Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Шевронные дюны Мадагаскара, или Идея Великого Потопа

№ 6(93), 03.07.2013 г.

Крупные природные катастрофы последних лет привлекли внимание широкой научной общественности к проблеме их предсказания и оценки возможного риска. Эти катастрофы, несмотря на весь разрушительный эффект и большое число жертв, являются все же региональными по масштабу и выделяются из общего ряда стихийных бедствий только на весьма коротком по геологическим и даже историческим меркам интервале — сто-двести лет

Выход за эти временные рамки приводит к осознанию реальности природных катастроф, значительно более крупных по своим энергетическим и пространственным масштабам, происходивших в недавнем геологическом прошлом Земли и, следовательно, вполне возможных в будущем. Тему космогенных катастроф в нашем журнале продолжает заведующий лабораторией цунами Института вычислительной математики и математической геофизики Сибирского отделения РАН доктор физико-математических наук Вячеслав Гусяков, который на этот раз рассказал об одной из возможных причин глобального изменения климата.
— Вячеслав Константинович, можно ли утверждать, что планетарная катастрофа под названием Всемирный потоп носила космогенный характер?
— Геология как наука началась именно с этой катастрофы: первые натуралисты-геологи пытались объяснить все видимые формы
рельефа земной поверхности влиянием мощных водных потоков. По мере накопления полевых наблюдений становилось все более очевидным, что возраст Земли значительно превышает 6000 лет, отведенных ей Ветхим Заветом, и что ее поверхность формировалась под действием совершенно других геологических факторов. На длительный период времени сам факт такой катастрофы в истории Земли попал под сомнение. Возврат серьезного научного интереса к этой гипотезе произошел в самые последние годы, когда стало понятно, что сведения о стихийном бедствии, унесшем жизни значительной части тогдашнего населения Земли, имеются не только в Книге Бытия, шумерских легендах (эпосы об Атрахасисе и Гильгамеше), древнеиндийской поэме «Махабхарата», но и в легендах и преданиях буквально всех племен и народов мира, чья мифология собрана и переведена на европейские языки.
— А кто впервые проанализировал мифы и легенды с данной точки зрения?
— Наиболее полный анализ легенд о Великом Потопе был выполнен Брюсом Массе, сотрудником археологической группы Лос-Аламосской национальной лаборатории в штате Нью-Мексико (США). Он приводит результаты анализа 175 легенд и мифов различных народностей из 40 стран мира. В них описывается глобальное стихийное бедствие, беспрецедентное по своей силе и охвату территории, закончившееся гибелью большей части тогдашнего населения Земли. Самое поразительное, что детали описания и последовательность развития событий, среди которых землетрясение, пожары, черное небо, сильный ветер, атмосферная буря с грозой, гигантские волны со стороны океана и многодневный проливной дождь, часто совпадают в преданиях племен, живших совершенно изолированно друг от друга в Патагонии, Бразилии, Мексике, Северной Америке, Исландии, Сирии, Месопотамии, Индии, Индонезии, Новой Гвинее, Австралии.
Детальный анализ текстов древних легенд и сказаний позволил Б. Массе не только выдвинуть гипотезу о космогенном характере этой планетарной катастрофы, вызванной падением в океан гигантской кометы, но даже указать примерное место падения — юго-западная часть Индийского океана, недалеко от Мадагаскара.
В результате эта работа инициировала не только целенаправленный поиск морскими геологами подводных кратеров на дне Индийского океана, но и всколыхнула интерес со стороны ученых на предмет исследования шевронных дюн в заливе Фенамбоси. Специальная международная экспедиция на Мадагаскар, осуществленная при поддержке Всемирного агентства по планетарному мониторингу и снижению риска землетрясений WAPMERR (Швейцария), должна была ответить на многие вопросы.
— Вы приняли участие в международной экспедиции на Мадагаскар, организованной в сентябре 2006 года, в качестве эксперта по математическому моделированию цунами. Кто еще входил в ее состав и какие результаты удалось получить вашей команде?
