Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Момент истины. А дальше?

№ 11-12(110-111), 30.12.2014 г.
Разговор получился «в полосочку»: сколько людей — столько мнений о частностях. А суть одна: жить не стало лучше, жить не стало веселей. Напротив, тревожнее. 

Оптимизм без вариантов

Самое непростое — задать тон разговору. «Повезло» Виктору Ивановичу Суслову. Зрящий в корень ученый- экономист помянул события уходящего года без особого энтузиазма. И не мудрено: всколыхнувшая российскую общественность напористая реформа РАН так и не стала четким планом и методиками действий. Как известно, мораторий на управление академическим имуществом продлен еще на один год, однако, что же сделают реформаторы с наукой в итоге? — не ясно до сих пор. 
«Но и это должно закончиться когда-то», — с надеждой больного, слабо верящего в выздоровление, констатировал Виктор Иванович. Добавляют напряжения порождаемые затянувшейся неопределенностью слухи. Из последних: будет урезано финансирование науки. «Это весьма настораживает, — тревожится Виктор Иванович, — поскольку формулировка довольно непрозрачна и в некотором роде напрягающа: будет пересмотрен состав исполнителей участников выполнения программ от РАН и СО РАН».
Если говорить о святая святых — экономике, то ничего нового, кроме общеизвестной констатации «состояние очень сложное», не добавил бы даже самый почитаемый из гуру. «Видимо, довольно сильна ее политическая составляющая, — смягчил характеристику ученый, — поскольку, с точки зрения мирового сообщества, Россия проявила себя крайне негативно, в результате чего курс нашего рубля скатился в пропасть. Хотя если говорить о паритете платежеспособности доллара, красная цена ему — 25 рублей. Причем этому помогают Минфин и Центробанк, пытаясь обвалом рубля залатать дыры в бюджете». 
А еще, кстати вспомнил спикер, в нашу жизнь вошло новое слово (жаль, пока не в дела) — реиндустриализация. Его мобилизующий смысл наполнен оптимизмом на самом деле: все еще можно переделать, но пока все ушло в слова. «Так что я позитивно настроен только на отдаленное будущее. Иного нам просто не дано» — завершил свой короткий спич маэстро Суслов.

«У Мексики — великое будущее»

На этой не слишком веселой ноте инициативу подхватил Владимир Ильич Клисторин, попытавшийся разрядить погрустневшую обстановку анекдотом. «Оптимизм Виктора Ивановича напомнил мне шутку американских инвесторов: у Мексики великое будущее. Причем так будет всегда», — сказал он с улыбкой. Мы тоже натужно улыбнулись. Дальше шутить не получилось, поскольку, по констатации Владимира Ильича, тенденция очевидна: 2014 год оказался, с экономической точки зрения, хуже 2013-го, и 2015 год, по всей вероятности, продолжит эту закономерность.
«Мы вползаем в нынешнюю ситуацию примерно с 2012 года, — продолжил рассуждения Владимир Ильич. — Это видно по динамике инвестиций. Видимо, так же  долго мы будем выползать, поскольку все предыдущие неурядицы выглядели так: мы быстро падали и быстро восстанавливались. Теперь же все происходит в замедленном темпе. Хотя наш президент нацелил нас через четыре года  выйти на темпы роста ВВП около 2,5—3% в год. Что касается политики Центробанка, в ней просматривается попытка запустить какие-то механизмы сдерживания импорта и стимулирования экспорта — то самое импортозамещение, мода на которое тоже ушла в слова. Видимо, есть надежда, что эти процессы пойдут. Хотя очень многое зависит, конечно, от того, как сработает правительство и главное, как мне кажется, — какие будут заданы реперные точки для регионов, для нас с вами. Пока это получается не очень хорошо.  Должен сказать, что после девяностых слово реформа стало для нас ругательным, правительство же в последнее время проводит их очень энергично. Что происходит, к примеру, в банковском секторе: практически ежедневный отзыв лицензий. Может, специалисты объяснят, чего хочет добиться этим ЦБ? Это выходит за пределы традиционной экономической науки. Кроме того, проходит очень энергично реформа науки, наблюдаются сильные сдвиги, похожие на реформу, в системе образования.  Минрегионразвития ликвидировали, зато теперь аж три министерства отвечают за регионы в разных частях страны. Вообще функции правительства, с моей точки зрения, заключаются в том, чтобы снизить неопределенность в обществе. В этом году этого не получилось. Мне бы очень хотелось, чтобы в году будущем она наступила на фоне снижения рисков. Тогда и мы будем работать энергично и добьемся результатов. Самый приятный прогноз: с бюджетной системой страны в будущем году будет все в порядке».
Нужен благоприятный температурный режим
«Статистику часто сравнивают с градусником, которому все равно, какова средняя температура по стране, — пошутил Александр Андреевич Кисельников. — Однако она не должна опускаться ниже 35 градусов. Любителей ВВП могу порадовать, что англичане и шведы зашевелились и стали включать в составляющую ВВП доходы от проституции, наркоторговли и пр. И если учесть тот факт, что наша страна потребляет в год наркотиков на триллион рублей, и включить этот показатель в ВВП, то мы сможем увеличить его сразу на 6%. Конечно, с точки зрения экономического роста оценивать динамику нашего развития с таких плоскостных позиций смешно. Однако ситуация чрезвычайно сложна.  Необходимо включать защитные механизмы. И в этой связи очень  хочется быть оптимистом». 

