Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Основания для осторожного оптимизма

№ 1(100), 21.02.2014 г.
Несмотря на то, что отдельные одиозные положения вроде «ликвидации РАН» в ходе работы над проектом удалось выправить, концепция закона мало изменилась и по-прежнему вся информация о РАН воспринимается как сводки с фронта. Причем информация меняется более чем стремительно. Если, к примеру, еще месяц назад председатель СО РАН Александр Асеев уверял, что на время действия президентского моратория финансирование институтов сохранится на уровне прошлого года вплоть до рубля, то, по последним сведениям, после выведения многих институтов и организаций из ведения 
СО РАН бюджет нынешнего года уменьшится почти в 30 раз. В итоге сумма финансирования Сибирского отделения РАН в 2014 году составит около 600 миллионов рублей против 17,2 миллиарда рублей, выделяемых отделению до реформы академии наук. Согласно закону, отделение вместе с научными институтами и сопутствующими организациями жизнеобеспечения, такими как, например, Центральная клиническая больница СО РАН, утратит и большую часть своих функций.
Все это не может не вызывать тревоги у ученых, опасающихся негативных последствий реформы и, в частности, возможных сокращений. Более того, руководители научных организаций уже готовятся к серьезным кадровым потерям. Причем после оценки деятельности институтов сокращаться будут не личности, а сами институты. По одним данным, под оптимизацию попадают около 20 процентов сотрудников, главным образом пенсионеров. По другим же — не меньше половины ученых. В рамках реорганизации аппарат президиума СО РАН будет сокращен практически вдвое. 
…В канун нового года на ставшем уже традиционным чаепитии с журналистами Александр Асеев старался поддерживать в себе внутренний оптимизм, но не скрывал, что работа по сохранению Сибирского отделения не прекращается ни на один день. Настроение у сотрудников СО РАН, по его словам, тяжелое, и главный неприятный осадок от реформы заключается в совершенно недопустимой форме ее подачи. «Когда руководство действует подобными топорными методами, действительно, ничего хорошего ждать не приходится, — сказал академик. — К тому же очевидно, что проблемы заключены далеко не в науке и в академии наук, а в системе управления и в ситуации, сложившейся в стране и в мире». Пообщавшись с журналистами в неформальной обстановке и поделившись своими мыслями о будущем академии наук, он поспешил в аэропорт, чтобы уже утром следующего дня продолжить отстаивать интересы СО РАН в Москве, заверив журналистов, что никакого разгона академии наук не будет, на ее будущее он смотрит с надеждой. И, невзирая на смену учредителя и собственника имущества, преобладающее число научных институтов сохранит свои действующие названия с упоминанием Сибирского отделения.
«Хорошо, если нас действительно освободят от несвойственных ученым забот, — сказал Александр Асеев. — Ведь наша задача — развитие экономики Сибири и образовательной системы. Бесспорно, необходимы новые форматы, и в нынешних условиях инновационной гонки хозяйственные проблемы будут нас только тормозить. Так что надежда на позитивную роль ФАНО отчасти присутствует, но что мы получим в реальности — покажут ближайшие годы. Несмотря на всю остроту проблем, пока имеются все основания для осторожного оптимизма».
Относительно кадровой политики, по словам Александра Асеева, принято соломоново решение — предлагать кандидатуры директоров институтов предстоит академии, согласовывать их — ФАНО, а утверждать — кадровой комиссии, руководителем которой назначен академик Фортов. Важно, что директора не лишатся своих полномочий с нового года. Даже те из них, у которых заканчивается срок полномочий, получат продление еще на пару лет. Как будут решаться возрастные вопросы, учитывая взятый курс на омоложение директорского корпуса и руководства СО РАН, до сих пор не ясно. Но вполне очевидно, что рубить с плеча, как задумывалось авторами реформы, уже никто не собирается.
Разумеется, журналистов прежде всего интересовал вопрос о Федеральном агентстве научных организаций, которому теперь вместо РАН предстоит руководить институтами. Ведь согласно законодательству именно ему предстоит заниматься финансами, а РАН — наукой. В законе зафиксировано, что все предложения программы фундаментальных исследований формируются с учетом предложения академии, а ФАНО с организациями будет реализовывать эти задачи. В сферу деятельности ФАНО входят финобеспечение, имущественный комплекс и кадровые вопросы.
Главный ученый секретарь СО РАН Валерий Бухтияров рассказал о том, что территориальная структура ФАНО будет представлять из себя так называемый фронт-офис, главной задачей которого станет удаленное оформление документов. Характерно, что сибирская структура ФАНО будет размещена именно в Новосибирске, поскольку в Новосибирском научном центре находится около половины институтов СО РАН, являющихся ядром отделения. Кроме того, научное и научно-организационное руководство останется за академией наук. Но открытие региональных органов ФАНО откладывается до весны 2014 года, поскольку разграничение функций РАН и ФАНО на местах еще окончательно не определено.
Что касается вопроса о возможном соединении СО РАН, СО РАМН и СО РАСХН в одну структуру, то, по словам ученого, с СО РАМН и СО РАСХН имеется немало интеграционных проектов. Так, Институт химической биологии и фундаментальной медицины имеет тесные связи с Сибирским отделением РАМН. Но после подписания закона 27 сентября принято решение о сохранении отделений СО РАН, СО РАМН и СО РАСХН. И если сейчас создать одно общее отделение из трех академий, то управлять им будет крайне сложно.
