Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

ЗАО «Новосибирский патронный завод»: традиции и мастерство

№ 11-12(110-111), 30.12.2014 г.
Прежде у него было другое, более звучное имя: Новосибирский ордена Отечественной войны I степени завод низковольтной аппаратуры имени 50-летия образования СССР. Однако Союз Cоветских Cоциалистических Республик рухнул, заводу же удалось не только выстоять, но  пережить и перестройку, и распад огромной страны, и «лихие девяностые», и вхождение в рыночную систему, и многие иные трудности, которые случаются и теперь. Это старейшее предприятие страны не только не превратилось в кооперативчик или, того хуже, в личную шарашку  смекалистого директора,  но сохранило главное: свое основное производство, заводские традиции, мастерство и дух преемственности поколений. И  не говорить об этом пафосно, с гордостью, с огромным уважением просто недопустимо — не так уж много в стране подобных предприятий, с честью претерпевших катаклизмы истории. А насколько это непросто, со стороны можно только вообразить.
Как правило, знакомство с историей предприятия начинается с заводского музея или в чем-то сохранивших первозданность производственных площадей. Моя же экскурсия на ЗАО «Новосибирский патронный завод» началась с кабинета директора, где я поняла очень многое и о его хозяине, и о тех нелегких, порой полных трагизма временах, которые пришлось пережить ему вместе со своим предприятием, а главное то, как дорого и важно все пережитое руководителю-человеку. 
Петр Яковлевич Добрынин возглавляет предприятие последние 25 лет из его 75-летней истории, сравнить которые по трудности возможно, пожалуй, только с четырехлетием Великой Отечественной войны, когда эвакуированный в Сибирь из Подольска «Государственный специальный завод № 188» сражался вместе со всей страной против фашистских захватчиков. Это была уже другая, но тоже очень трудная война — с разрухой  из-за развала страны  и утратой многих производственных связей, с упадком общественного духа, с отсутствием стабильных заказов и невозможностью выплачивать заработную плату работникам, с неизбежным оттоком кадров и поиском средств на оплату жизнеобеспечения предприятия, налогов…  Эх, да всего и не перечислить!
Это теперь Петр Яковлевич рассуждает об этом с мудрым спокойствием: «Работать директором очень нелегко во все времена. На мой век, как говорится, хватило.  Застал еще полтора года советского времени — до ГКЧП. И мне кажется, что в тот период по сравнению с тем, что пришлось преодолеть после, работать было легче: спрос был жестким, в первую очередь за выполнение плана, но это обеспечивало четкость и  ритмичность всего процесса. При этом всегда, даже в те месяцы, когда  предприятие получало переходящее Красное знамя, находился повод лишить  директора премии хотя бы в небольшом проценте.  Тем более что я был молод и как директор неопытен. Но мне повезло: начальник главка был моего же возраста, что определяло много общего в мировоззрении и определяло взаимоотношения. А еще больше повезло в том, что достался мне очень хороший завод — предшественники создали по тем временам  высокоавтоматизированное и механизированное производство с крепким, мобильным коллективом. Представьте,  трудные 90-е годы, все кругом бурлят недовольством. Мы тоже — по уши в долгах (прежде всего, перед энергетиками), задержка зарплаты доходит уже до 9 месяцев. Уже 20 ноября, но отопления на заводе нет. Я по привычке начинал утро с объезда двух-трех цехов, за неделю, бывало, побываю во всех, поговорю с людьми о делах, о жизни.  В один из таких дней иду по цеху, а мужики жгут деревянные ящики. Что делать? Наказать? Но они же работают в таких условиях — руки мерзнут, а они не бросают, не бастуют. Постоял с ними, покурил, хотя и не курю…  А тепла так и не дали до тех пор, пока мы не погасили долги.  И зарплату мы, конечно же, выплатили людям полностью. Но позже. А они работали, не выплескивая своего возмущения ни на заводе, ни за его пределами, как это часто бывало в то время на других предприятиях. Потому что в традициях заводчан было серьезное отношение к делу, понимание ситуации — этот период надо пережить, и, конечно, вера в руководство. Все вместе — это огромная сила».