— Геологи и геоморфологи из США, Австралии, России и Мадагаскара, основной целью которых было изучение шевронных дюн, расположенных в районе заливов Фенамбоси и Ампалаза. Предполагалось, что эти дюны, простирающиеся на десятки километров от берега и имеющие характерную форму в виде перевернутой буквы V (отсюда их название, по аналогии с шевронами на погонах), являются следами заплеска гигантского доисторического цунами.
Первые же полевые маршруты нашей группы показали, что дюны сложены грубозернистым несортированным морским песком с включением гальки и обломочного материала, который не может перемещаться ветром. Находки раковин и коралловых оснований в песчаной толще свидетельствуют о морском происхождении материала. В пробах песка, взятых в дюнах, обнаружены многочисленные микрофоссили, причем тонкая известковая структура их оболочек оказалась практически неповрежденной, чего не могло быть в случае чисто ветровой транспортировки этих крошечных раковин на расстояние в десятки километров от берега.
— Насколько важна для ученых информация, полученная в подобных экспедициях?
— В то время как большая часть астрономического сообщества не верит в реальность крупных импактных событий в недавнем прошлом земли, геологи указывают на существование десятка молодых кратеров, образовавшихся на земной поверхности в течение этого периода, в том числе и на территории нашей страны, среди которых — озера Светлояр, Лежнинское, Смердячье в Центральной России, Данилово, Линево и Малый Байкал в Сибири.
На территории Сибири и Дальнего Востока находится 11 подтвержденных и около 60 предполагаемых импактных структур, включая 100-километровый Попигайский кратер — один из крупнейших на Земле. Только за последние десятилетия над территорией Сибири зафиксировано два взрыва крупных болидов — Чулымского (26.02.1984 года) и Витимского (25.09.2002 года) с тротиловым эквивалентом не менее 10 килотонн. В решении этой задачи в полной мере может быть задействован потенциал Сибирского отделения, располагающего необходимым набором научных подразделений для всестороннего изучения проблемы катастрофических воздействий, угрожающих нашей планете из космоса.
Но, к сожалению, скепсис со стороны ученых и в еще большей степени — со стороны политиков преодолевается крайне трудно. Мы до сих пор не осознаем всей опасности природных катастроф космического происхождения. Но в процессе работы, которую мы ведем уже восемь лет, накапливаются свидетельства подобных событий, и все наши факты попадают в одну общую копилку. Теперь мы убеждены, что катастрофы космического происхождения действительно были, причем не так уж и давно. Ведь тысячелетие — это не слишком много для человечества.
— Какие впечатления оставил Мадагаскар?
— Экспедиция работала на труднодоступном южном побережье уникального острова, сохранившего в своей природе многие виды растений и животных, давно исчезнувшие на других континентах.
Наша группа прилетела на остров рейсом Париж — Антананариву, где нас поджидали две проблемы — жилищная и транспортная. Система общественного транспорта на острове отсутствует полностью, поэтому для перемещений команда арендовала два джипа, о чем заранее позаботились наши мадагаскарские коллеги. Нужно признать, что на юге Мадагаскара, по сути дела, до сих пор царит Средневековье — нет ни дорог, ни электричества, ни радио, ни телефонов. И только благодаря джипам мы смогли попасть в интересующие нас места.
Вообще, Мадагаскар — удивительная страна, которая находится на 155 месте по уровню жизни, но при этом здесь не встретишь ни одного хмурого или недовольного лица. Мы нигде больше не видели таких веселых и радостных детей, как в этой стране, судя по виду, вполне здоровых и счастливых. Завидев незнакомцев, жители доброжелательно приветствуют их на языке своего острова — малагаси, хотя официальным на Мадагаскаре является французский язык. Преступность на острове практически отсутствует, хотя мужчины до сих пор ходят с копьями и тесаками.
Люди, сохраняя статус Мадагаскара как сельскохозяйственной страны, сажают кукурузу, злаки, пасут зебу (африканская разновидность буйвола), получая и мясо, и молоко, и шкуры. А океан посылает им рыбу. Дома местных жителей построены чуть ли не из веточек, живут они практически без денег, ходят босиком и ни на что не жалуются.
