Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Классовая черта предпринимателей

№ 4(103), 09.06.2014 г.
Года два назад московский писатель Сергей Волков сказал мне: «Вы (новосибирцы) просто не понимаете, как вам повезло, — писателя масштаба Прашкевича нет ни в Москве, ни в Питере». Эта фраза заставила меня задуматься: а ведь действительно нет. Рядом с нами, в доме на проспекте Коптюга в Академгородке, живет писатель, которого знают не только в России, но и во многих странах. Человек, друживший и дружащий со многими крупными писателями ушедшего и нашего века. Кто еще может сказать, что был учеником Ивана Антоновича Ефремова, дружил с Михаилом Петровичем Михеевым, Виктором Петровичем Астафьевым, Юлианом Семеновым, Робертом Шекли, с братьями Стругацкими, Андреем Вознесенским, Борисом Штерном? Перечень регалий и наград Геннадия Мартовича зай-
мет целую страницу, а библиография его произведений составит не список, а полноценную книгу. С кем, как не с Геннадием Мартовичем обсудить литературные события и способы возрождения новосибирской литературы?
— Геннадий Мартович, есть в литературной жизни Новосибирска что-нибудь значительное, уникальное, по-настоящему новое, отличающее его от других городов?
— Есть, конечно, но мы все еще не можем справиться с обрушением нашей культуры, произошедшей в начале 90-х годов прошлого века. К сожалению, негатива много. А все негативные процессы начинаются как раз с обрушения культуры, — издалека начинает Геннадий Мартович. — Многие культурные деятели в начале 90-х по разным причинам ушли из литературы —  кто-то перестал писать, кто-то уехал, кто-то не принял преобразований. Образовалось огромное пространство, которое немедленно было занято людьми, услышавшими призыв: «Обогащайтесь!» И они начали обогащаться, ведь стало не стыдно зарабатывать на чем угодно, не стало запретов, не стало святого.
Как ни странно, культура любой страны определяется некими запретами, даже цензурными ограничениями, потому что таким образом воспитывается вкус. Если мальчика или девочку в школе не заставить прочитать «Анну Каренину» или «Братьев Карамазовых», то они никогда это не прочтут. У них эта область души останется незаполненной.
Можно было думать, что со временем мутную пену снесет, она схлынет. Однако даже министр образования говорит с высокой трибуны, что нам не нужны умники, нам нужны потребители! Дескать, нужно учить людей больше потреблять, а не внушать им какие-то абстрактные ценности. В итоге, если СССР был страной читающей, где даже бомжи читали, то в России литература потеряла большинство читателей. Люди зачастую считают литературой то, что лежит у них на столе. А что там лежит? Мистика, детективы, женские романы, криминальное чтиво. Широко расцвела маргинальная литература, нечто среднее между детективом и мистикой. К тому же, разрушена книготорговая сеть. Если раньше вышедшая в Магадане книга через неделю появлялась и в Москве, и в Питере, и в Вологде, и в любом другом городе страны, то сейчас этого нет. Книга остается там, где ее издали. Плюс пришел другой издатель — сугубо деловой, желающий зарабатывать на книгах. Вот и гонят огромными тиражами чтиво, развращающее остатки читателей. Кажется, что в такой негативной атмосфере никто больше и не будет заниматься Литературой, но ведь занимаются. Люди любопытны. Люди хотят не только обогащаться. Никакой тоталитарный или либеральный режим не может отбить у человека охоту заниматься тем, чем ему нравится заниматься, тем, что волнует его душу. Другое дело, что наступает час, когда ты несешь рукопись в издательство. Вот там и начинается удивительное: очень часто рукопись оценивается не знатоками литературы, а менеджерами, которые лучше всех знают, в каком количестве можно продать то или иное произведение. Вот и остаются за бортом многие прекрасные «нетиражные» романы, повести, стихи, зато огромными тиражами выходят детективы все тех же Донцовой, Устиновой, Дашковой, фэнтэзи и бесчисленные подражания западным авторам. Современного читателя приучили к пустой книге, которую можно «жевать» урывками, с любого места. К счастью, есть и такие издатели, для которых литература остается Литературой. К сожалению, книги эти выходят малыми тиражами и буквально теряются в книжных развалах. Даже в первой, невероятно пестрой и хищной поросли нашего бизнеса конца 80—90-х годов находились люди, которые не просто зарабатывали деньги, а интересовались чем-то еще. Мне повезло познакомиться с серьезным томским предпринимателем Александром Богданом, с которым мы в итоге написали пять «бизнес-романов» («Противогазы для Саддама», «Человек Чубайса», «Пятый сон Веры Павловны», «Русская мечта» и «Поражение»). Они, несомненно, сыграли свою роль в восприятии читателями нового времени. И в Новосибирске были и есть люди, которым далеко не безразлична судьба культуры, литературы, в частности. Один из них — Алексей Гребенников, строитель и писатель. Мы не раз рассуждали с ним: а что можно сейчас, сегодня сделать для литературы? Издать несколько книжек, которые так и «лягут» на книжных прилавках? Как донести до читателей, что такая-то книга — чепуха, потеря времени, а вот та позволит многое увидеть иначе? И поняли. Да вот же, интернет! Когда заглядываешь в его глубины, поражаешься, сколько там людей пишущих! К сожалению, виртуальное пространство поражено все теми же последствиями катастрофического падения культуры. В интернет-пространстве люди как бы «свободны», в самом прямом смысле этого слова, но при этом они не знают, что выбрать из миллионов предлагаемых им произведений.  