Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

На обратной стороне Олимпиады

№ 3(102), 30.04.2014 г.
На Олимпийских играх в Сочи добровольцы составили порядка трети от общего числа персонала соревнований.
Один из них — к.т.н., научный сотрудник ИЭиОПП СО РАН Алексей Федоров, которого мы попросили рассказать о будничной стороне Игр.

Мотивация

Как правило, все начинается с вопросов — почему и зачем?  Опыта волонтерства у меня не было, я даже не предполагал, что и как будет. Однако было предвкушение масштабных и интересных событий. А еще возможность поддержать на своем уровне национальный проект, предназначенный усилить международный статус России. Для этого я был готов потратить собственные деньги на сборы, дорогу и т. д., не ожидая финансовой компенсации.  

Начало

Примерно за год-полтора до игр я зарегистрировался на сайте волонтеров, выбрал несколько функций мне интересных — работа СМИ, обслуживание мероприятий, спорт и еще несколько. Меня приписали к волонтерскому центру в Кубанском государственном университете физической культуры, спорта и туризма (КубГУФКСиТ), где я благополучно прошел онлайн разнообразные тесты и получил «назначение» волонтером Олимпиады по функции EVS — «Обслуживание мероприятий», а также информацию о дне прибытия, месте проживания и расписании рабочих смен. 
Так я стал тим-лидером команды, обслуживающей соревнования по бобслею, скелетону и санному спорту на объекте SANKI в горном кластере. А на Паралимпийских играх мне досталась интересная функция уже в прибрежном кластере,  в Олимпийском парке, где мы на гольфкарах развозили посетителей парка на спортивные объекты. Словом,  «крутил баранку». 

Отъезд-приезд

Представьте себе, что испытывает человек, получивший право принимать участие в мероприятии международного уровня, а место проведения — курортная зона, горы, море и т. д. Воображение рисовало картинки будущей Олимпиады. Пришлось потратиться на фотоаппарат, планшет, специальные  горные ботинки и более мелкие вещи. Чтобы быть в курсе событий и получить возможность посоветоваться, что пригодится на месте, вступил в группу волонтеров объекта Sanki в Контакте. Однако без маминых советов не обошлось…
Волонтерская деревня Веселое
И вот аэропорт Адлера, откуда нас с девушкой-волонтером тоже из Новосибирска, с которой я познакомился в самолете, привезли в  волонтерскую деревню № 4 в селе Веселое. Всех волонтеров расселили в семь деревень, а также в различные пансионаты, дома отдыха и т. д. Местные волонтеры жили дома — в Сочи и в Адлере. Поселился я на двенадцатом этаже в трехкомнатной квартире новой многоэтажки. Это новое жилье эконом-класса, достаточно удобное. Я выбрал место напротив окна, из которого были видны горы. Это был классный вид. 
На территории деревни расположилась столовая-шатер, а также шатры, где можно было играть в теннис, смотреть кино или проводить  свободное время по собственному усмотрению.
Вскоре нашу квартиру полностью заселили ребята из Москвы, Санкт-Петербурга, новосибирского Академгородка, Краснодара, Твери, Воронежа, Люберец, Кисловодска, Челябинска, Липецка, Екатеринбурга. Жили в самой деревне и иностранные волонтеры из Англии, США, Канады, Франции, Бельгии, Австралии и т. д., а также из ближнего зарубежья. И никто никому не мешал, не возникало никаких конфликтов, потому что все были настроены на серьезную работу, да и выполняли ее по личному графику.

Спецодежда волонтера

Все началось с получения аккредитации и формы бесплатно и насовсем. Это были два немного разных комплекта — для горного и  прибрежного кластеров. Я получил первый. В него входило: три рубашки-поло, термобелье, толстовка на молнии, горные брюки, горная куртка, горные сапоги, шапка, кепка, горные перчатки, рюкзак, большая дорожная сумка. Позже в интернете мы увидели объявление о продаже комплекта волонтерской формы за 100 (!) тысяч рублей. Вот это раритет! Потом перед Паралимпиадой мне также выдали элементы паралимпийской формы — джемпер с капюшоном, перчатки, рюкзак, шапку, кепку, плед, плащ-дождевик, кроссовки, сумку на пояс. В общем, за две Олимпиады меня упаковали волонтерской формой «по полной». Форма реально красивая и удобная. Фирма Bosco постаралась. 
Расписание жизни волонтера   
На первой Олимпиаде рабочий день выглядел так: две смены по 12 часов. Мне обычно выпадало работать с 12 часов дня и до 12 часов ночи. Дорога на объект состояла из трех основных частей: на автобусе от деревни Веселое  до Олимпийского парка. Далее — от Олимпийского парка до «Красной поляны» на электричке «Ласточка» или на автобусе. И, наконец, — от «Красной поляны» до объекта SANKI по канатной дороге или на автобусе. 
Завтраки, обеды и ужины были вкусны и разнообразны, «подкреплялись» фруктами и напитками. К нашим услугам были также автоматы, где можно было купить шоколад, печенье и т. д.