Зашла речь и о продвижении НГУ в рейтинговых системах. И одним из важнейших достижений этого года было названо попадание НГУ в число 15 университетов, которые в ближайшие годы должны войти в ТОП-100. По заверениям ректора НГУ Михаила Федорука, в отношениях СО РАН с Новосибирским государственным университетом ничего не изменится, и традиционное сотрудничество будет продолжено. СО РАН и НГУ — это единое целое, где на площади в полтора квадратных километра сосредоточено 38 институтов, с каждым из которых взаимодействует университет. Такого места больше нет нигде в мире. У 1500 преподавателей-совместителей основным местом работы являются институты СО РАН, а большинство работающих в институтах Академгородка — выпускники НГУ. Более того, по эффективности НГУ — в лидерах по России, и в его планах создание междисциплинарных лабораторий, что позволит университету выступать в качестве междисциплинарной научной площадки. 
Кроме того, университет не намерен отказываться и от мечты о строительстве новых общежитий. Во время визита замминистра обрнауки Александра Повалко было обещано, что 10 процентов средств, отпущенных на строительство общежитий, будут выделены НГУ. Стыдно сказать, но университетские общежития отметили 50-летние юбилеи, и ремонтировать их непросто. Только на ремонт крыши требуется 25 миллионов рублей. К тому же 500 миллионов рублей выделено на строительство главного корпуса, 90 миллионов рублей — на досуговый центр, где будет создана клиника медицинского факультета с отличной клинической базой. 
«НГУ должен приобрести нормальный вид, в котором можно будет комфортно учиться, — подчеркнул Михаил Федорук. — И в программе конкурентоспособности мы участвуем не потому, что рейтинг является самоцелью университета, а потому что участие в ней дает возможность получения дополнительного финансирования».
Относительно работы по созданию совместных лабораторий в СО РАН, ректор НГУ отметил, что такая работа уже ведется. «Если мы объединимся с ведущими институтами СО РАН, то это еще более поднимет наш рейтинг. Запускается пилотный проект, согласно которому организуется до 15 совместных лабораторий с СО РАН по естественно-научным направлениям. Университет нуждается в площадях, и одним из необходимых условий организации подобных совместных лабораторий являются площади. НГУ может стать интеграционной площадкой между институтами СО РАН, ведь созданные лаборатории не обязательно должны являться лабораториями одного института, а представлять собой междисциплинарную лабораторию, с экспериментами — в одном, с разработкой теории — в другом, а с проводимыми вычислениями — в третьем». 
Пока же сотрудники и руководители институтов СО РАН пребывают в недоумении. Ведь если основной идеей реформы являлось ограждение ученых от решения бытовых вопросов, а управление недвижимостью и финансирование трех объединенных академий отходит к специально созданному агентству, то как все это способно изменить положение в научных институтах — остается загадкой. Безусловно, академическое сообщество нуждается в изменениях. Но оно ожидало совсем других решений. К примеру, введения государственного заказа на научные разработки. Теперь же согласно закону академия наук и СО РАН как ее отделение должны будут экспертно рассматривать по существу отчеты всех научных организаций России.
Ближайшим важным событием для ученых станет мартовское собрание трех академий, на котором будет принят общий устав. И формирование региональных отделений с учетом технических, финансовых и административных проблем будет осуществляться после принятия устава и завершения процесса формирования академий в системе Большой академии.
У России, нуждающейся в модернизации и новой индустриализации на базе прорывных технологий и передовой науки, шанс для этого пока имеется. И будто бы в подтверждение тому в первую неделю февраля во всех научных центрах Сибирского отделения РАН прошли праздничные мероприятия, посвященные Дню российской науки. В Дни открытых дверей в институтах демонстрировали научные лаборатории, уникальное оборудование и приборы, читали лекции по актуальным вопросам науки, организовывали встречи с ведущими учеными, показывали фильмы о науке. Для посетителей были открыты двери научных музеев, Выставочного центра и Дома ученых СО РАН. От великого советского наследства многое еще осталось. Наука во многом сохранила свой потенциал тогда, когда другие не выдержали. Академия и сегодня способна стать опорой для вывода страны из кризиса. Она может помочь мобилизовать и объединить на это талантливых людей страны. Ее нужно не только сохранять и развивать, но и наращивать финансирование, формируя серьезный и внятный государственный заказ. Ведь по большому счету наука — одно из немногих преимуществ, еще способных помочь возрождению России. Но согласно опросу, проведенному Советом научной молодежи СО РАН, 
40 процентов молодых ученых считают, что ситуация в российской науке в результате реформы только ухудшится. Еще 22,2 процента считают, что после реформы «все развалится», 40,6 процента не исключают возможности переезда в другую страну, а 4,4 процента планируют переход на работу в бизнес-структуры или пожаловались, что у них нет возможности уехать. При этом 58 процентов всех опрошенных согласны, что академия нуждается в переменах, но они должны происходить постепенно. Вот только кто внял результатам этого опроса и прислушался к мнению тех, кому, возможно, предстояло бы возрождать свою Родину?
Светлана ГАЛЫНИНА
Просмотров: 1176