Сплошь и рядом рекомендации дают люди самоуверенные и мало знающие: «Шолохов? Дрянь. Чехов? Надоело. Стругацкие? Сколько можно». И читатели, особенно молодые, начинают ориентироваться на третьесортную никчемную литературу. Вот мы с Гребенниковым и пришли к мысли, что одной из важнейших составляющих возрождающегося искусства (и литературы, понятно) должно быть культуртрегерство. Не ново, но НЕОБХОДИМО. Нужен Путеводитель по литературе! Красивый, убедительный, иллюстрированный, чтобы было понятно, почему следует делать именно такой выбор. Ты должен, ты обязан объяснять рядом живущим людям, что именно стоит читать, смотреть, слушать. Тебе повезло, у тебя есть опыт, есть вкус — выскажись, помоги другим увидеть то, что сделало тебя умнее и интереснее! Так родилась идея создать Литературный портал, на котором будут присутствовать писатели и поэты, произведения которых имеют истинную литературную ценность. Литература размышлений, долга, приключений, морали, поиска ее; и неважно, где живет писатель — в России, во Франции, в США, в Гренландии. Если он пишет на русском языке, и пишет классно, он — наш. Все это и легло в основу созданного нами Литературного портала «Белый мамонт». Откройте его, и вы увидите россыпь самых разных талантов, тем более что занимались и занимаются организацией этого процесса такие талантливые новосибирские писатели и художники, как замечательный прозаик Татьяна Сапрыкина, поэтессы Татьяна Злыгостева, Саша Зайцева, Анна Гречко. Замечательная Лена Бертолло занимается художественным оформлением. Я говорю об этих людях, потому что они по-настоящему талантливы, и они новосибирцы, они живут рядом с нами и выдерживают конкуренцию с любыми своими современниками. Параллельно Литературному порталу работает у нас специальный семинар. Когда инициативная группа молодых литераторов предложила мне его вести, я боялся, что это выльется в обычные встречи с пенсионерами, которым некуда девать время, но, к счастью, ошибся. Приходят люди молодые, талантливые. И наконец, выходят книги, как без книг? Вышел сборник стихов и прозы «Среда обитания», вышел сборник для детей «Куумба». В прекрасном оформлении, кстати. Дети — неутомимые читатели, если им давать действительно интересные и добрые книги. Если же они будут расти только на «Семейке Симпсонов», то и вырастут плоскоголовыми.
Вот мы, наконец, и подошли к тому значительному и уникальному, что существует в литературной жизни Новосибирска, — к Литературному порталу «Белый мамонт», постепенно перерастающему в крупное объединение новых и старых литературных сил не только Новосибирска, но и всей России, и зарубежных стран. На семинар приезжают люди из Кемерова, Томска, Барнаула. Рукописи приходят из многих стран. Заметьте: «Белый мамонт» — это не Москва и не Санкт-Петербург, это наш Новосибирск. На мой взгляд, это и есть сегодняшняя уникальная «фишка» литературного Новосибирска.
— А есть какие-то проблемы с порталом?
— Узкое место всех культурных проектов — это финансы. Культуру как-то не принято поддерживать. А именно она и нуждается в поддержке, потому что она — наше будущее. Алексей Гребенников, как кит, держит на себе этот развивающийся литературный мир, но ведь наверняка найдутся в Новосибирске и другие неравнодушные предприниматели?! Сегодня вкладывать деньги в культуру — это вкладывать деньги в наших детей. Каждому хочется вырастить детей умными, образованными и воспитанными. Так сколько еще мы будем забивать их головы пустыми детективами и мистическими романами? Вот мы и хотели бы создать при «Белом мамонте» ПУТЕВОДИТЕЛЬ по современной и классической литературе. Есть вещи сложные, серьезные, их следует растолковать, но без них сегодня нельзя. Люди понимают и оценивают друг друга не просто по одежке. Кто поддержит культурный проект, который позволит нашим же детям научиться понимать сложное, любить простое и отличать зерна от шелухи? И не нужно говорить, что дети сейчас не читают, не любят читать, — это зачастую происходит только потому, что большинство родителей сами последний раз брали в руки книгу в лучшем случае в школе. Если у вас на столе будет лежать привлекательная (и добавим — умная) книжка, то ребенок ее непременно перелистает. Они любят загадочные вещи: чем это там папа или мама занимается?
Вот это я хочу сказать представителям нашего бизнеса: если вы сегодня хотите вырастить детей не просто умными, но и воспитанными, по-настоящему образованными, поддержите такой проект. Неужели перевелись меценаты, которыми всегда славились промышленники и купцы Сибири? Неужели вы не хотите создать нормальное будущее для своих собственных детей, показать всему миру, что Сибирь — это не задворки, а край богатейшей культуры? Ведь, по мнению исследователей, благотворительность для российских предпринимателей всегда «... являлась определенной исторической традицией, что позволяет оценивать ее как типичную классовую черту».
Записал Ярослав ШКРЫЛЬ
Просмотров: 1287