Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Под знаком кольца

№ 2(101), 02.04.2014 г.
Ожиданиями этих двух с половиной недель славы — именно столько продлились зимние Олимпийские игры в Сочи — мы жили семь лет. Вероятно, в чем-то себя ограничивали. На благо Олимпиады трудились миллионы россиян. Суммы, вложенные в эти игры, разнятся, но в любом случае относятся к разряду баснословных. Приложены титанические усилия по преобразованию — будем говорить откровенно — подзабытого «совкового» курорта в современный спортивный и туристический центр мирового масштаба.
И вот они прошли — одновременно жаркие и зимние, традиционные и инновационные, но такие самобытные Игры в Сочи. 
24 февраля, на следующий день после церемонии закрытия, поток гостей резко схлынул. Было непривычно и немного грустно ходить по разом опустевшим лабиринтам главного медиацентра, где совсем недавно я засиживался до поздней ночи, гулять по почти безлюдной территории Олимпийского парка, где еще накануне было местами не протиснуться, видеть «потухшие» стадионы, которые еще вчера переливались всеми красками Олимпиады.
Автор этих строк провел в олимпийской столице-2014 три недели — от начала до конца Игр и даже немножко больше. Это были незабываемые дни с полным ощущением пребывания в красочном сне. Но праздник закончился, и для недавнего олимпийского центра, который не один год готовился к главному спортивному форуму планеты, наступили будни.

Пир на весь мир

Эта Олимпиада запомнится миру многим. У нее свои оригинальные символы. Милейший белый мишка — потомок бурого талисмана Москвы-1980, пустивший обильную медвежью слезу на церемонии закрытия, вмиг стал героем YouTube и любимцем всех категорий болельщиков, независимо от возраста и национальной принадлежности. Эта сцена тронула, кажется, каждого.
Даже немногочисленные мелкие и не очень накладки и просчеты, без которых не обходится ни один форум планетарного масштаба, воспринимались с улыбкой и юмором. Так, всем, наверное, памятно, как на церемонии закрытия организаторы 
обыграли собственную промашку с нераскрывшимся 7 февраля кольцом. На финальной пресс-конференции, стартовавшей, к слову, в 0.30 ночи, креативный продюсер роскошных церемоний открытия и закрытия Константин Эрнст, помнится, то ли в шутку, то ли всерьез задумался о том, не сделать ли этот случайным образом получившийся символ фирменным знаком, запатентованным брендом сочинской Олимпиады.
Иностранцы со всего мира — спортсмены (в том числе, и звезды мирового спорта, как, например, легендарный капитан сборной Финляндии по хоккею Теему Селянне), журналисты, специалисты, с которыми мне довелось пообщаться, в один голос заявляли, что приятно удивлены увиденным в Сочи и оценили организацию процесса на отлично. Некоторые (как, например, группа репортеров из Бразилии, особенно жаловавшая, казалось бы, чуждый им хоккей) и вовсе пришли от Сочи-2014 в полный восторг — в здешнюю атмосферу невозможно было не влюбиться.
Каждый день — множество интересных событий (и не только чисто спортивных), встреч и открытий. К примеру, пресс-секретарем Олимпийского комитета России (ОКР), куда я по долгу службы заглядывал практически ежедневно, трудится и помогает СМИ в работе трехкратная олимпийская чемпионка, известная в недалеком прошлом телеведущая Мария Киселева — да у нее самой можно брать интервью до бесконечности!
Пару раз моим соседом по медиа-
автобусу был актер Вилле Хаапасало (известный, в частности, по фильму «Особенности национальной охоты»), без устали общавшийся со своими финскими друзьями. На хоккейном четвертьфинале Россия — Финляндия он буквально «разрывался»: за кого болеть — за родину или страну, где он сделал карьеру артиста и так полюбился публике. Зато Вилле был в беспроигрышном положении, и когда наши проиграли, он, в отличие от многотысячной армии российских болельщиков, не отчаивался и не унывал.
На стадионах недалеко от меня, бывало, сидел министр спорта РФ Виталий Мутко. Было любопытно наблюдать, как на протяжении Игр и по мере выполнения сборной задачи его взгляд от несколько настороженного и даже порой хмурого делался радостным, а временами и восхищенным.
Вместе с тем поездка на Игры — удовольствие не для рядового болельщика. Кто-то — и такие люди мне встречались — годами копил понемногу, чтобы оказаться здесь. Но не у каждого, согласитесь, есть возможность откладывать. Особенно жаль было любителей спорта, отдавших кровно заработанные 30 тысяч за билетик на хоккейный полуфинал в надежде увидеть там наших, а те подвели, сложив клюшки уже в четвертьфинале…
Что особенно приятно, каждый (ну, или почти каждый) день я видел на сочинских трибунах болельщиков из Сибири, которых было несложно распознать благодаря соответствующим баннерам или маркированным флагам России.
Основная статья болельщицких расходов — это билеты на соревнования. Ажиотаж вокруг большинства олимпийских событий царил невероятный. На самое-самое — так называемые мероприятия повышенного спроса (к таковым относились церемонии открытия и закрытия, все фигурное катание, большинство матчей мужской сборной России по хоккею и все игры турнира, начиная с четвертьфинала) — и нам, аккредитованным журналистам, требовалось получать билеты. Впрочем, это не было проблемой — нужно было только отмечаться в ОКР (имевшем представительство в главном медиацентре), где нас всегда радушно принимали. Раз, правда, — перед хоккейным финалом — пришлось обратиться в Международный олимпийский комитет, но финал — это особый случай.