Еще есть время оседлать лошадь

Об оптимизме говорила и Наталья Валентиновна Бабушкина, все еще надеющаяся на то, что ЦБ все-таки защитит взносы своих граждан и отработает законодательно эти механизмы. 
А еще искренне пожалела о том, что в свое время  системно и правильно не занялась своими пенсионными накоплениями. 
И чтобы, наверное, подбодрить себя и всех остальных, поделилась наблюдением, что мы, живущие в Росси, несмотря на все трудности, не стали роботами, не утратили способность думать и анализировать. Поэтому надо всемерно поддерживать нашу нравственность, настроиться  выдержать все выпавшее на нашу долю и сохранить свои духовные ценности. Только с таким запалом можно сломать ситуацию и сдвинуть ее в лучшую сторону. Образно говоря, надо постараться взять под уздцы лошадь — символ уходящего года, иначе она ускачет в год новый со всем грузом нынешних проблем.

Мы строили, строили…

Константин Вениаминович Боков сосредоточился на своей профессиональной сфере, отнеся к плюсам уходящего года выполнение (несмотря на все перипетии) планового задания по вводу жилья, обозначенное  администрацией Новосибирской области, — 1 миллион 700 тысяч квадратных метров.  Хотя, по его мнению,  до конца года можно ввести еще 100—150 тысяч квадратных метров. Не все получилось надлежащего качества, однако важны были количественные показатели. И они есть. Но  приличные запасы из введенного жилья — около 30% — остаются нереализованными, несмотря на наметившуюся тенденцию понижения его стоимости. И уже сегодня пошел спад не только конкретно по объемам, но в стройиндустрии в целом. Увы, не сезонный. «Поэтому встречать следующий год с оптимизмом у нас особых оснований нет, — грустно констатировал Константин Вениаминович. — Иннерционность нашей отрасли достаточно велика.  Начальный период года мы еще просуществуем, но затем спад неизбежен. Вполне очевидно: если в прошлый кризис мы восстановились буквально за полтора года, то теперь этого никто прогнозировать не может. Но, тем не менее, жилья настроим много — желающим и имеющим средства хватит», — пообещал он в заключение.  

Пусть не гаснет свет в конце тоннеля

«Честно говоря, удивляюсь всеобщему оптимизму, — энергично вступил в разговор Владимир Гаврилович Женов. — В стране уже нет никакой экономики — чего ни коснись, все не совсем так, как представляется. И каждый из граждан чувствует это на собственной шкуре, но продолжает надеяться на авось. Я искренне желаю, чтобы в следующем году (дальше тянуть некуда) хотя бы у кого-нибудь там, наверху, появилось немного сочувствия к собственному народу и хотя бы столько же здравого смысла.  Верю в свет в конце тоннеля, если там никто не выключит лампочку», — лаконично завершил свой короткий спич Владимир Гаврилович. 

Мы можем и хотим, но нам нельзя

Владимир Викторович Костин поделился интересным наблюдением:  прежняя формула созревания революционной ситуации: «верхи не могут жить по-старому, а низы не хотят» кардинально изменилась. Сейчас мы как низы и хотели бы, и знали бы, что делать, а вот верхи не могут — не  знают или боятся. «Скажем, святая святых — предприятия ОПК, — иллюстрирует сказанное Владимир Викторович. — Несмотря на  сакральные слова «реиндустриализация», «импортозамещение», так и не знают их истинную цену, поскольку денег им не поступает. Предприятия кредитуются под 20—24% — разве можно им на это существовать? Тем более что до 50% прибыли у них забирается. И я радуюсь тому, что только у Новосибирска есть полный истинного оптимизма и внутренней силы лозунг: «Да здравствует то, благодаря чему мы, несмотря ни на что!» Он означает, что мы знаем, куда идти.  Нам надо только позволить».

