Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

От агломерации к конурбации

№ 6(117), 26.06.2015 г.
Сибирская конурбация как драйвер экономического роста России глазами генерального директора Российского института градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» Михаила Грудинина и вице-президента Центра экономики инфраструктуры «Новый экономический рост» Павла Чистякова.

Агломерационные предпосылки

Пространственным обоснованием агломерации, по мнению экспертов, служат данные Института географии РАН, согласно которым на зону с вполне благоприятными для массового расселения условиями приходится лишь 1/10 всей территории страны. По эффективности площади — территории, расположенной ниже 200 метров над уровнем моря со средней температурой не ниже 2°С —  Россия занимает лишь 5-е место в мире. 
«В связи с этим система расселения у нас такова: на азиатскую часть России, 75% территории страны, приходится 20% населения,  — отмечает Михаил Грудинин. —  Депопуляция населения на сегодняшний момент остановлена, но если мы посмотрим на половозрастную структуру, очевидным образом появляется момент, связанный с демографической нагрузкой: на тысячу лиц в возрасте 20—64 лет приходится 196 пожилых людей, а в 2030 году эта цифра возрастет до 365. По детям нагрузка сегодня составляет 512 человек на тысячу работающих, а будет — 720. Таким образом, России не хватает демографического материала для освоения территории и складывания опорного каркаса территориальной структуры». 
Экспертная группа Минфина РФ и Всемирного банка пришла к выводу, что сокращение доли  трудоспособного  населения приведет в ближайшее время к ограничению темпов экономического роста  до 2,2%. А потому перед агломеративным процессом стоит задача повысить эти темпы на несколько процентных пунктов. В связи с этим и рядом иных факторов, как то: климатические условия, транспортная инфраструктура и многое другое, наша страна развивалась и будет развиваться поляризованно, соответственно, при любых  прогнозных сценариях  основным вектором развития будет сжатие обитаемого и экономического пространства.
«Агломерация — это один из ключевых инструментов сжатия наравне с развитием транспортной сети и магистрализацией, — убежден эксперт Грудинин. —  Не универсальный, но эффективный». 
Именно развитие транспорта является ключевым фактором развития конурбации, Сибирской — в том числе. Конурбация (от лат. con «вместе» и urbs «город») — городская агломерация полицентрического типа, имеющая в качестве ядер несколько более или менее одинаковых по размеру и значимости городов или городских территорий при отсутствии явно доминирующего центра. 
Но о конурбации как таковой позже, вернемся прежде к развитию транспорта, ее предопределяющему. Так, уровень развития российских автомобильных дорог в пять раз отстает от уровня автомобилизации, а потери страны из-за низкой пропускной способности дорог составляют 3% ВВП, а это в шесть раз больше, чем в странах ЕС. Особенно нехватка путей сообщения сказывается в отдаленных регионах: на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке. Тогда как на железнодорожный транспорт приходится свыше 75% агломерационных эффектов — за счет ускорения перевозок грузов и пассажиров по железной дороге и за счет разгрузки сети автодорог. В связи с этим интересна и актуальна тематика, связанная с высокоскоростными линиями. Ее успешную реализую вполне возможно проиллюстрировать проектом High Speed в Великобритании, по которому важнейшие города страны предполагается связать высокоскоростными линиями, рассчитанными на движение поездов с максимальной скоростью 360 км/ч. Создание сети планируется начать с линии Y-образной конфигурации общей протяженностью 540 километров, которая соединит Лондон, Бирмингем, Лидс и Манчестер сообщениями с длительностью поездки не более 1,5 часа и трансформирует привычные связи между крупными городами, регионами и экономическими
центрами. Первую ветку в Бирмингеме планируется сдать в эксплуатацию в 2026 году, а уже к  2032 году скоростные железнодорожные пути соединят  Бирмингем с Манчестером и Лидсом, и в последнюю очередь планируется соединить скоростной дорогой Манчестер и Лидс. Таким образом, Северную Англию и центр Лондона будет разделять дорога максимум в два часа. Правительство оценивает общую стоимость проекта в 50 миллиардов долларов, а экономическую выгоду от него — в 72 миллиарда долларов, косвенные эффекты составят свыше 150—180 миллиардов долларов.  По прогнозу экспертов, после запуска новых железнодорожных веток стоимость недвижимости в прилегающих к вокзальным терминалам районах может увеличиться примерно на 5—10% всего за одно полугодие. Таким образом будет сформирована Лондонско-Манчестерская конурбация, на которой предполагается сосредоточить 90% высокопроизводительных рабочих мест страны. 
О производительности труда как ключевой проблеме России говорится уж более века. Тут вам и Столыпин, обозначивший эту проблему еще в 1907 году, и Ленин, назначивший ее главной для победы нового общественного строя, и многие другие. По данным Михаила Грудинина, в пределах агломераций, как территорий с высокой экономической плотностью, производительность труда в среднем на 46% выше.