За кулисами Олимпиады

На самом деле Олимпиада проводилась не в самом Сочи, вернее, не в историческом городе, а в так называемом Большом Сочи. Олимпийские объекты прибрежной зоны — закрытые арены — располагаются в Адлере. Сооружения горного кластера раскинулись на территории Красной Поляны.
Ориентироваться в олимпийском и даже постолимпийском Сочи совершенно не трудно — многочисленные волонтеры не дадут заблудиться. С первых же шагов на «олимпийской» земле они любезно стали моими проводниками в увлекательный мир даже не большого — огромного спорта. Этим людям в броских куртках можно только поаплодировать. Тем паче что в основном волонтеры размещались здесь чуть ли не в армейских условиях, иногда по шесть — восемь человек в комнате. Однако временные неудобства их ничуть не смущали — напротив, улыбка не сходила с их лиц.
Согревало всех нас и южное солнце. За время моего пребывания в Большом Сочи здесь не выпало ни снежинки, даже в горах (там навалило достаточно снега в декабре и январе). А вот дождь бывал. Но чаще было солнечно. В феврале на побережье зимой и не пахло: днем бывало около 20 градусов.
Мекка Игр, Олимпийский парк, — вернее, та его часть, где сосредоточены стадионы, — имеет кольцевую структуру: по периметру ходят специальные автобусные маршруты. Но иногда проще и быстрее дойти пешочком: от одной арены до другой — рукой подать. В центре — олимпийская площадь, место празднования и награждений. На местной сцене давали уличные концерты многочисленные звезды российской (и не только) эстрады — жаль, все это происходило во время основных спортивных баталий дня.
В шаговой доступности, за пешеходным мостиком, разместились Дом болельщиков олимпийской команды России (главный после, разумеется, самих арен пункт сбора российских любителей спорта) и большущий магазин олимпийской атрибутики — вход в эти здания бесплатный, но свободным его не назовешь: уж больно очереди внушительны.
По ту сторону «олимпийского кольца», тоже в непосредственной близости от стадионов, находится главный медиацентр, во время Игр работавший круглосуточно и ставший для нас, корреспондентов со всего света, по сути, вторым домом. Это свой журналистский мирок: в холле задумчиво блуждают и что-то бормочут себе под нос «разномастные» репортеры, вынашивая сюжеты для своих репортажей. Едва выпадает свободная минутка, они достают свои ноутбуки и строчат, строчат, кажется бесконечные тексты…
У входа в этот огроменный журналистский дом дежурят… нет, не охранники, а коллекционеры олимпийских значков, обвешанные ими с ног до головы словно орденами. Если у вас есть более или менее редкий значок с олимпийской символикой, эти ребята обязательно предложат вам обмен — выгодный или нет, решать вам. Особенно «фанаты-менялы» гордятся и выискывают раритеты — те всегда в цене.
