Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Лекарства как дипломатия

№ 8(95), 05.09.2013 г.

Адекватность среды как новая категория
В своих изысканиях я наткнулся на еще один факт, который требует постоянной работы ума. Болезнь Альцгеймера разрушает клетки головного мозга, вызывая проблемы памяти, мышления и поведения. Болеют ею в мире около 10 млн человек. Как выяснилось, эта болезнь наиболее вероятна у двух групп людей: те, кто пьет, нарушает режим дня и имеет избыточный вес, и трезвенники с нормальным весом, но прошедшие через коронарное шунтирование. Объединение Альцгеймером двух противоположностей говорит о том, что мы не совсем понимаем, что вредно и что полезно.
В работе В. П. Казначеева и М. Я. Субботина отмечается, что ассимиляция медициной и биологией многих достижений других наук требует конкретных подходов сообразно этим достижениям. Но рост дифференциации болезней привел к тому, что появилась новая категория — адекватность среды. Что это такое?
В. П. Казначеев считает, что, например, для популяции людей, населяющих Северную Африку и южное побережье Азии, малярийное окружение было естественно адекватным. У них выработались наследственно обусловленные особенности строения гемоглобина, которые защищали их от вырождения. Другие популяции с обычной структурой гемоглобина в этих условиях выродились. Такое приспособление нельзя было считать идеальным, но относительно среды, смертельной для людей с обычной структурой гемоглобина, они были здоровы в смысле адекватности среде. Если бы люди с отклонениями в структуре гемоглобина переехали в районы, где нет угрозы малярии, их посчитали бы больными, выявив рецессивную форму гемоглобинопатии. И
В. П. Казначеев задает вопрос: «Кто же больной в районах, где малярия — обычное дело?».
Есть три показателя различий окружающей среды:
- по количественным параметрам: температуре, влажности, их колебаниям (чрезмерный холод или жара) и т. д.;
- по качественным характеристикам: отсутствие или наличие аутофлоры, патогенных растений или микроорганизмов;
- различный жизненный ритм: необходимость работать ночью, а днем отдыхать, сиеста и т. п.
Восстановление необходимой адекватности возможно через воздействие как на среду, так и на организм отдельного человека или популяцию в целом. Официальная медицина предполагает, что здоровый образ жизни однозначно определяет здоровье.
Это следует из общего представления о том, что человек — царь природы, а не ее часть, что изолирование от нежелательного окружения обеспечит идеальный результат — абсолютно здорового человека. Последние исследования медиков и микробиологов показывают, что эта цель недостижима, она поставлена некорректно.
Более верная постановка состоит в том, что человек есть часть природной среды, и здоровье есть функция адекватного включения человека в эту среду.
Болезни лечат болезни
Коллектив исследователей под руководством вирусолога Фэнь Юнлю (Калифорнийский университет в Беркли) в экспериментах на мышах показал, что сальмонелла может быть использована как средство целевой доставки противовирусных ферментов в клетки организма для лечения цитомегаловируса, родственного вирусу герпеса. Эта инфекция широко распространена. Зараженные, как правило, не ощущают ее, но вирус может быть смертельным для человека с ослабленным иммунитетом и причиной задержки психического развития младенцев.
Сальмонелла хорошо выживает в желудочно-кишечном тракте, поэтому в будущем можно будет не делать инъекции, а принимать таблетки. Объяснение этому таково. Известны рибозимы, молекулы РНК, способные выполнять функции ферментов, выводящих из строя вирусные РНК и выключающих процесс размножения вирусов. Однако эти молекулы нужно было доставить в клетку. Исследователи вывели низкопатогенный штамм сальмонеллы, не приводящий к сальмонеллезу, в который встроены рибозимы RNase P. Последние могут останавливать размножение цитомегаловируса.
В эксперименте ученые использовали три группы мышей, зараженных цитомегаловирусом. Одна группа получала сальмонеллы с антивирусной молекулой, вторая — сальмонеллы, но с дефектным, «нерабочим» рибозимом, а третья — не получала этого лечения. В результате мыши из первой группы прожили 50 дней после инфицирования, две другие погибли через 25. Уровень вирусной нагрузки у мышей из первой группы оказался в
400—600 раз меньше .
На этом фоне наивными кажутся такие решения, которые могли появиться только в ощущении беспомощности. Так, один из американских исследователей (Adkins) выяснил, какие виды сахаров предпочитает сальмонелла при размножении, и придумал, как снизить содержание этих сахаров в организме. Понятно, что убивать нельзя, только хуже будет. Даже морить голодом нехорошо, а вот не давать то, что нужно для размножения, — это гуманно и пользы больше.
Известный рекламный ролик «Убивает все известные микробы» наивен, если не сказать больше. На место убитых микробов придут новые, не обязательно менее вредные. В мире происходит много такого, что мы боимся предполагать. Так, медицинские организации постоянно выступают против производителей самого лучшего мыла на том основании, что это мыло убивает все микробы на руках у хирурга, готовящегося к операции. На место этих микробов приходят те, что способны нанести больший вред пациенту.
Взаимосвязь болезней
Группа исследователей из Северо-Восточного и Гарвардского университетов США на основании 32 млн заявлений о выплате страховок составила схему взаимосвязей болезней, в которую вошло более десяти тысяч наименований. Использовалась стандартная Международная классификация болезней. Ученые обнаружили несколько любопытных закономерностей. Появление болезни, связанной со многими другими (с максимальной опасностью для жизни), обычно происходит на фоне менее «распространенного» заболевания. В настоящее время идентифицировано 5 тысяч видов вирусов и 300 тысяч бактерий. Вирусы животных могут мутировать и становиться «человеческими» высокопатогенными вирусами. У других вирусов и бактерий резко повышается резистентность (сопротивляемость) лекарствам. Туберкулез, например, уже считался побежденным, но появилась новая форма палочки Коха, на которую известные лекарства практически не действуют.