Традиции эти и характеры  заводские и впрямь закалялись в непростых условиях. В число действующих Подольский завод 
№ 188 был введен 29 декабря 1939 года постановлением Наркомата вооружения и стал называться «Государственный специальный завод № 188». А в июле 1941 года началась эвакуация на восток. В августе первый эшелон с оборудованием прибыл в Новосибирск на новую промышленную площадку, а уже в сентябре 22 вагона продукции завода были отправлены на фронт. 1942 год — 16 работников завода награждены за доблестный труд указом Президиума Верховного Совета СССР орденами и медалями. В том же военном году  здесь создается инструментальная мастерская и, вот это да! — в одной из пригородных зон заводской дом отдыха и пионерский лагерь, а также построен первый детский сад на 80 мест.  1943 год ознаменовался для предприятия вторым классным местом во всесоюзном соревновании предприятий наркомата, а также победой в предмайском соревновании с вручением переходящего Красного знамени Новосибирского горкома партии. В 1944 году уже 28 работников предприятия награждены орденами и медалями Советского Союза за успешное выполнение государственного плана и социалистических обязательств. Всего же за исторический период с 1939 по 1989 гг. высокими правительственными наградами — орденом Трудового Красного Знамени, орденом Ленина, орденом Красной Звезды, орденом «Знак Почета», медалью «За трудовую доблесть» и другими, ныне незаслуженно упраздненными, — были награждены около четырехсот тружеников завода. Отдельных наград не раз удостаивались и инженерно-конструкторские разработки коллектива собственного КБ (вот она, инновационность отдельно взятого предприятия). 
В новейшей истории завода пока  еще нет таких ярких страниц. Да и от самого прежнего семитысячного коллектива, по большому счету, осталось только одно, но очень емкое, весомое слово — завод. Оно оказалось тем остовом, который не позволил окончательно рухнуть всей конструкции и оставил в наследство работающим на нем это гордое имя — заводчанин. Хотя от заводчан теперь зависит не так много, как раньше, а все больше от грамотного менеджмента — по-русски изъясняясь, руководства, от его смекалки, оборотистости, связей, умения видеть перспективу и находить свою рыночную нишу, что и удается Добрынину на протяжении уже более двадцати постиндустриальных лет. 
«Мнение, что патроны нужны стране всегда — большое заблуждение, — констатирует Петр Яковлевич. — На российских складах их более чем достаточно. В СССР было девять патронных заводов, теперь в России их осталось шесть. Но арсеналы и сегодня переполнены. Другое дело, что у них практически истек «срок годности», вернее, соответствия развивающимся технологическим требованиям. Однако до сих пор серьезных госзаказов все еще не поступает. Наш завод специализируется на крупнокалиберных и высокоточных патронах. И хотелось бы делать их для своей страны, однако основные средства сейчас выделяются на развитие стратегических сил — надводные, подводные лодки, авиация стратегического назначения и пр. Мы же пока работаем на зарубеж через Рособоронэкспорт, заключающий для нас контракты. А на спортивно-охотничьи патроны мы ищем заказчиков сами. Поэтому с полным основанием являемся экспортноориентированным предприятием. С одной стороны,  это неплохо — возвращается НДС, есть прибыль от разницы валютных курсов. Однако мы на коне только тогда, когда есть эти экспортные контракты. Так, в кризисные для страны 2008—2009—2010 годы мы неуклонно шли в гору, а потом наступили 2011—2012 годы, приведшие нас к глубочайшему провалу. 2013—2014 вновь оказались удачными, на что надеемся и в дальнейшем. Однако вот такая нестабильность приводит к значительным издержкам». 
Отсутствие хотя бы небольших, но постоянных опорных государственных заказов порождает серьезные проблемы:  конкуренция между производителями патронов очень высока  (практически в каждой  развитой стране есть патронные заводы), поэтому рентабельность этого производства минимальная. А главное: где брать деньги на техперевооружение? 
