Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

ЦОИР — новые горизонты развития

№ 9(96), 06.09.2013 г.
В работе над концепцией проявился общественно-государственный характер управления развитием в современных российских условиях, когда инициатива общественности соединяется с государственной волей при постановке и решении масштабных и значимых задач. В начале 2012 г. инициативная общественная группа написала письмо на имя министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области В. А. Никонова, высказав конкретные предложения по созданию научно-технологического центра. Идея была поддержана, а вскоре лидеру общественной группы П. А. Французову представилась возможность изложить ее В. В. Путину, в то время возглавлявшему Правительство РФ. Владимир Владимирович проявил интерес к проекту и предложил проработать его вместе с региональными властями. Была создана рабочая группа под руководством губернатора Новосибирской области В. А. Юрченко, которая в сотрудничестве с представителями науки, образования, инновационного бизнеса и при активном участии «инициативной группы Французова» подготовила концепцию и передала ее на рассмотрение Правительства РФ. Члены активно действующей общественной группы — представители разных организаций, среди которых ученый-физик, директор ГАУ «Новосибирский региональный ресурсный центр» Павел Французов; методологи и философы, преподаватели НГУ Александр Нечипоренко и Анна Елашкина; ученый-филолог, директор школы «Умка» — члена Ассоциации «Школы Сколково» — Светлана Гольцер, сотрудник ООО «Национальное Агентство Сохранения Бизнеса» Сергей Анцифиров.
Более подробно задачи вновь создаваемой структуры — ЦОИР — таковы: создать и отработать новую модель развития, реализующую механизм эффективного взаимодействия фундаментальной науки, образования, высокотехнологичного бизнеса и обеспечивающую коммерциализацию разработок. Обеспечить рост интенсивности инновационных процессов, конкурентоспособность высокотехнологичной продукции, ее эффективное продвижение на мировых рынках. Обеспечить новое качество образования за счет тесной интеграции с фундаментальной наукой, высокотехнологичными разработками и инновационным бизнесом, применения современных форм активного обучения (проектной работы межфакультетских команд, участия в реальных инновационных проектах и пр.), постоянного обновления образовательных программ с ориентацией на кадровые запросы инновационных предприятий. 
Обеспечить проектирование длинных цепочек добавленной стоимости и участие НСО и России в целом в первую очередь в звеньях высокого передела. В ближайшей перспективе способствовать включению инновационных компаний в цепочки создания добавленной стоимости крупных корпораций. 
Обеспечить рост производительности промышленного производства Новосибирской области.
Создать для молодежи перспективные типы занятости, новые привлекательные рабочие места, систему социальных лифтов.
Способствовать социально-экономическому развитию области и города Новосибирска, в том числе развитию жилищной и социально-бытовой инфраструктуры новосибирской агломерации для повышения качества жизни и привлекательности региона для молодежи, занятой в высокотехнологичном секторе. 
Улучшить инвестиционный климат и существенно повысить комфортность ведения инновационного бизнеса в Новосибирской области, обеспечить привлечение на территорию Новосибирска крупных высокотехнологичных корпораций и сделать Новосибирск одним из основных драйверов научно-технологического развития в стране.
Из этого следует, что для запуска механизма развития региона и страны в целом необходимы определенные инновационные перемены в самой сфере образования, а также работы на стыке науки, бизнеса, производства и образования. Об этом мы и поговорили подробно на круглом столе в редакции «СДС» с членами инициативной группы.
Поначалу их так и называли — «группа Французова» — по той простой причине, что именно этот «русский иностранец», 
15 лет работавший и преподававший в вузах Израиля, Германии, Японии, США и патриотично вернувшийся в родную Новосибирскую область с пониманием, куда нужно приложить руки и знания, чтобы Новосибирск стал, наконец, одним из крупнейших научно-технологических центров мира, и как дорастить Академгородок до необходимой полноты, заявил об этом при первой возможности — в формате организационно-деятельностной игры в Академпарке, а также взялся за осуществление идеи. 
На моменте «идея как общественно-государственная инициатива» — философском камне устремлений «группы Французова» —  стоит остановиться подробнее. По мнению Александра Нечипоренко, российская традиция общественного подвижничества такова: энтузиасты-профессионалы инициировали государственные цели и фактически формировали самозаказ. Так, например, родился Новосибирск: российское Инженерное Общество разработало инициативный проект строительства Транссиба как одного из механизмов развития страны, инициатива была поддержана царским правительством, что и переросло в столь грандиозный результат. Так же началось обсуждение подходов к новой модели развития, поскольку было понятно, что все попытки поддержки небольших стартапов, попытки построить экспертизу этих проектов не очень работают и явно малы в масштабах потенциала Новосибирска и Академгородка. И тогда фактически консолидировалось сообщество, которое наметило конкретные цели и задачи. Павла услышали и поддержали не только единомышленники научной сферы, но и обремененные заниматься этими проблемами чиновники. В частности, Министерство образования, науки и инновационной политики выступило главным гарантом осуществимости идеи.