Безопасность 

Это интересная тема. 
В основе допуска на объект олимпиады лежит понятие аккредитации. Причем под объектом может пониматься непосредственно олимпийский объект, где проходят соревнования, или олимпийская деревня, где живут спортсмены и представители олимпийской семьи, или волонтерская деревня и т. д. То есть вся физическая территория Олимпиады разделена на зоны. Доступ в зоны осуществляется только по аккредитации, которую подтверждал специальный бейдж с голограммой и штрих- кодом, который мы носили на шее, на ленте и прикладывали к считывающему устройству при входе в свою зону. На бейдже указаны зоны, где можно было находиться владельцу этого бейджа. Этот бейдж на Олимпиаде был как паспорт гражданина РФ. Его потеря приводила к большим проблемам. Например, человек, не имеющий аккредитации на проход в конкретную зону, не мог быть допущен в нее, кто бы он ни был, и не имел права проникать в эту зону ни через официальный вход, ни каким-либо побочным способом. Нарушение этого правила могло привести к  лишению всех аккредитаций и отправке  домой. Так, например, было с тремя ребятами-волонтерами, которые без разрешения прошли на «Фишт», кажется, на церемонию закрытия Олимпиады. 
Уже потом мне стало понятно, по какому принципу составлялся список предметов, которые было запрещено проносить на объекты. Это были предметы, напрямую не представлявшие угрозы, но из которых как из частей можно было собрать что-то целое. Это целое уже могло представлять собой опасность как взрывное устройство (бомба) или средство для стрельбы и т. д. Например, нельзя было проносить фотоштативы среднего и большого размера, потому что это полые трубки, из которых можно произвести выстрел. 

Жизнь на объекте SANKI

Объект SANKI был построен за два года — с 2010-го по 2012-й. Здесь разместились службы: медицинская, радиочастотная, телевидение и СМИ, безопасности, хронометража соревнований, логистическая, организации питания. У сотрудников каждой из них была своя форма, выдержанная в определенном цвете — красном, сиреневом, желтом, голубом и т. д. В пик активности соревнований, когда все были заняты своим делом, и когда приходили зрители, наш объект был похож на муравейник с разноцветными муравьями, занятыми делами. 
По площади объект SANKI — масштабный, поскольку работали даже маршрутные такси для волонтеров, спортсменов, технического персонала и т. д. 

Желоб

Как вы считаете, что самое главное на объекте SANKI? Это трасса или, как ее еще называют, желоб. Это самое главное  сооружение, на обслуживание которого направлены силы всех технических служб. Желоб представляет собой своеобразную змейку, начало которой находится выше по уровню, чем ее конец. Разность высот между ними примерно метров 300. Протяженность желоба — около 1500—2000 метров. Диаметр — приблизительно полтора метра. Сделан желоб с использованием бетона, дерева и металлоконструкций. На трассе есть два старта: мужской и женский, а также финиш. Вдоль желоба к его рабочей части подведены температурные датчики и  системы охлаждения, которые поддерживают нужный уровень состояния льда. 
За желобом постоянно ухаживают, поддерживая его техническое состояние, следят за ледяной поверхностью, чистят ее, заглаживают неровности, обдувают воздухом и т. д. Этим занимались спортивные волонтеры. Для защиты от солнца желоб снабжен специальными жалюзи, которые можно опускать и поднимать.
Непосредственно во время соревнований желоб представляет собой потенциальную опасность, поскольку по нему проносятся спортсмены. Например, бобслеисты развивают скорость до 135 км/ч. И не дай Бог, кто-то окажется внутри трассы в это время! Кстати, один неприятный случай на объекте все же был — когда боб сбил техника внутри желоба уже в зоне финиша. Парень получил перелом обеих ног и повреждения таза и позвоночника. Возможно, он не услышал стандартную фразу оператора «Внимание, боб на трассе!» («Attention bob is on the track!») или еще по какой-либо причине. 
Для создания искусственного льда используется аммиак, поэтому на объекте и была построена аммиачная станция.       
Особенно красиво желоб смотрится в темное время суток, когда он подсвечивается изнутри и видны четкие очертания его границ и размеров. Он выглядит большой светящейся змеей, которая разлеглась на склоне гор.
Все тридцать команд привозили на подиум бобы на грузовых «Мерседесах», потом выгружали, проводили установку полозьев и делали другие приготовления. В ожидании соревнований бобы выставлялись в ряды  и  представляли собой  очень эффектную картину: красиво раскрашенные бобы смотрелись как болиды, а сами спортсмены — как атлеты, одетые в такие же красивые облегающие костюмы.
Хранятся бобы в специальных контейнерах. Стоимость одного боба-четверки вместе с запчастями и запасными осями составляет около 100 000 евро. Комплект коньков стоит 10000 евро. Средняя стоимость одного тренировочного спуска на хорошей трассе — 55  евро для четверки и 35 для двойки. Вообще, мне сказали, что стоимость боба может достигать и 12 миллионов рублей — в зависимости от модели и производителя. 
(Продолжение — в ледующем номере)
Просмотров: 1237