«Кредитная история у нашего предприятия хорошая,— рассуждает директор, — набрать кредитов еще мы можем, а с чего отдавать? Вот и берем взаймы только под оборотные средства, поскольку экспортные контракты составляют  80% нашего портфеля заказов, а авансируются они в лучшем случае на 20%. Но то, что находится сегодня в производстве, давно нуждается в обновлении. Вот и не придумаешь, как быть? Да, наш портфель от Рособорон-экспорта сегодня такой, что только разворачивайся. Но, опять же, не хватает людей — растеряли с этими «качелями» по загрузке: то густо, то пусто. Ох, как помог бы в сохранении стабильности производства и кадрового потенциала стабильный же госзаказ хотя бы  на треть от общего объема — миллионов на 300—350!»
Переживания директора вполне понятны. Однако и достигнутое — весьма весомо. Основная номенклатура на предприятии сохранена, ежегодно  вместе с головным российским  институтом в области разработок оружия  —  ЦНИИТочмаш (г. Климовск) ведутся работы над новыми изделиями, и в настоящее время эти два предприятия являются  соисполнителями разработки двух боевых патронов  для  армии и силовых структур. В нынешнем же году, потратив 10 миллионов рублей,  собственных средств на разработку, Новосибирский патронный завод (НПЗ) изготовил и поставил  в ФСБ, ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний) и МВД два вида высокоточных патронов:  калибра 7,62 х 51 мм и 338 магнум, относящихся к категории спортивных.
К слову, НПЗ — единственный в России завод — изготовитель снайперских патронов и не только. И  в этом также усматривается накопленная за 75 лет мощь предприятия и школа мастерства его кадров. Ведь берутся за это дело и другие предприятия, бьются годами, а не выходит. Да и не мудрено. Патроны всегда относились к продукции сложной: делать миллионами идентичные по параметрам патроны, чтобы они практически не отличались один от другого, — задача серьезная, требующая наличия сложного инструмента и высокого профессионального мастерства «патронщика».  Такое мастерство оттачивается годами и передается из поколения в поколение. Не зря и по сей день на Новосибирском патронном заводе сохранились трудовые династии.
«Замечено: чем сложнее задача, тем наверняка она решается, — рассуждает Петр Яковлевич. —  Весь коллектив мобилизуется на сложную задачу. Есть в наших людях нечто такое, что составило стержень предприятия. Я  убежден: наставничество сильнее ПТУ. У нас на заводе чаще и легче приживаются те, кто пришел к нам со школьной скамьи и освоил профессию от наставника сам, по своему решению, а не тот, кого за руку привел мастер из проф-техучилища. Наши работники приводят в коллектив своих детей до сих пор».
Сказать по правде, в прежние времена выполнять упомянутые сложные задачи было легче, поскольку подход к ней был правильный — комплексный. Создавалось все сразу: оружие, прицел, патрон. Эпоха эта завершилась последней установкой начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ Анатолия Васильевича Квашнина: сделать в комплексе мощный снайперский патрон в калибре 9 мм, обеспечивающий стрельбу на более длинную дистанцию, высокую кучность и прочее. 
И все же, несмотря на чаяния директора опереться на госзаказ, он и его команда сориентировались в рыночном пространстве в пример многим. То обстоятельство, что рынок вытеснил из номенклатуры предприятия гражданскую продукцию — низковольтную аппаратуру, мебельную  фурнитуру, сетевые приемники — и осталось только самое жизнеспособное — патроны, заставило руководство во многом перестроиться. В результате были возведены доходные, так сказать, вспомогательные объекты — выстроен 13-этажный бизнес-центр с отличной парковкой, какой может похвастать далеко не каждый бизнес-центр.  При всех жизненных сложностях, не пожалели вложений и на обновление  инфраструктуры — создали собственное юридически самостоятельное инструментальное производство, которое работает по договорам с такими стабильными  предприятиями, как Элсиб, завод Коминтерна, НЭВЗ, азербайджанский патронный завод. 
…В мире существует понятная мода на оружие, где царят  свои бренды — беретта, бенелли и др.  Есть и авторитетные патронные фирмы, например финская «Лапуа», выпускающая сверхточные патроны для профессионалов. Однако все это в большей степени  «понты». Квалифицированные охотники, спортивные стрелки, любители практической стрельбы (тиры), как правило, исходят из собственного опыта. И многим из них он подсказывает, что патроны Новосибирского патронного завода — именно то, что им нужно. Сведения достоверные. А это значит, что нынешнее 75-летие предприятия — далеко не последняя страница его истории.
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 2445