Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Амурский потоп

№ 10(97), 31.10.2013 г.
Наш журнал уже дважды в этом году публиковал интервью с заведующим лабораторией изучения цунами Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН доктором физико-математических наук Вячеславом Гусяковым. В этот раз мы обратились к Вячеславу Константиновичу за комментариями по поводу катастрофического наводнения на Дальнем Востоке, последствия которого еще долго будут ощущаться жителями этого края. Из-за затянувшейся командировки ученого на Дальний Восток разговор с ним состоялся только теперь, однако не утратил своей актуальности
— Вячеслав Константинович, мы знаем, что Вашей непосредственной областью исследований являются не паводки на реках, а волны цунами в океане, но Вы наверняка следили за развитием наводнения на Амуре, которое для многих жителей этого региона оказалось не менее страшным, чем цунами.
— Действительно, между наводнениями и цунами много общего: физическая сущность этих явлений заключается в неожиданном повышении уровня воды, и разница — лишь во времени. При цунами это происходит за считанные минуты, а при наводнениях и катастрофических паводках — это часы, дни или даже недели. Но результат один — земная твердь вдруг оказывается под слоем воды, и человек вынужден спасаться бегством, бросая все нажитое на произвол стихии. Так было в Крымске в июле 2012 года, где катастрофический паводок, погубивший более 
170 человек, оказался столь внезапным, что его напрямую сравнивали с цунами.
— В прессе было озвучено множество гипотез и предположений о причинах столь сильного наводнения на Дальнем Востоке — от вышедшего из-под контроля потепления климата до демонстрации новейших разработок климатического оружия. Что, по Вашему мнению, произошло этим летом на Дальнем Востоке России?
— Мне представляется, что довольно правдоподобная картина произошедшего была представлена на пресс-конференции, состоявшейся 13 сентября в РИА «Новости», в которой участвовали руководители Росгидромета и Федерального агентства водных ресурсов России. Первой предпосылкой явилась многоснежная зима на Дальнем Востоке. Весенний паводок не был катастрофическим, но по завершении таяния снегов почва оказалась перенасыщена влагой, а водохранилища Зейской и Бурейской ГЭС — наполненными почти под завязку. Летние муссонные дожди в этом году, начавшись в первых числах июля, фактически не прекращались до конца августа. Причиной стала аномальная синоптическая ситуация в Дальневосточном регионе, когда устойчивый антициклон, сформировавшийся над северо-западной частью Тихого океана, блокировал для южных муссонов выход в Охотское море, над которым они обычно и выливают большую часть принесенной влаги. В Приамурье за два месяца выпало 600—700 мм осадков — почти годовая норма. Простые подсчеты показывают, что при огромном водосборе Амура (почти 1,855 млн кв. км) каждые 100 мм осадков дают дополнительные 185 куб. км воды, что составляет половину среднегодового стока Амура (380 куб. км). 
Понятно, что без резкого повышения уровня и выхода за пределы русла пропустить такой объем воды река была не в состоянии. 
— Были ли известны раньше подобные наводнения на Амуре?
— Экстремально высоких отметок уровень Амура достигает примерно раз в тридцать лет. Последнее крупное наводнение было в 1984 году, когда уровень в Хабаровске достиг отметки в 620 см. Исторический же максимум в 642 см был зафиксирован еще в 1897 году. Нынешний максимум, достигнутый 4 сентября 
(808 см), перекрыл его почти на два метра. Гидрологи оценивают период повторяемости таких экстремальных наводнений в 200—300 лет. Однако период повторяемости — это всего лишь среднестатистическая величина. Известно, что подобные катастрофические паводки, так же как и периоды экстремального маловодья, имеют тенденцию к группированию во времени. Нет никаких гарантий, что подобная аномальная погодная ситуация не повторится через несколько лет, и Амур вновь, но с еще большей силой, не выйдет из берегов. 
— Что же в этой ситуации делать жителям и властям?
— Жителям, чьи дома находятся на отметках ниже десяти метров над уровнем любой реки, нужно постоянно помнить о том, что они живут в опасной зоне и думать о возможных рисках, например путем страхования жилищ и имущества. А власти должны принимать более действенные меры, такие как строительство защитных дамб и каскадных плотин на всей речной системе для перехвата аномальных паводков. Дело весьма затратное, но другого пути нет. Сумма прямых убытков от подобного рода катастроф будет только нарастать и уже сейчас достигает таких масштабов, что для их покрытия власти вынуждены корректировать государственный бюджет.
— А на Ваш взгляд, можно ли было предсказать нынешний катастрофический паводок на Амуре?
— В проблеме предсказания паводков важно различать долгосрочный и краткосрочный прогнозы. Под долгосрочным обычно понимается прогноз уровней до начала очередного климатического сезона — весеннего схода снега, летнего таяния ледников, муссонных дождей. Эта задача фактически сводится к долгосрочному прогнозу погоды и вариаций климата — «средней погоды» по региону. Несмотря на огромные усилия, затрачиваемые развитыми странами, она еще очень далека от удовлетворительного решения. Вторая задача методологически более проста и требует лишь грамотных технических и системных решений, ну и, конечно, немалых материальных затрат. Ключевым элементом здесь является наша способность точно измерить количество влаги, уже запасенной в снежном покрове или в ледниках либо выпавшей в виде атмосферных осадков, а затем рассчитать скорость перемещения этих объемов воды по речной системе. Необходимые математические модели для этого давно разработаны и используются во многих службах погоды. 
