Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Время повышать качество работы, управления, жизни

№ 12(99), 31.12.2013 г.

Болевые точки и философия оптимизма

Уходящий год, по оценке Виктора Александровича, сквозь призму показателей промышленной, социальной сфер можно назвать обычным, рабочим, но отмеченным ростом экономики Сибири. Причем несколько большим, чем в среднем по России. Как в любой иной год введено в строй немало интересных социальных, инфраструктурных объектов, заработали новые мощности Богучанской ГЭС. Получен большой урожай зерновых, отмечен прирост населения. В 10 из 12 регионов он является естественным, причем не только за счет рождаемости, но и снижения смертности. Как минимум три региона показали устойчивое положительное сальдо миграции. Однако особенностью года является то, что все эти результаты давались все же большими усилиями, в более сложных ситуациях и гораздо худших условиях, нежели всегда. Это показатель того, что явления общемирового экономического спада гораздо сильнее проявляются в Сибири, чем по России в целом, поскольку здесь велика доля базовой промышленности, зависящей от общемировых процессов, отмеченных падением на мировых рынках цен на уголь на 30—40%, значительным снижением цен на алюминий, никель, медь — по некоторым позициям вдвое. Наши предприятия за тот же объем продукции получили прибыли на 15—30% ниже ожидаемых показателей. Для предприятий это означает потерю инвестиций, а для регионов — потерю доходов в бюджет. Серьезно пострадали Красноярский край, Кемеровская, Томская области, Хакасия — те регионы, где упомянутые отрасли традиционно сильны. Несмотря на богатый урожай зерновых, себестоимость зерна из-за неблагоприятных погодных условий возросла значительно. Таким образом, потери по налогам на прибыль отмечаются практически во всех регионах без исключения — даже в Новосибирской области, где нет такой доли базовой промышленности. Вывод таков: в нынешнем году мы еще не очень ощущаем явление экономического спада, но в целом сложившиеся условия требуют от экономики страны, Сибири скорейшего роста эффективности. Придется задействовать новые инструменты развития. «Выехать» на конъюнктуре высоких цен нам уже не удастся. 
Как интересный, стратегический фактор этого года Виктор Александрович отметил акцентированное в послании президента страны Федеральному собранию значение не просто восточных территорий, но всей Сибири. В. В. Путиным определены конкретные механизмы ускорения развития этой территории. На часть регионов Центральной Сибири распространяются льготные налоговые режимы, которые сейчас введены для Дальнего Востока и трех регионов Восточной Сибири. К ним присоединятся три региона Центральной Сибири — Красноярский край, Хакасия, вероятнее всего Тыва. А в оставшихся шести сибирских регионах будут создаваться зоны особого благоприятствования для конкретных точек роста. 
Несмотря на неоднородность потенциала сибирских территорий, все это планируется для лучшего использования возможностей всей Сибири. Восточная, Центральная Сибирь богаты нефтью, газом, золотом, полиметаллами. Благодаря построенным здесь крупным ГЭС есть резерв электроэнергии. Сибирь — это еще и космические летательные аппараты, современное ракето- и самолетостроение, био- и нанотехнологии. Однако для разумного баланса общерегионального развития иным территориям следует проанализировать уже задействованные возможности и выступить с новыми идеями. 
Такое ускоренное развитие Сибири и Дальнего Востока может стать прорывом для развития всей страны, считает президент. И с этим трудно не согласиться. Ведь центр экономической активности явно переходит из Европы в Азию. И Сибири, имеющей огромный природный, энергетический, научный, людской ресурс, нельзя упустить в этом процессе свой шанс. За счет Сибири можно повысить качество жизни всей большой страны, развить ее имеющиеся конкурентные преимущества. Сибиряки так ставили вопрос всегда: не дайте, а возьмите от Сибири необходимое и используйте его для общероссийского развития и роста.

Право на самостоятельность

Однако бизнес, промышленный сектор сетуют подчас на излишнюю централизацию управления, мешающую не только оперативному решению вопросов, но и продвижению региона в целом, с чем Виктор Александрович категорически не согласился. Как считает полпред, для принятия решений по инвестиционному, экономическому развитию главным ресурсом владеет сам бизнес в соответствии с собственной политикой развития. В то же время у регионов достаточно инструментария для мотивации бизнеса: налоговые льготы, специальные субсидии, гарантии при кредитовании бизнеса. Подобные инструменты трудно реализовать в масштабах большой страны, поскольку регионы имеют разную специфику, социально-экономические показатели. И единообразно подходить к решению вопросов просто невозможно. Ведь бизнесу нужны, скажем, новые территории, которые невозможно увидеть из Кремля, и это вопрос исключительно местной власти. Именно в регионах концентрируются кадры. И то же во многих иных вопросах. Если же имеются в виду холдинги, то они по определению не могут быть фактором, тормозящим, равно как и ускоряющим развитие, поскольку, будучи тесно связанным с иными производственными структурами, предприятие само заинтересовано в подобной кооперации. 
Есть, конечно, управленческие центры, тяготеющие к Москве, признал все-таки Виктор Александрович, однако это вполне разрешимая ситуация. С одной стороны, доходы регионов идут от производства, а не от центра принятия решений. С другой — создав здесь очень хорошую бизнес-среду, можно перевести сюда и центр принятия решений. Так сделал в свое время Петербург, забрав у Москвы часть центров, что не противопоказано Новосибирску, Красноярску и другим крупным городам. Тот же Новосибирск может стать центром принятия решения для малых городов, поскольку центры управления всегда тяготеют к крупным городам, становящимся точками роста. И это ничуть не обделяет прочие территории. Так что никто, по большому счету, не мешает регионам формировать собственную эффективную управленческую среду, свой социум. И если кто-то из региональных лидеров убеждает себя в том, что это не его дело, то здесь простое нежелание все это делать, категоричен полпред.
Не слишком ощущаем прямую выгоду от новой экономики
Потому что так устроена сегодня бюджетно-налоговая система. Виктор Александрович признал это даже на фоне предыдущих рассуждений. Ведь на создание этой новой экономики тратятся определенные ресурсы. И получалось так, что любая новая экономика сразу же участвовала в формировании налога на добавленную стоимость, но весь налог аккумулировался федеральным бюджетом, а ждать от новых современных производств больших налоговых поступлений не приходилось. И нынешнее решение на федеральном уровне развивать многие сферы не по годовым бюджетам, а по здравому смыслу — это и есть здравый смысл. Обещанные президентом в его послании Федеральному собранию трансферты по налоговым отчислениям в той доле, в какой регион оказывал финансовое содействие в создании той или иной инфраструктуры, — вот то, о чем мечтали регионы в течение длительного периода. Важно именно сейчас эффективной налоговой политикой способствовать формированию базовой конкурентоспособности регионов.