В результате выросло все то, что сегодня актуально и работает — сотрудничество с Министерством образования, рывок школы «Умка» к «школе Сколково» и пр.
Анна Елашкина: «У Новосибирской области невероятный потенциал за счет СО РАН, заводской среды, вузовского сообщества. Но как-то не случилось сращивания, «проворота» между предприятиями, наукой и образованием в новом качестве и новых условиях. Лаврентьевская идея о том, что в Академгородке должно создать еще и инженерный комплекс, в полной мере реализована не была, и теперь эта проблема обострилась. Тем более привлекательной и своевременной оказалась позиция Французова, что Академгородок надо дорастить до полноты инженерного образования и устранить разрыв с городом. Не строить что-то новое, но довести до ума те системные места, где просто «не доделано». Современная инженерия, по мнению многих участников прошлого форума «Интерра», больше похожа внешне на ремесленные цехи, небольшие проекты и инновационные проекты внутри них, организованные сетевым образом. Эти соображения были доведены до мнения тогда еще премьера В. Путина. И Новосибирская область получила задание на разработку идеи Центра. В этой разработке приняли активное участие очень многие люди из нашей интеллектуальной сети, включая Министерство образования, науки и инновационной политики Новосибирской области». 
Павел Французов: «… а я был приглашен в рабочую группу губернатора (со стороны, из-за рубежа потенциал новосибирской науки виден особенно). Поэтому наша команда приложила много сил к разработке идеи развития образования, полностью изучив ситуацию».
Александр Нечипоренко: «Важно, что анализ ситуации делался не кабинетно — было проведено большое количество встреч, круглых столов, семинаров, неформальных бесед участием ученых, преподавателей, директоров предприятий, руководителей вузов. Поэтому концепция создания ЦОИР — плод коллективных усилий научной, образовательной, педагогической и производственной общественности». 
Анна Елашкина: «В нем заложены достаточно простые идеи развития инженерного образования — Технологический институт, с идеей создания которого Павел и приехал. На первом этапе его создания — межвузовская магистратура в новом качестве. Далее — Фонд технологического превосходства, институт формирования проектов. Ведь инновационные проекты надо разглядеть. А затем управлять ими. И только при выстраивании деловой доверительной сети, в которую должно войти в нашем случае и государство, начинает просматриваться, какие проекты могут быть реализованы на этой территории в партнерстве с другими территориями. Мы взяли на себя в большей степени образовательную часть, поскольку внутри таких проектов должно быть образование, а внутри образования — проекты. Мы назвали это сетевым проектным образованием. И государство как действующий сетевой партнер создало государственное автономное учреждение НСО «Новосибирский региональный ресурсный центр» при Министерстве образования, науки и инновационной политики, который возглавил Павел Французов. Государство создало специальный орган, который займется апгрейдом существующей в городе межвузовской магистратуры. Это очень хороший замысел. Областное же правительство выделило деньги на то, чтобы студенты-магистранты трудоустраивались на предприятия. Сегодня уже есть некоторый опыт проектного образования для студентов в НГТУ, когда они «вырываются» из учебного процесса и взаимодействуют с преподавателями и студентами других факультетов. Но для них это непросто».
Сергей Анцифиров: «Есть модель инновационной среды «тропического леса», авторы которой приводят научно-популярный опыт, когда в одну бочку замешали все химические составляющие человека, но человека не получилось. Чуда не произошло. Можно провести аналогию с современными попытками сконструировать инновационную среду и сделать вывод: ключевой вопрос не в том, что составляет систему, а в том, как все связано между собой. Мы сейчас во многом располагаем теми элементами, которые должны быть в итоговой системе. И ставим перед собой задачу не придумать что-то принципиально новое, а способствовать взаимодействию уже существующих структурных элементов системы. Инструменты взаимодействия где-то уже разработаны, где-то их предстоит дооформить».
Александр Нечипоренко: «Философским камнем перемен, как ни странно, оказалась проектная форма работы. Очень важную информацию дает для этого новосибирский форум «Интерра». В прошлом году один из зарубежных экспертов – Паоло Раймонди из Италии — поделился интересным опытом: когда они попытались соорганизовать субъекты из разных отраслей, опробовав разные механизмы и формы, реально работало, стало живой формой только участие в едином проекте, а не попытка просто распределить деньги. Но для начала следует уточнить, что мы понимаем под словом «проект». Проект — это, прежде всего, работа на будущее и создание того, чего еще не было. Современные проекты — это, конечно же, совместные действия разных профессионалов (или разных организаций) — инженер, ученый, врач, управленец, педагог. Выясняется, что это вообще сложно – все говорят на разных языках, у всех разные социальные формы работы, они функционируют в разных сферах, занимают разные мировоззренческие позиции. Проект вырывает их из стереотипных форм, они начинают заново осознавать предмет и необходимость саморазвития: того, что я умею, недостаточно. Я должен продвинуться, дорастить сам себя, изменить способы своей работы и сделать это согласованно с другими. Так что проект — это средство развития каждого и всех вместе». 
