Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Кусочек моря и парус

№ 5(104), 03.07.2014 г.
Строгий, почти хирургически чистый и функциональный кабинет моего собеседника, депутата Законодательного собрания Новосибирской области Валентина Сичкарёва настраивает на деловое общение. Хозяин выглядит под стать кабинету — крепкий телом и рукопожатием, не теряющий зря времени и принимающий решения на ходу. Появляется беспокойство — как можно разговаривать о любимом деле в столь официальной обстановке, как бы не сорвалось интервью. Однако открытая улыбка моего визави рассеивает возникшее было напряжение.
— Валентин Викторович, до нас дошли слухи, что вы вместе с детьми яхту строите? — без обиняков приступаю я к «допросу».
— Не верьте слухам, я, скорее, финансово участвую в реставрации яхты — на большее почти не остается времени! — вновь улыбается Валентин Викторович. — Это отец мой внуков к труду приучает.
— А можно подробнее?
— Секрета здесь никакого нет — отец купил остов яхты, гоночного «дракона», фактически пришедшего в негодность (остался один рангоут — киль, «ребра» яхты, ее каркас), и восстанавливает ее. В качестве рабочей силы — дети и я. Правда, я не всегда могу.
— Вы, наверное, увлекаетесь яхтингом, участвуете в гонках?
— И это относится скорее к моему отцу, чем ко мне. Отец — яхтенный капитан первого класса. Я яхты люблю, но скорее в качестве «яхтенного туриста», а вот отец в гонках участвовал. Ну, и я в его экипаже. Мы ведь раньше во Владивостоке жили, там и ходили на яхте. Я с детства, с пяти лет и до отъезда на учебу, «жил» вместе с отцом возле яхт. Детство с парусами и морем. Начинал ходить с отцом в качестве юнги. Вот теперь с отцом моих детей так же воспитываем.
— И как, детям нравится?
— Для них это пока трудовая повинность с непонятными целями, — снова смеется Валентин Викторович, — осознание того, что они сейчас делают и для чего, придет позже, когда они начнут получать удовольствие от моря и яхты.
— Купить яхту сейчас, наверное, может позволить себе любой работающий человек — тысяч за 200 вполне можно приобрести старенькую «Ассоль» (класс яхт). Вы — человек обеспеченный, так чем вызвана покупка именно старой яхты?
— Цель состоит в том, чтобы приучить сыновей к труду и к морю. Сделать из них мужчин. Ну, и яхта пригодится.
— Будете в гонках участвовать?
— Вряд ли. Яхта подвергается большой переделке, после которой «дракон» перестанет быть гоночной яхтой и станет яхтой туристической: наращиваются борта, добавляются спальные места в кокпите. Добавится рубка. В общем, будем с детьми ходить на яхте в турпоходы.
— А как Вам в детстве, приходилось яхту строить?
— Строить — нет, не приходилось, а вот своим руками приводить в порядок — это каждый год. Яхты осенью вытаскиваются на берег на зимовку. Каждую весну начинаются работы — шкурить, красить. Шкурить было то еще удовольствие — никаких инструментов для этого не было, все делали вручную.
— Перед каждым сезоном шкурили и красили? — ужасаюсь я, представив себе объем работы наждачной бумагой.
— Не каждый, раз в два года — за это время в море у яхты обрастает днище, и она становится медленной и неповоротливой. Сначала шкуркой обдираешь старую краску, потом грунтуешь и после красишь. Кстати, палубу лачить (покрывать лаком) нужно каждый год — лак за сезон успевает истереться. Да и разных мелочей ремонтных всегда хватает. На всю жизнь запомнилось с детства: запах моря, ободранного до дерева борта яхты, краски, грунтовки и лака. Незабываемая смесь запахов. Море входит в человека раз и навсегда. Вот хочется, чтобы и у детей среди воспоминаний детства хранился кусочек моря и парус. 
— У вас это наследственное, и детям хотите передать, а у вашего отца тоже в роду моряки были?
— Нет, — смеется Валентин Викторович, — отец родился человеком сугубо сухопутным — в Казахстане. Там морей нет, одно лишь Капчагайское водохранилище, да и то появилось позже.
Чувствуется, что отца депутат Сичкарёв очень любит и может рассказывать о нем часами — о том, как парень из Казахстана уехал во Владивосток, чтобы стать моряком — офицером морского торгового флота. Рассказывает об изобретениях и патентах, о работе над волновыми энергостанциями, которые разрабатывал Сичкарёв–старший. Видно, что это крепкая семья, где сын перенимает у отца лучшее, — был физиком, работал с лазерами, времена изменились — организовал бизнес, потом стал депутатом, сохранив при этом в душе кусочек моря, который подарил ему отец. Вот и сам старается дать сыновьям этот кусочек. Вызывает уважение эта негласная традиция.
— А можете рассказать что-нибудь смешное, связанное с вашей семейной любовью к морю?
— Смешное, не смешное, а интересное есть. Отец всю жизнь что-то придумывает и изобретает. Есть у него такое изобретение — плавсредство-тренажер, который он назвал «юл», по аналогии с юлой. Нечто подобное доске для серфинга, только более объемное и с хвостом. Передвигаться на этом «чуде» очень просто — переступанием с ноги на ногу. Стоишь, топчешься и при этом плывешь. Вот именно этот момент, когда после работы по восстановлению яхты мальчишкам разрешают поплавать на юле, они и любят больше всего. Впрочем, этот момент любят и окружающие — юл неизменно вызывает интерес и собирает народ.
Интервью закончилось, и Валентин Викторович уехал помогать сыновьям обретать свой кусочек моря, а я по дороге домой думал: как это здорово, когда кто-то дарит тебе это чудо, которое останется с тобой навсегда, — кусочек моря и парус…
Ярослав ШКРЫЛЬ
 
Просмотров: 1074