Будущее России определяется состоянием науки и образования

Однако не согласился полпред отнести к факторам торможения и закон о развитии академической науки. Ведь, как считает он, каждому ученому и тем более управленцу было очевидно, что оставлять ситуацию на том же витке развития нельзя. О чем свидетельствуют, кстати, и многочисленные стенограммы годичных собраний и отдельных выступлений. Российская системная проблема сегодняшнего дня, по его мнению, заключена в том, что мы перестали опираться на исторический опыт своей страны. Хотя история свидетельствует, что Академия наук советского периода развивалась как сугубо государственная система. А отдельная, особая система была создана вынужденно, поскольку практически все научные исследования и разработки были засекречены, и их невозможно было передать в публичную сферу — в университеты. А вся политика управления осуществлялась в ней также централизованно, главными силами. Где расположиться научным центрам, как и на что их построить, всегда решало государство. Плюс партийная власть. В рыночные времена эта государственная политика ослабла. И появление разумной концепции усиления государственного влияния на развитие институтов фактически ничего не меняет в их развитии. Конечно, претерпят изменения некоторые функции президиума академии, но они и без того уже давно были, мягко говоря, «растворены». И все же базовый принцип — юридический статус — конкретно СО РАН отстоять удалось. И это главное для развития науки, убежден полпред. Хотя есть вероятность, что, сыграв на этом, некие холдинги уже завтра начнут соблазнять наши институты интеграцией. Тогда как нам необходима их интеграция с территориями с тем, чтобы они стали или оставались движущей силой производительных сил, культуры, университетского образования Сибири. Тем более что сами институты уже давно не сидят на «бюджетной игле», а привлекают ресурсы самостоятельно.
Конечно, на «притирку» с новыми структурами необходимо время: вслед за ФАНО недавно создан Совет по науке при президенте РФ. И как сложатся взаимоотношения этих структур с научной средой, еще покажет время. Однако если мы хотим развиваться быстро, то нам нужно стремиться к качественному обновлению. Ведь будущее России определяется исключительно состоянием науки и образования, уровнем интеллекта, а не состоянием металлургии, наличием газа или нефти. 

Сибирь как возможность прорыва российской экономики

Виктор Александрович считает это одним из главных и очевидных трендов наступающего 2014 года, предполагающим очень напряженную работу. Президент обозначил эту задачу как свою политическую волю. При этом весьма важно, чтобы эта политическая воля не была подавлена бюрократией. Ведь находить аргументы, почему это — невозможно, то — нельзя, а это — будет неэффективно, гораздо проще, чем работать. Но мы заинтересованы в развитии, нам нужны прорывы. Подчинена этой стратегии очень важная задача — сбалансировать бюджетную политику, поскольку в 2013 году была допущена определенная разбалансировка — расходы росли быстрее доходов. И если все это объединить, включив своевременное решение социальных проблем общества, развитие производительных сил и экономики в целом, можно прийти к глобальному выводу: необходимо придать большую масштабность всей управленческой деятельности. «К сожалению, мы многое имеем как потенциал, но гораздо меньше как результат», — мудро констатировал Виктор Александрович. Несмотря на не прекращающуюся конкуренцию регионов, в нашей, Новосибирской области, существенно ослаб инвестиционный процесс. Хотя Новосибирск за всю современную историю развивается как особая среда обитания — культурная, научная.
Еще один очевидный тренд предстоящего года — выборы мэра Новосибирска, которые, по прогнозам Виктора Александровича, могут быть непростыми, поскольку многие политические силы ориентируются на однозначно качественное обновление. 

Энергия власти для успеха

Самое болезненное, по признанию полпреда, — наблюдать в новосибирцах уныние и скепсис. «Нельзя сказать, что качество среды определяет власть, но именно она должна давать импульс ее обновлению и развитию, — констатировал Виктор Александрович. — Ведь уныние во власти — это уныние в обществе. Вот почему так важно, на мой взгляд, чтобы местную власть представляли люди не пришлые, неизвестные Новосибирску, как и он им. Власть всегда публична. Власть — это передача настроения, характера, неких нравственных начал».
А ведь именно такая власть нам всем и нужна…
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 1242