Пенициллин был открыт в 20-е годы прошлого века, а уже в 50-е годы стало очевидным, что он не действует на золотистый стафилококк (Staphyloccus Aureus) и порождаемые им заболевания. В результате воздействия на него появились новые заболевания — болезнь легионеров и болезнь Лайма.
В 80-е годы появилась ВИЧ-инфекция с высокой сопротивляемостью к антибиотикам, тем, что использовались для лечения туберкулеза. А за первое десятилетие XXI века человечество пережило 1100 международных эпидемий. К инфекционным некоторые исследователи теперь относят онкологические и сердечно-сосудистые заболевания. Но вряд ли это правильно и вот почему. Обработав довольно много медицинской статистики по разным странам мира, я могу утверждать, что инфекционные заболевания идут вместе с кожными заболеваниями, которые не отнесены к инфекционным. Это, по-видимому, зря. Однако онкология почти не связана с инфекциями, но при этом тесно коррелирует с болезнями органов дыхания и костно-мышечной системы. Третья группа болезней — болезни крови, кроветворящей и сосудистой систем — слабо связана с первыми двумя, но эти болезни тесно связаны с осложнениями при беременности.
Взаимосвязи медицины и экономики
Отсутствие представлений о взаимосвязи болезней приводит к большим экономическим потерям. Рынок лекарств практически стал равен рынку продовольствия, с каждым годом увеличиваются затраты на высокотехнологичную медицину. Мы вступили в бесконечную борьбу с окружающим нас микромиром, с живыми организмами, которые древнее нас, быстрее адаптируются к внешним воздействиям, располагают большей выживаемостью.
Открытия неизвестных ранее инфекционных заболеваний идут постоянно вследствие увеличения знания о них. В среднем идентифицируются три новых инфекции каждые два года. Причина тому (во все большей степени) состоит не в открытии новых бактерий и вирусов, а в выявлении мутаций уже известных вирусов и бактерий. За жизнь одного поколения людей проходят миллиарды мутаций. Борьба с микроорганизмами, ориентированная на их уничтожение, бесперспективна.
Наша страна сейчас отстает от такого понимания медицинской проблематики, мы «заскорузли» в ХХ веке, полагая, что убивать вредные микроорганизмы или вырезать заболевший орган — главное предназначение медицины. Пока медицина развивается по рыночным законам, это будет приводить только к росту болезней и борьбы с ними.
Доказано, например, что вспышка дифтерии связана, в первую очередь, с попыткой уничтожить дифтерийную палочку. Патологические формы ее появляются вследствие того, что она подвергается нападениям бактериофага. Последний активизируется по неизвестным пока причинам. Но появление патологических форм приводит к тому, что больных начинают лечить средствами против палочки, а не против бактериофага. Патология усиливается (ведь микроб ведет борьбу на два фронта), и медицина фактически начинает работать на развитие заболевания, а не на его свертывание.
Мне удалось выявить семилетний цикл в лечении детских заболеваний в России. Это — связь острых кишечных инфекций (ОКИ) и педикулеза. В народной медицине давно известно, что вшивость и понос несовместимы. Поскольку наша медицина устроена так, что она работает по возмущениям, то есть по вспышкам заболеваний, прежде всего, инфекционных: сначала 3-4 года идет борьба с ОКИ, затем усиливается борьба с педикулезом. Общая протяженность «вшивого бумеранга» семь лет.
По данным о распространении болезней в Сибири можно утверждать, что ОКИ являются, например, естественной вакцинацией против распространения сахарного диабета. От года к году каждые пять случаев ОКИ дают сокращение на единицу заболеваний сахарным диабетом. Впрочем, это выглядит пока загадкой.
Но вот если сопоставлять ОКИ, которыми человек болеет в раннем возрасте, и заболевания язвой желудка, характерные для зрелого возраста, то соотношения более откровенные. От года к году по Сибири это соотношение колеблется от трех к двум или даже один к одному. Если сопоставлять соотношение между случаями ОКИ и вообще болезнями органов пищеварения (БОП), то на каждый случай ОКИ в детстве приходится сокращение случаев БОП от 10 до 20. Иными словами, ОКИ можно считать естественной вакцинацией от будущей язвы желудка. Ясно, что для этого должны быть проведены специальные исследования.
Есть результаты исследований о роли описторхоза как естественной вакцинации от ряда других болезней в бассейне Оби, которые могут быть более опасными. И здесь целесообразно было бы провести более масштабные исследовательские работы.
По какой причине их не проводят? Решение их начать противоречило бы исходным представлениям, которые выходят за пределы медицины и биологии. Это некоторая мировоззренческая позиция, состоящая в том, что лекарство должно воссоздавать то микробиологическое окружение, которое обеспечивает человеку здоровье. Нормальные, мирные взаимоотношения в среде микроорганизмов, живущих внутри человека и рядом с ним (в «микробиологическом тумане» по выражению В. П. Казначеева), есть главная цель.
Несколько лет назад я в довольно узком кругу выдвинул тезис, вокруг которого, по моему мнению, можно было бы построить общую концепцию сибирского фармацевтического кластера: «Сибирские лекарства — это дипломатия, а не оружие». Несмотря на излишний радикализм этого тезиса, он не нашел прямого отторжения у ведущих специалистов. Но поскольку эта мысль выходит за пределы и медицины, и экономики, нужно понемногу, не спеша продвигать ее понимание как у медиков, так и у их пациентов.

Юрий ВОРОНОВ

Просмотров: 1293