Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Бороться, не сдаваться — жить!

№ 12(99), 31.12.2013 г.
Не сомневайтесь, вопросы политику задавались прямые и неудобные: о заоблачности заработной платы думских депутатов, о тревожащей судьбе Сибири с массированным оттоком населения из нее, в целом о России, живущей в «режиме ликвидации», и даже о том, какими событиями предположительно может быть отмечено столетие русской революции 1917 года… 

Кризисы и спады — явление временное

Этой оптимистичной мыслью Анатолий Евгеньевич начал свои рассуждения о проблемах современности. Важно, по его мнению, что освоение Сибири государством поддерживалось  во все времена. Однако миграционные потоки, образовавшиеся сейчас на северных территориях из-за некомфортности и не компенсирующего суровости климата качества жизни, достигли значительных масштабов. По статистическим данным, за 20 лет Новосибирская область потеряла более 100 тысяч только сельского населения. Ситуация тревожащая. Особенно на фоне бравурных геополитических проектов освоения Сибири, порождающих резонный вопрос: какими силами? Чтобы рассчитывать на проживающих здесь, а тем более — прибывающих сюда, необходимы определенные преференции и льготы, внимание к которым со стороны государства в последние десятилетия неоправданно ослабло. Зато вызывающе (или провоцирующе) повышено денежное содержание чиновников госаппарата и депутатского корпуса, что сам депутат оценил с точки зрения социальной справедливости крайне отрицательно. 
По большому счету, ослабление Сибири, угроза ее целостности — пусть даже отдаленная, муссируемая сегодня как некая историческая неизбежность, — это угроза благополучию всей страны. Ведь мы подошли к той грани, когда количество добытой и проданной нефти не прямо пропорционально приросту национального продукта РФ. Мысль не оригинальная, но требующая беспрестанного звучания, — сырьевая модель развития себя исчерпала. Хотя на правительственном уровне намерения поддерживать сырьевой сектор за счет сокращения трат субъектов на решение социальных вопросов не ослабевают. А в реальном секторе экономики продолжает поддерживаться лишь «отверточное» автомобилестроение. Подобные перекосы формируют отрицательные экономические и социальные тенденции в целом. Оппозиция уверена: несмотря на все декларации, мы последовательно идем в тупик, поскольку страна ничего не производит. Сохраняется и развивается лишь производство, связанное с топливно-энергетическим комплексом. А вот в, казалось бы, развивающейся оборонке мы во многом уже прошли точки невозврата. Прежде всего — в радиоэлектронике. Конкретно — в отечественной элементной базе, которой у нас попросту нет. А без нее даже говорить о шестом технологическом укладе бессмысленно. И основная ставка в решении задачи «срезания углов», определенной в ходе Технопрома Дмитрием Рогозиным, должна быть сделана только на науку, подвергшуюся в настоящий момент массированной атаке со стороны государства. Забрать, приватизировать, разделить, подчинить чиновнику, который станет управлять наукой и определять степень важности тех или иных ее направлений — вот пока что видимая часть свежайших реформ российской системы организации науки. По мнению Анатолия Евгеньевича, это крайне опасно. 
В научной среде всегда было и есть соперничество. Оно культивировалось, финансировалось и двигало саму науку. Но едва ли в свете нынешних обличений и пристрастного отношения чиновник поймет и финансово поддержит это многообразие. А ведь еще от Петра наука решала финансовые вопросы самостоятельно, а государство, не вмешиваясь в эти процессы, ставило перед ней глобальные задачи. Увы, уровень интеллекта аудиторов, выведших сегодня формулу неэффективности деятельности Российской академии наук в ее нынешнем организационно-структурном виде, вызвал в обществе серьезные сомнения. И хотя предпринимаются попытки ориентировать свежеиспеченное ФАНО в русло необходимой в этой ситуации логики, эта машина продолжает двигаться в заданном направлении. Однако оптимистично настроенный Анатолий Локоть уверен, что все это будет обязательно исправлено и станет вспоминаться как кошмарный сон. Вот только время будет упущено безвозвратно.

На переломе…

Изменить крайне обострившуюся экономическую да и общественно-политическую ситуацию в стране, не доводя до хрестоматийного «верхи не могут, низы не хотят», возможно, по мнению Анатолия Евгеньевича, только сменой команды высшего управления на более профессиональную. Символ цинизма власти — итоги коррупционного скандала, связанного с личностью экс-министра обороны Сердюкова. Некогда открыто воевавший с отечественным производством, в особенности оборонным, этот человек назначен сегодня директором Федерального исследовательского центра машиностроения. Разве нужны еще доказательства того, что борьбы-то с коррупцией никакой и нет.
Крепка ли будет оборона
И все же предприятия ОПК живут и надеются на гособоронзаказы, хотя директоров пугают прогнозируемые тенденции их уменьшения от уровня 2012—2013 годов. Депутат подтвердил неизбежность этого понижения на фоне общих негативных тенденций, происходящих в экономике. И удержать на уровне единственную отрасль невозможно. Обнадеживает в этой ситуации более всего потенциал нынешнего министра обороны Сергея Шойгу и курирующего оборону вице-премьера Дмитрия Рогозина. Однако задача перед ними стоит архиважная — в короткое время отладить разрушенное. Ведь «сердюковское» наследие — это не только разрушение института заказчика, аналитических и стратегических управлений, а более всего — полное непонимание между военными и промышленниками. 
По-прежнему неподъемно тяжела система финансирования оборонзаказа, когда деньги поступают под занавес года, и завершить годовую программу в срок уже физически невозможно. За что, кстати, снесено немало директорских голов. И это подтверждает необходимость специального закона об оборонзаказе, предусматривающего не только ответственность, но и правила его выполнения. 

