Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Отец Александр Новопашин: «Спорт — это моя проповедь»

№ 3(114), 06.04.2015 г.
О спорте, который в буквальном смысле поднял на ноги  и помог сблизиться с теми, кому нужна помощь, — в разговоре с отцом Александром
— Мое занятие спортом — это не столько способ показать свои достижения, сколько процесс реализации чего-то совместного с людьми. И если не пример для подражания, то хотя бы стимул к тому, что нужно вести здоровый образ жизни.
Наша епархия занимается уже более десяти лет реабилитацией наркозависимых, и составляющими процесса ресоциализации ребят являются молитва, труд и спорт. Спорт как возможность занять время, отпущенное для досуга. Человеку зависимому очень важно не давать возможности для пустого времяпровождения, поскольку сразу же появляются дурные мысли, и спорт здесь заменяет ничегонеделание. Кроме того, речь идет и об укреплении здоровья, потому что физически они, как правило, разрушены.
Пресс-досье
Протоиерей Александр Новопашин 
Настоятель собора во имя святого благоверного князя Александра Нев-ского. Благочинный церквей города Новосибирска. Основатель Новосибирского братства во имя святого Александра Невского, руководитель информационно-консультационного центра по вопросам сектантства. Генеральный директор Православного детского оздоровительного лагеря во имя преподобного Серафима Саровского, руководитель мужской православной общины по реабилитации наркозависимых во имя преподобного Серафима Саровского. 
Сценарист и режиссер фильмов «Перелом», «Царь Болгарский», «Меня это не касается», «Рядом с нами» (в производстве). Участник и лауреат международных кинофестивалей.
Поскольку не все могут выполнять какие-то серьезные упражнения, у нас есть просто футбол или волейбол.  Кто покрепче становится и кому интересно, тот переходит на более тяжелые виды спорта, в том числе — пауэрлифтинг. Надо сказать, что из первой волны ребят, которые прошли нашу реабилитацию, некоторые сегодня имеют спортивные разряды. То, что они создали замечательные семьи, получили, кто не имел, высшее образование, в том числе педагогическое, тоже о многом говорит. Мне часто задают вопрос: стоит ли вообще возиться с наркозависимыми, что хорошего в этой работе и каковы результаты? Как ответ, можно привести в пример ребят, которым удалось выбраться из этой ямы. Но для них крайне важен личный пример. В то время, когда мы начинали работу с наркозависимыми, я вел курс по сектоведению в Новосибирской школе милиции. Руководство школы, с которым у нас были замечательные отношения, предоставило нам свой отлично оборудованный зал. Ребята, которые проходили реабилитацию в нашей православной общине, приезжали туда, и мы все вместе бегали, прыгали, играли в волейбол. Естественно, приходилось не только говорить «Делай вот так и так», но и заниматься наравне с ними. 
Вообще увлечение не столько большим спортом, сколько физической культурой было со школы. На какое-то время был период забвения, но работа с наркозависимыми стимулировала оживление моего образа жизни.
Что касается стрельбы из пистолета, не стану изображать из себя возрастного человека, но стало тяжеловато, и я просто перешел к более легкому виду спорта. Наши силовики готовились к соревнованиям и пригласили поприветствовать участников, но я не люблю быть свадебным генералом, поэтому стараюсь не быть чужим мероприятию, на котором бываю или в котором принимаю непосредственное участие. Иначе что? Иначе пригласили в очередной раз священника на какое-то «симпатичное» времяпровождение, он сказал умные слова и ушел. А вот ты сам попробуй соответствовать! Так я стал вместе с силовиками — отрядами ФСБ, СОБР, ОМОН — участвовать в соревнованиях по стрельбе из пистолета. 
— Какой смысл Вы вкладываете в это занятие? Священник ведь не может с оружием в руках защищать свою страну, к примеру. 
— Не может. Но в первую и вторую чеченские кампании около полутора-двух тысяч священников побывало в местах боевых действий. Естественно, не для боевых действий, а для поднятия боевого духа. И тут нельзя быть циничным: вы воюйте, а я буду говорить, что это мерзко, потому что оружие — это грязь. Конечно, война — это кровь, слезы, это всегда страшно. Но чтобы не быть чужими ребятам, которые рискуют своей жизнью, чтобы не было стены отчуждения, важно быть с ними рядом на равных. Сейчас в России возрождается институт военного священства, поэтому проводятся сборы для военного духовенства. Ситуации бывают разные, и, допустим, тот же священник пойдет с боевым отрядом или воинским подразделением куда-то в далекий путь. Что же, если что-то случится, его будут нести на отдельных носилках? Он будет так же форсировать реку, нести все тяготы воинской службы, только что пулемет не будет держать — будет заниматься духовным состоянием воинов, ухаживать за ранеными и так далее.