Момент истины наступил

Так считает Александр Васильевич Нестеров, причисляя этот факт к самым положительным моментам прошлого года. Пора честно ответить на вопросы: как к нам относятся в мире, какова наша экономика в действительности и что мы делаем по поводу структурных преобразований в ней, особенно в промышленности. Может быть, созревшая ситуация, наконец, подвигнет  наше руководство  — правящую элиту всерьез и системно заняться делами, чтобы дать возможность выживать народу самому взамен тех якобы двухгодичных послаблений для бизнеса.  «В России исстари в годы бескормицы хозяин выпускает скотину на вольные хлеба, — напомнил Александр Васильевич. — Так, наверное, и сформировался главный принцип нашей жизни — адаптивность. Поэтому, кроме оптимизма, нам ничего не остается».

Вернуть жизнь промышленности

Это одно из самых заветных желаний  Игоря Лаврентьевича Попелюха, высказанное им не впервые. Как президент клуба предприятий ОПК «СЭР», которому в будущем году исполняется двадцать лет, он видит, что именно предприятия гражданской промышленности нуждаются в большем внимании и поддержке.

Ключевое слово — оптимизм 

Оно прозвучало на сей раз несчетное количество раз. Однако, как говорят на Востоке, сколько ни говори «халва, во рту слаще не станет». Однако, напомнила Наталья Федоровна Зырянова, есть установленный факт: в фашистских концентрационных лагерях умирали сначала  оптимисты, потом пессимисты, в живых же остались только реалисты. Почему-то мы постоянно об этом забываем. 
«У нас всегда господствуют две крайности, — считает Наталья Федоровна, — либо мы в будущем,  во всем хорошем, либо — в прошлом, во всем плохом. Я — реалист, и, может, поэтому я на своем месте — в органах исполнительной власти, которые воспринимают ситуацию такой, какова она есть, и исполняют те решения, которые есть. На сегодняшней встрече с представителями Всемирного банка вновь прозвучало: предприятие должно тратить 50—60% своего бюджета на развитие, а жить только на 50—40%. Очень хотелось бы, чтобы эта модель у нас  прижилась. И чтобы бюджет органа власти любого уровня был бы составлен в таком же соотношении. Я — за будущее, верю в него и надеюсь. Тем более, когда видишь, как  активна молодежь, в школах есть губернаторские классы, есть отбор лучших. Я все-таки за веру в непременно лучшее».

