту населения города способствовала демобилизация (в 1945—1947 годах в Новосибирск прибыло почти 37 тыс. фронтовиков), а также высокий уровень рождаемости конца 40-х — начала 50-х годов. В 1959 году в городе проживало уже 886,5 тыс. человек.
В 1962 году Новосибирск становится четвертым городом-миллионером в РСФСР после Москвы, Ленинграда и Горького.
Всесоюзная перепись населения 1989 года показала, что в Новосибирске проживает 1436 тыс. человек и он является третьим по числу жителей в России после Москвы и Ленинграда (Санкт-Петербурга).
В начале 2012 года численность населения Новосибирска перешагнула 1,5 мил-
лионный рубеж. На 1 января 2013 года в городе проживало 1523,8 тыс. жителей.
 

Просмотров: 1389