Анна Елашкина: «Проект — это кооперация, но не по схеме — один сделал продукт, подсчитал его себестоимость, накрутил сумму и продал следующему контрагенту. К примеру, наш ИЯФ продает ускорители Китаю, но можно ли сказать, что это есть совместный проект ИЯФа с Китаем? Отнюдь». 
Александр Нечипоренко: «Этот пример очень показателен. ИЯФ поставляет ускорители в Китай, китайцы используют их для облучения изоляции проводов с целью улучшения их свойств, а затем продают их… в Россию. Товарная стоимость продукта, естественно, китайская, проект — тоже. Так что встраивание в чужую цепочку в определенном месте оказывается проигрышным вариантом. К сожалению, наши инновационные компании и наши разработки существуют пока в основном в таком формате. Поэтому, по большому счету, проектом является реализация длинной цепочки стоимости на нашей территории, чтобы конечные звенья, дающие максимальную прибыль, оказались здесь».
Анна Елашкина: «В этой связи очень важна тема открытых протоколов. Обычно кооперация — это закрытый протокол, потому что каждый на своем кусочке зарабатывает некоторую прибыль, но никто никогда в такой цепочке передачи продукта не скажет, сколько он зарабатывает. Однако в Европе в последние годы инноваторы сложили несколько проектов, где все было открыто, и выяснилось, что выгоднее, чем зарабатывать на своем участке. Потому что, когда открыли протоколы, увидели все затраты и определили места, где можно реально сэкономить. Более того — сумели более аккуратно привлечь кредитные деньги. Синергетический эффект от открытия информации оказался более выгодным, чем когда каждый пытался на своем участочке заработать. Понятно, что это пока единичный случай, но точно есть интеллектуальные сети и сети доверия — такие проекты начинают в Европе работать».
Александр Нечипоренко: «Мы видим, что проблема развития Новосибирска и страны заключается в том, что необходим механизм инициирования, складывания из коротких звеньев свободно действующих рыночных игроков и разворачивания проектов в смысле создания длинной цепочки. Понятно, что возможность такой цепочки нужно увидеть «с высоты птичьего полета», собрать всех представителей отдельных звеньев и начать складывать этот совместный проект. Это и есть та деятельность, которая сейчас чрезвычайно нужна. То, что сейчас делают студенты в лабораториях и на практике на предприятиях, — проекты мелкого масштаба. Нужны проекты-локомотивы, которые и вытянут образование, и создадут запросы на научные исследования и разработки. А потом выяснится, что и школьники готовы в этом участвовать».
Светлана Гольцер: «Главное слово здесь — «сшивка». Уже положено начало воспитанию креативной молодежи для инновационной экономики. К этой работе подключены педагоги, ученые, школьники. И выяснилось: все уже есть, нужно только все пересобирать и сделать новые протоколы взаимоотношений. Самая большая проблема этого — коммуникации между структурами в современных условиях конкурентозависимости школы и вуза. Рынок ничего не отрегулировал, но сделал сообщение между ними очень сложным. И программа взращивания креативной молодежи — это попытки построения новых коммуникаций ради одного дела: чтобы школьник приходил в институт и там с ним не занимались школьными проблемами, а включали в те проекты, на которые он уже способен. Для этого школа должна подготовить абитуриента, умеющего работать в проекте, а самой школе нужен тот дошкольник, который умеет задавать вопросы, а не закрываться от них. Эта вопросительность, умение строить свою деятельность, управлять своей маленькой самоорганизацией — именно то, что востребовано в вузе для встраивания в большой проект. Поэтому «Школа Сколково», инновационные школы Новосибирска объединяются на Интерре, образуя школьный трек, где в проектном режиме будет решаться несколько вопросов: большой региональной политики развития образования, результатом которого видится создание атласа образовательных практик за Уралом. Поскольку без него мы плохо понимаем, что происходит за границами области. Еще одна тема обсуждения: цифровой век российской школы — сложнейшая проблема, ибо мало укомплектовать школы интерактивными досками и компьютерами, а нужно сделать эти инструменты способами развития мышления детей. Специалистов же, умеющих это делать, мало. Следующее — это инженерное школьное образование, потому что если не построить мышление школьника соответствующим образом, то вуз вынужден тратить энергетику и время, чтобы это мышление «достраивать» у себя при совершенно других задачах. И, наконец, планируется сложная работа по описанию инфраструктуры, дизайна и педагогической архитектуры современной школы, которая должна начать соответствовать проектному способу обучения, поскольку существующая кабинетная система обычных школ противоречит любой проектности».