Единственная проблема — отсутствие источников пресной воды, даже вода в колодцах имеет солоноватый вкус. Потому в некоторых местах она стоит дороже пива. Правда, японцы построили 200-километровый водовод, и в засушливые районы вода поступает стабильно. Для страны, где по полгода не бывает дождей, это жизненно важно.
На побережье — единственный, созданный французским чемпионом мира по серфингу, кемпинг, к которому изредка приезжают любители экзотики. В наше распоряжение за весьма умеренную плату были предоставлены небольшие домики типа бунгало. Так что палатки, которые мы брали с собой, нам не пригодились. Еду готовили преимущественно сами, из привезенных с собой продуктов. Правда, в кемпинге была кухня, где для нас жарили свежую, выловленную в океане, рыбу.
— А не страшно было жить в палатке, среди ядовитых змей?
— На Мадагаскаре ядовитых змей нет. Чего там много, так это акул. Однажды я все же искупался в океане, несмотря на температуру воды около 15 градусов. Но для полевой работы погода была вполне комфортной — днем в конце сухого сезона — 20—25 градусов.
На острове очень много черепах, причем самых разных размеров: по дорогам ползают двадцати-тридцатисантиметровые, а подальше от жилищ — и вовсе до полуметра.
Вообще, поездка оказалась впечатляющей и запоминающейся. Слишком уж экзотичное место. Огромные баобабы, волы-зебу, запряженные в повозки, эндемичная фауна — лемуры и хамелеоны, сохранившиеся только на этом острове.
Массовый туризм на острове до сих пор отсутствует, нет дорогих отелей на побережье и оборудованных пляжей — всего того, к чему привык избалованный комфортом отпускник.
— Вернуться в эту экзотическую страну не планируете?
— К сожалению, за пять проведенных в полевых маршрутах дней обследовать всю систему дюн детально не удалось. Поэтому мы планируем вернуться туда еще раз. Теперь мы уже знаем, куда конкретно ехать и на что следует обратить особое внимание. Самое главное, что в своей разведочной поездке мы не обнаружили ничего, что противоречило бы гипотезе. Хотя для того, чтобы подтвердить ее, потребуются, возможно, годы работы и веские доказательства. Но даже после этого найдется немало скептиков, утверждающих, что всего этого недостаточно. А потому, для того чтобы фантазию превратить в гипотезу, а затем уже — в теорию, необходимо непрерывно работать на протяжении всей жизни. Например, около 80 лет потребовалось для доказательства того, что следы песчаной ряби в Северной Америке являются следами паводков, а не ветрового воздействия. Эти гигантские водные потоки образовывались во времена таяния последнего ледника. В результате накопленные воды прорывались. То же самое было и с нашими Алтайскими озерами. Причем, оказывается, самые сильные потопы были не в Соединенных Штатах, как считалось ранее, а на Алтае. И только сейчас российские и американские геологи, после двадцати лет упорной работы, доказали эту гипотезу, и сегодня это уже установленный факт. Точно так же и доказательство реальности гипотезы Великого Потопа требует систематической и кропотливой работы. Наша группа является первой, разрабатывающей эту гипотезу, и в меру своих сил мы стараемся собирать факты в ее пользу. Затрудняет работу и отсутствие поддержки со стороны Академии наук и других научных фондов, потому что скепсис настолько велик и для многих это настолько фантастично, что помогать в исследованиях, оплачивать научные командировки и лабораторные анализы считается нецелесообразным. Работа ведется на академическом интересе и личном энтузиазме. Но за восемь лет работы мы собрали немало ценной информации – новые мифы, результаты их анализа, сообщения о необычных космических явлениях.
— А Ваша недавняя поездка к озерам в центральной части России так же связана с темой космогенных образований?
— С нашими американскими коллегами мы действительно побывали на двух необычных озерах в центральной части России в мае этого года: Смердячьем озере в Московской области и озере Светлом в Нижегородской области. От других подобных озер они отличаются большей глубиной (30 – 35 метров) и наличием краевого вала. Такие особенности указывают на их возможное космогенное происхождение. Подобные озера есть и в Сибири, в частности в Новосибирской области, Красноярском крае и Хакасии. Сейчас мы подводим итоги экспедиции и в ближайшее время сможем рассказать читателям вашего журнала о ее результатах.

Светлана ГАЛЫНИНА

Просмотров: 2834