От главного пресс-центра на специальном автобусе в любое время суток можно добраться до медиаотелей — официальных гостиниц для прессы. Они делились по количеству звезд (от трех до пяти) на три класса. Причем можно было остановиться как в прибрежном кластере, так и в горном. Ваш покорный слуга выбрал самый недорогой вариант на берегу — вышло 170 долларов за сутки. Только в нашем отеле — одном из многих — насчитывалось 14 корпусов. Территория огорожена, застройка плотная. Сами корпуса напоминали пятиэтажки советских времен, разве что свежепостроенные. Просто и без изысков. Но дороговато. Те же, кто привык к шику, могли заселиться в элитные отели неподалеку, но для этого надо было раскошелиться на сумму в два раза большую.
В номерах уютно. Единственная проблема — полное отсутствие шумоизоляции: когда ты отчетливо слышишь каждое слово из соседнего номера, это не есть хорошо. Как говорят, это жилье строилось наспех — впрочем, каких-то глобальных проблем в связи с этим я не обнаружил. Теперь наши бесчисленные трехзвездочные пятиэтажки планируется приспособить под социальные программы.
Работа прессы на Играх была организована образцово и продумана до мелочей. Функционировал даже медиацентр для неаккредитованных журналистов, расположенный в Морском порту на берегу Черного моря, в центре исторического Сочи. Порой там давали пресс-конференции такие известные личности, как, например, режиссер Федор Бондарчук. И хотя транспортное сообщение между населенными пунктами Большого Сочи было отлажено до автоматизма, лично мне удалось выбраться в это живописное место только после закрытия Олимпийских игр, когда о недавних журналистских страстях напоминали только разгуливающие по периметру территории «безопасники». На все элементарно не хватало времени — ну не разорвешься же, когда одновременно происходит столько всего знаменательного!

Олимпийское «похмелье»

Олимпийский сон закончился, и теперь предстоит думать и решать, как с пользой задействовать все это, без сомнения, богатейшее наследие Игр. Насколько оно окажется востребованным? Ведь даже на Паралимпийских играх многие из возведенных ударными темпами сооружений (как спортивных объектов, так и гостиничных комплексов) уже фактически стояли без дела.
Отелей разного класса (от средних до элитных) по всему Большому Сочи — пруд пруди. Да они буквально на каждом шагу! Честно — верится с трудом, что все это гостиничное многообразие будет заполняться хотя бы наполовину, тем более при нынешних ценах. Показательный пример — сразу после окончания Игр я наконец-то добрался до исторического Сочи, но смог побывать только на одной обзорной экскурсии: на остальные просто не набиралось народу. Понятно, что сейчас не сезон, но не до такой же степени...
Не хочется, чтобы вся эта изысканная инфраструктура, в развитие которой было вложено столько сил и средств, простаивала, а отели пустовали — не для того все это затевалось и строилось. Но для этого, на мой взгляд, в городе-курорте надо серьезно умерить ценовую политику. Тогда и народ охотно потянется в места олимпийской славы — тем более что здесь есть что рассказать, показать и вспомнить. Память об этих уникальных Играх должна не просто жить, а стать всеобщим достоянием.
Андрей ВЕРЕЩАГИН
Просмотров: 1475