Павел Французов: «Конечно, интересен вопрос, как все задуманное будет работать. В программном документе заложено несколько китов, которые должны «настроить» систему и запустить ее. Это и Фонд технологического производства — поиск и складывание таких проектов в России; Технологический институт — создание зоны принципиально нового образования; Управляющая компания — координация и внешняя кооперация. Изначально проект предполагал ничего не разрушать, а запустить взаимодействие имеющегося и улучшить качественно и количественно. Тот же Технологический институт может создаваться на базе какого-то действующего вуза или как независимое научно-учебное заведение. В настоящий момент мы отрабатываем его принципы на базе существующей межвузовской магистратуры. Предполагается, что она перейдет на сетевую форму работы: мы будем готовить специалистов для определенного предприятия. Однако ему требуются работники с дополнительными профессиональными качествами. Первое, о чем мы спрашиваем предприятия, — есть ли у них инновационные проекты. Затем проводим конкурс проектов. И те их них, которые реально работают на развитие предприятия, а значит, и развитие области, поддерживаем студентами, которые должны учиться работать в рамках этого проекта. Идея заключается в том, что в проект «заходит» не один единственный студент и растворяется в недрах предприятия, а студенческая команда. И если это полипрофильная команда, то у каждого должна быть программа работы над своей специализацией. Дальше возникает вопрос сбора этих программ. К счастью, новая редакция закона об образовании поддерживает вариант сетевой формы программ обучения студентов. Несколько юридических лиц — вузы, предприятия, НИИ заключают договор, в котором прописано, где студент изучает определенные дисциплины, где проходит практику и т. д. Сегодня студент может обучаться сразу в нескольких местах — от вуза до предприятия и коммерческой фирмы. И у нас появилась возможность довести этот проект до практической реализации».
Александр Нечипоренко: «Речь идет об обновлении вузовского образования, поскольку одна из их проблем — медленная обновляемость учебных программ. И нет никакого механизма, который стимулировал бы преподавателя поработать над новым тематическим курсом. Такой стимул появляется, если мы начинаем привязывать программу к инновационным проектам на предприятиях. Это вполне реально, поскольку в новосибирских вузах есть преподаватели и целые кафедры, готовые войти в такой экпериментально-инновационный режим и начинать менять внутри себя образовательную среду. Важно, чтобы в проектах участвовали студенты не по одиночке, а командами. Идея студенческой команды тоже не случайна, потому что одному студенту быть белой вороной невозможно. Очень важно, что областная власть выделяет в Технопарке два этажа — общее пространство для встреч и проработки со студентами проектного движения, проектной культуры, в перспективе — организации новых лабораторий… Так что речь в действительности идет о выращивании складыванием имеющихся ресурсов в конфигурацию новой системы образования, из которой, надеемся, и произрастет новый технологический институт».
Сергей Анцифиров: «Тем более что запрос на изменение среды не просто сформулирован извне как необходимое решение, но существует внутри самих образовательных учреждений и других организаций-участников. К примеру, в НГТУ ректором Н. В. Пустовым задана установка, что вуз должен порождать новые знания, а не только их транслировать. И эта задача может быть отнесена к любому вузу. Не только к НГТУ и НГУ. Можно дискутировать о способах решения задачи, но идеологически мы союзники или, по меньшей мере, единомышленники. Образовательная среда изменится обязательно». 
Анна Елашкина: «А со студентами проблем не будет — они не боятся быть белыми воронами и готовы использовать любой канал, гарантирующий им трудоустройство в будущем».
Александр Нечипоренко: «Со стороны предприятий и инновационных компаний запрос на способные вести проектно-инновационную работу кадры также есть. Мы знаем инновационные компании, которые имеют и заказы, и ресурсы, и возможность развития, но не могут сделать этот шаг в сторону развития, поскольку не имеют инновационных кадров и не могут развернуть эту работу малыми силами. Все понимают, что сейчас необходима идеология развития — видеть горизонт, результаты запускаемых проектов. Очень важно, что все это поддерживается и руководством области. Мы видим явно и четко сформулированный запрос: образование должно стать средством развития региона. Наличие такого осознанного запроса и есть залог реализуемости наших планов. Кроме того, когда начинают выдвигаться такие консолидированные запросы, начинает складываться гражданское общество. И еще одна наша задача — наращивать сообщество, работающее на развитие. И мы ожидаем появления первых измеримых результатов нового качества образования уже в 2016 году».
Наталья СЕКРЕТ
 
Просмотров: 2295