В России, как всегда, проблемным местом являются именно сети наблюдений. На уже упоминавшейся пресс-конференции в РИА «Новости» руководитель Росгидромета Александр Фролов отметил, что нынешняя сеть метеорологических постов в бассейне Амура составляет только 60 процентов от уровня 1986 года. Несмотря на это, прогнозы метеорологов по развитию паводка оказались довольно точными. Именно это обстоятельство позволило властям принять меры по защите важнейших сооружений, а главное — избежать человеческих жертв. 
Особенно плохо дело обстоит с измерением расходов воды в речной системе. Ездить поперек реки на лодке, опуская с нее в воду вертушку для измерения скорости течения, — это уже прошлый век, и для массовых замеров такая методика не годится. Сейчас выпускаются компактные приборы для дистанционных измерений течения и передачи данных по телеметрическим каналам, включая спутниковые. 
— То есть лучшее приборное оснащение станций и постов Росгидромета помогло бы спрогнозировать паводок?
— Да, но только в краткосрочном плане, когда уже о проведении эффективных подготовительных и защитных мероприятий говорить поздно, а нужно спасать людей и движимое имущество. Но в любом случае без развитых и оснащенных современными приборами систем наблюдений не обойтись. Точные данные измерений погодных и гидрологических параметров нужны для понимания природных закономерностей развития и создания их математических моделей. Именно эти модели являются основой долгосрочных прогнозов погоды и изменений климата.
В нашей же стране, даже при наличии необходимого финансирования, все происходит более чем странно. В качестве прямой аналогии можно привести пример с системой наблюдений над уровнем моря, используемой для оперативного прогноза цунами. Доставшаяся в наследство от СССР стационарная мареографная сеть уровенных наблюдений в 90-е годы пришла в полную негодность. Встал вопрос о ее возрождении и модернизации. Было принято решение о замене громоздких механических приборов, требовавших капитальных затрат на установку и ежедневного обслуживания, на компактные современные датчики, которые могут быть установлены на любой причальной стенке либо даже на необорудованном берегу. Нашлись деньги даже на оплату спутниковых каналов для оперативной передачи записей в Хабаровск и в центры цунами в Южно-Сахалинске и Петропавловске-Камчатском. Специалисты цент-ров цунами и ученые наконец-то смогли увидеть реальные колебания уровня наших дальневосточных морей на интернет-сайте, созданном в НПО «Тайфун» в Обнинске. 
Однако такая система проработала недолго. В разгар паводка на Дальнем Востоке управление ФСБ по Сахалинской области внезапно озаботилось проблемой утечки за рубеж стратегически важной информации о колебаниях уровня моря вблизи наших дальневосточных границ. Здесь следует пояснить, что в бывшем СССР информация об измерениях уровня моря всегда считалась закрытой. СССР был единственной страной среди 28 стран-членов Международной системы предупреждения о цунами в Тихом океане, не разрешавшей оперативный обмен приливными данными. Положение начало меняться лишь в середине 2000-х годов, когда несколько автоматизированных уровенных датчиков было установлено на Курильских островах и Камчатке, и данные с них начали поступать в международную сеть. И вот в конце августа 2013 года работники ФСБ в сопровождении группы захвата в масках и «незаинтересованных представителей общественности», как сказано в протоколе, явились на метеостанции в Северо-Курильске, Южно-Курильске, Курильске и в Малокурильске. Они предъявили дежурному персоналу постановление Сахалинского областного суда, разрешающего, на основании «достоверных данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной и экономической безопасности РФ», обследование помещений, зданий и сооружений, а также изъятие «технических средств, иных предметов и документов». Прибывшие сняли и забрали с собой оборудование для регистрации уровня моря вместе с приемо-передающей аппаратурой. На станции Южно-Курильск, возможно, и по ошибке, прихватили и принадлежащий Геофизической службе РАН велосиметр для записи сейсмических колебаний, который, впрочем, вскоре вернули. Все снятое оборудование было закуплено и установлено с получением разрешений от необходимых инстанций в рамках Федеральной целевой программы № 74-ОК/11-9 «Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2015 года».
Наличие «жучков» в любых технических изделиях иностранного производства, от авторучек до автомобилей, приобретаемых в рамках госзакупок, исключать, конечно, нельзя, и в этом «органы» должны жестко стоять на страже интересов государства. Вопрос только в том, почему эта аппаратура не прошла необходимую проверку перед ее установкой на труднодоступных станциях. Результаты проведенной экспертизы снятых приборов пока неизвестны, и они до сих пор находятся в Сахалинском управлении ФСБ. Работникам службы предупреждения остается лишь надеяться, что следующее сильное цунами в Дальневосточном регионе не произойдет до того, как ФСБ закончит свои проверки, вернет приборы и работоспособность уровенной сети в Дальневосточном регионе будет восстановлена.
Беседовала Светлана ГАЛЫНИНА
 
Просмотров: 1128