— А если коснуться сугубо личного, что для Вас — спорт?
— Более десяти лет назад у меня было тяжелое заболевание — фактически я лежал на смертном одре. И хотя врачи надеялись что-то сделать, шансов выжить было мало. После того как меня вылечили, я долгое время был в очень плохом состоянии, была возможность получить инвалидность, но все это было неприятно для самого себя. Считать себя полной развалиной, инвалидом я не мог, и это стало, наверное, одним из факторов, которые стимулировали к спортивному, более активному образу жизни. До этой болезни я никогда не имел и даже мечтать не мог о спортивных наградах, которые есть сейчас. 
Первое время я не мог ходить, меня возили в инвалидном кресле. Потом потихонечку встал, начал двигаться, вернулся к священническому служению. Физические упражнения нужны были для укрепления себя — чтобы просто стоять на ногах. Потом появились ребята, проходившие реабилитацию, и я стал заниматься с ними в одной команде. 
Целый комплекс таких стимулов привел к тому, что я стал заниматься спортом плотно. А потом уже привык, потом уже тело привыкло быть в постоянном тонусе. К тому же отстоять многочасовые богослужения  — не так просто, как кажется со стороны. Поэтому спорт помогает мне даже в исполнении священнических послушаний. 
Спорт — это и определенного рода отдых, который, конечно, сопряжен с физическими нагрузками и сложностями, но все-таки дающий заряд бодрости. И внутренний отдых тоже дает — возможность стряхнуть с себя дурные мысли. В какие-то моменты это преодоление лени, которой подвержен каждый человек. 
— Гордитесь ли Вы своими спортивными результатами? 
— Первое время гордился, но, пожалуй, не столько результатами, сколько ощущал радость от того, что все-таки восстановил свою физическую форму: начинал заниматься со штангой с  веса 15—20 килограммов, поскольку и поднять-то не мог почти ничего, настолько был истощен болезнью и немощен. Очередная десятка, добавленная к прежнему весу, давала радость — помаленечку восстанавливаюсь. Два года шел к 100 килограммам. А уже когда на соревнования вышел, конечно, был интерес и какое-то призовое место занять. Но  я прекрасно осознавал, что я вообще еще ничто, и поэтому само участие — это уже определенного рода победа. Я считаю, что любой спортсмен, который в зале занимается, или молодой человек, который все-таки уделяет время спорту, — уже победитель, потому что выбрал более здоровый образ жизни, чем другие сверстники.
Соблазнов много, а здоровый образ жизни с порочным — курением, пьянством — несовместим, потому что не достигнешь определенных результатов. Поэтому здесь что-то одно выбирать надо. Конечно, нужно учитывать, что спорт, стремление к наградам тоже могут вызвать зависимость.
Человек зависим от многого — от комфорта, одежды, еды, пьянства, наркотиков, курения — все это нас постоянно окружает. Кроме того, важно не сотворить себе кумира, идола, на алтарь которого ты кладешь уже все —  и здоровье, и честь, и совесть, ведь для достижения успехов идут на подлоги, совершают подлые дела, нарушают существующие правила  — я имею в виду допинг и прочее. Слава Богу,  я никогда никаких допингов не принимал для достижения спортивных результатов, все было честно. Отчего знаковые достижения были еще радостнее. Тем более что всегда помнил о том, как лежал и умирал, а с милостью Божией чего-то достиг — все совершается и с молитвой, и с надеждой на то, что Господь не оставит. Кроме того, мне важно было не продемонстрировать личное  — «смотрите на меня, какой я красивый», — а заинтересовать ребят. Чтобы они не чувствовали, что я пришел в зал указывать, что делать. Приятно осознавать, что они не «шарахаются» в сторону. 
— Как складывается общение священника с занимающимися в спортзале? Какова реакция на Ваше появление?
— Первое время, когда спортсмены видели рядом священнослужителя, это вызывало у них удивление, может быть, даже недоумение и смущение. Апостол Павел в первом послании к коринфянам говорит: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых». 
И спортзал — это тоже возможность миссии: нести Слово Божие людям, которые, может быть, в силу определенного воспитания, предвзятости личной, смущения — мало ли у кого что в жизни происходило — не так легко переступают порог храма. 
А здесь священник уже рядом, он «свой», и поэтому легче побеседовать. И на тренировках точно так же происходят беседы, наверное, становишься доступнее, и ребятам-спортсменам легче задавать свои вопросы. Поэтому спорт — это в некотором смысле моя проповедь. 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 1133