Революционер-профессионал

Таковым откровенно признал себя Анатолий Евгеньевич, что произошло из-за потерянности поколения его ровесников. Достигнув определенных карьерных, научных, общественных успехов, молодые и еще полные сил люди оказались не у дел. Это стало самым большим разочарованием, с которым многие по-настоящему не справились, не обрели своего жизненного места практически до сих пор. Вот почему политик Локоть стал лоббистом справедливости и отечественного производства сообразно с его главной жизненной установкой. Возможно, поэтому многие прочат его кандидатом в мэры Новосибирска, а то и губернатора на предстоящих выборах. Будет ли на самом деле такое выдвижение, пока не известно. Во всяком случае Анатолий Евгеньевич от глубоких комментариев воздержался. Хотя понимание ситуации, основанное на серьезном исследовании, внутри партии есть. Как есть и четкое мнение о том, что политические взгляды будущего мэра в этом выборе не должны быть на первом месте. Хотя и не без этого. Новосибирск — город большой, политически сложный, «разноголосый». И победит, считает Локоть, не политик и не хозяйственник, а тот, кто, имея опыт того и другого, сумеет объединить всех и вся. Понятно, что политическая ориентация не может не проявиться в деятельности будущего руководителя такого ранга, и не исключено, отразится на его судьбе. Такие примеры, увы, уже не единичны в нашем регионе. Так что гипотетически любой кандидат, а уж оппозиционер тем более, должен поразмыслить, к чему стоит, и стоит ли вообще быть готовым, вступая на эту стезю. Ведь, чего греха таить, у нас местное самоуправление — виновник всего происходящего, независимо от географии места действия и политических взглядов руководителя. Основное противоречие — объем полномочий и финансовых ресурсов — не разрешено до сих пор. Более того — официально признано. В результате у каждого из муниципалов за плечами малое или большое уголовное разбирательство как итог дилеммы: решить вопрос, но преступить закон, или не преступить, но и не решить. Эти правила давно необходимо менять. А пока интрига относительно кандидатуры от КПРФ сохраняется. 

О промышленной политике, ЖКХ, «барахолке» и жизненном оптимизме

Наличие вообще такой политики в стране депутат категорично отверг. Закон — это оформление некой системы взглядов, из чего должна эта политика состоять. И ожидать, что будет хороший закон, когда ничего этого нет, стоит едва ли. К сожалению, муниципалитеты объективно не заинтересованы в нем, поскольку налоговое законодательство этому не способствует. Этот разговор ведется еще со времен, когда наш гость являлся депутатом новосибирского городского Совета депутатов — с 2003 года, однако «до ума» дело так и не доведено до сих пор. Нет, по его мнению, понимания того, из чего эта промышленная политика должна состоять. Развивать промышленность постоянным лоббированием нельзя. Как, скажем, и решать вселенские проблемы ЖКХ.
Размер бедствия здесь по однажды прозвучавшим цифрам оценивается от пяти до семи триллионов. И 240 миллиардов, направленных в на решение проблем капитальных ремонтов, — капля в море. Государство, по большому счету, отстранилось от них, рассчитывая в большей степени на могучие плечи владельцев жилья и некие фонды. Однако приближающегося краха избежать удастся едва ли. Даже при самой высокой степени демократизации управления общим имуществом гражданам не залатать всех инфраструктурных дыр и не одолеть комплекса проблем. Пока что государство лишь признало наличие проблемы созданием Министерства ЖКХ. А нам, собственникам жилья, остается только взбадривать собственный оптимизм, раз мы все еще граждане этой страны, по меткому замечанию последнего оставшегося в России нобелевского лауреата — физика Жореса Алферова.
Не лучшие времена переживают и прочие приземленные сферы. «Горячий» вопрос судьбы Гусинобродского вещевого рынка прямо или опосредованно коснулся не только новосибирцев, но резонансно прокатился по всему Сибирскому федеральному округу. Ведь под угрозой оказалась финансовая обеспеченность тысяч людей, чей бизнес связан с самым крупным за Уралом оптовым вещевым рынком, а также их семьей. К моменту, когда отчет о встрече с депутатом должен был встать в номер, областным руководством обнародовано решение о продлении срока функционирования рынка и переносе его на новое место. И можно только предположить, какой еще поток суждений выплеснется в СМИ по этому поводу, поскольку остается главным не сам рынок, а рынок как категория экономическая, что и подчеркнул Анатолий Локоть, напомнивший о том, как появилось и развивалось это явление, бороться с которым административными мерами бесполезно. Другое дело, что эту вовсе не примитивную инфраструктуру следовало бы развивать как логистическую единицу. Теперь, кажется, у «гусинки» появится, скажем так, организатор. Он уже продекларировал ее светлое будущее с комфортными торговыми площадями, парковками, общежитием, системой общепита и прочими радостями жизни, предполагаемыми понятием «молл». Ну, во-первых, посмотрим, что из продекларированного будет сделано на самом деле, а во-вторых — опять же посмотрим, кому окажутся эти удобства по карману и как это отразится на ценовой политике.
Зато все это с полным основанием можно отнести к желанному оптимизму: если мы все это обсуждаем, значит, собираемся активно жить дальше. 
Согласны?
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 1090