Вне экономических закономерностей

Все, о чем говорила Ирина Николаевна Демчук, уже в момент подготовки материала, а тем более — выхода номера в свет — наверняка становилось историей. Тем ценнее это мнение и информация.  
«Все мои прогнозы за прошедший год сбылись: в течение последних 10 лет, где бы я ни выступала, я утверждала, что банковский сектор зависим от иностранного капитала. В период санкций эта зависимость еще больше высветилась. Дефицит ресурсов постоянно колеблется, но можно говорить о сумме в 300 миллиардов долларов и более 70 миллиардов долларов корпоративных долгов. Введенные санкции подтвердили это и четко высветили, что представляет собой и финансовая система, и экономика нашей страны в целом. В этом году мой прогноз был в октябре: курс доллара 60, евро — 75 рублей и выше. Причины банальны. Стратегия развития страны до 2020 года — полная неопределенность. Рост инфляции и цен, девальвация рубля на фоне геополитической блокады и отсутствия внутреннего производства. На 2015 год прогноз неутешителен. Однако не стоит драматизировать ситуацию, а нужно реально воспринимать ее и работать, а также уметь адаптироваться к этим условиям и реалиям жизни. Не витать в облаках, а жить по средствам. Выход начнет обозначаться только к концу 2016—2017 годов. Идет открытая война за добычу сланцевой нефти. ОПЕК хочет довести стоимость нефти до 40 долларов в 2015 году, благодаря чему сохранятся и уровни валют. Да, большинство населения забудет о том, что такое отдых в Греции и Турции, Италии и т. д. Но к этому надо относиться спокойно. Это пережить можно. Гораздо важнее другое. В прошлом году я высказала пожелание о необходимости возврата полномочий в регионы и децентрализации власти. Это остается актуальным и теперь. Поскольку регионы по-прежнему не имеют доступа к распределению национального продукта. И надо изменить формулу Карла Маркса (в моей интерпретации): не товар –деньги — навар. А товар — деньги — проценты за кредит, налоги, а только потом «навар». Экономика должна быть не только экономной, но и эффективной.
Развитие событий я вижу следующим: доллар — 65, евро — 88 рублей. Не исключено, что доллар может пойти и выше, но это  может спровоцировать социальный взрыв. Из 17 триллионов вкладов населения во всей банковской системе только 3 триллиона — в долларах, большая же часть вкладов — в рублях.  На мой взгляд, допустить рост доллара, по крайней мере свыше 60 рублей, не должны, поскольку в противном случае потребуется решение более серьезных социальных проблем и другие меры. Сегодня президент страны и правительство РФ убеждают крупных экспортеров, корпорации  до конца года продать валютно-экспортную выручку, чтобы поддержать рубль. Но это краткосрочные меры. Может произойти небольшое падение доллара к середине декабря, поскольку начнется большая оплата налоговых выплат  и  порядка 30 миллиардов    корпоративных долгов, для чего нужен более низкий курс доллара и евро.  Но стоимость нефти будет определять и стоимость валюты. При этом Банк России должен контролировать ситуацию и принимать, возможно, более оперативные, но действенные  меры. Стоимость валюты зависит от стоимости нефти, и поэтому необходимо следить за тем, как будут развиваться события, оправдаются ли усилия ОПЕК и других стран, поскольку, по большому счету, экономические закономерности перестали действовать. 
Эти прогнозы были сделаны до 16 декабря, когда взлетела ключевая ставка до 17%. При выходе журнала можно оценить по факту реальности сделанных прогнозов и слабости практических мер со стороны всех ветвей власти. 17 декабря на фоне коллапса на валютном рынке утверждена ключевая ставка больше на 6,5%,что привело к резкому повышению стоимости вкладов в банках до 20% годовых, но и снизило ликвидность банковского сектора. Ставки по кредитам резко выросли до 25%. А дальше — отсутствие перспектив развития экономики и бизнеса. Нужны комплексные меры по импортозамещению и восстановлению производства в России. Но это уже другая  дискуссия.

России нужны профи и  патриоты

Непреднамеренно резюмирующим стало мнение Леонида Гергиевича Каурдакова. «Для меня, как, я уверен, и многих других людей, этот год был годом величайшего духовного подъема и величайшего разочарования. Потому что когда начались события в Крыму, общество объединилось и стало понятно, что мы — огромная сила. Но затем последовали экономические санкции. И то же было ощущение, а власть об этом говорила, что мы все преодолеем! Дальше наступило величайшее разочарование, связанное не с состоянием духа народа, а состоянием духа элиты, чиновничества. Я представляю себе такую картину: 1941 год, в Новосибирск прибывают эшелоны с предприятиями, собирается совещание, выносящее решение: ситуация в общем и целом ясна, давайте через полтора месяца соберемся и обсудим, что же нам делать дальше. Собираются через положенный срок и решают: давайте составим план действий и вновь соберемся еще через полтора месяца и обсудим его. Вот в таком  духе  идет работа по импортозамещению — собираются рабочие группы, составляются планы  работы и т. д. Фактически же ничего не делается. Вместо мобилизационного режима работы все увязло в традиционном чиновничьем болоте. Жаль, что в нашем законодательстве нет статьи за равнодушие к стране. Что они делают: образно говоря, строят прекрасный город или кладут кирпичную стену? По большей части — второе. Хотя мы убедились в том, что санкции — достаточно серьезная вещь, их не преодолеть шапкозакидательством. И сегодня, а еще вероятнее завтра все ощутят их на себе. Есть прогноз, что в Новосибирской области процентов на 20 подорожает хлеб. Уже сегодня тонна пшеницы выросла в цене более чем на 40%. Но работа по преодолению этих трудностей так и  не закипела. Сегодня большая часть экспертов говорит о необходимости смены элит, исчерпавших свой потенциал. Нужны другие люди, которые не стеночку будут класть, а город строить. Если этого не произойдет, то ничего хорошего страну не ожидает».

Согласна с каждым

Так сказала бы я, если бы хватило времени высказать собственное мнение на этом предновогоднем редсовете. Мы устали рассуждать и ждать, нам хочется стабильности и действий по ее достижению. Нам хочется личного благополучия и успеха, которое возможно только в правовом, сильном государстве. Пусть, наконец, Россия станет таковой. И мы, внизу, сделаем  все от нас зависящее. Но для этого нам необходима точка опоры.
Наталья СЕКРЕТ
 
Просмотров: 1406