Конурбация по-сибирски 

Что предлагает экспертно-агломеративное сообщество по созданию конурбации на территории Сибири, под которой подразумевается  сеть очень крупных многофункциональных городов (агломераций), соединенных мощными магистралями высокоскоростных дорог? 
Во-первых, речь идет о новых подходах в организации скоростного железнодорожного сообщения в Южной Сибири, что приведет к сокращению времени в пути между крупнейшими городами. 
В первоочередном порядке, по словам вице-президента Центра экономики инфраструктуры «Новый экономический рост» Павла Чистякова, необходимо ускорить пассажирское сообщение на участках, обеспечивающих двухчасовую доступность между центрами крупных городских агломераций. Это ускорение возможно за счет изменения графика движения, спрямления существующих путей, строительства разъездов, дополнительных путей для разгрузки существующих.
Это и есть то самое сжатие пространства, которое подведет нас к формированию Южносибирской конурбации, которая объединит Новосибирскую, Томскую, Барнаульскую, Кемеровскую и Новокузнецкую агломерации с общей численностью населения более  пяти миллионов человек, проживающих  в двухчасовом интервале езды друг от друга. 
Откуда возникли именно два часа? На эту тему проводились, по словам Павла Чистякова, масштабные исследования и опросы бизнесменов, которые часто совершают деловые поездки «Ласточкой» и «Сапсаном». «Двухчасовая доступность — это временной предел деловых поездок одним днем, когда межрегиональные поездки мало отличаются от внутригородских поездок, — делится выводами эксперт. — Если региональные центры оказываются в зоне двухчасовой доступности, то бизнес может найти лучших поставщиков, кадры, рынки сбыта, что повышает общую эффективность бизнеса. По оценкам Всемирного Банка, увеличение численности населения в зоне двухчасовой доступности в два раза приводит к росту производительности труда на 3,4%, что определяет рост ВРП и бюджетных доходов. Положительный эффект от ускорения межрегионального сообщения подтверждается российской практикой: результаты опроса пассажиров, совершивших деловые поездки в «Сапсанах» и «Ласточках» в 2013 году показали, что для в 31% случаев  для малого и среднего (МСБ), 42% —  крупного бизнеса и 67% — инновационного сектора и науки  это стало возможностью выхода на новые рынки. Еще один эффект: расширение рынка поставщиков в сегменте малого и среднего бизнеса составило 26%, крупного бизнеса — 38%, инновационного сектора и науки — 71%. Расширение рынка труда на 20% отметили представители малого и среднего бизнеса, на 23% — крупного и на 42%  — инновационного». 

Каков эффект? 

Чем обернется для Сибири конурбационный вариант развития? 
«Схема расчета агломерационных эффектов  от создания скоростных железнодорожных трасс везде одинакова, — отмечает Павел Чистяков. — По одной и той же схеме рассчитываются эффекты в Лондонско-Манчестерской агломерации, развития высокоскоростных магистралей  Куала-Лумпур- Сингапур, Сан-Франциско — Калифорния». 
Так, прирост бюджетных доходов за десять лет в результате создания Южносибирской конурбации, по предварительным подсчетам, составит порядка 200 миллиардов рублей в сопоставимых ценах 2014 года. 
Эффект масштаба от расширения пригородной зоны поменьше, но тоже значителен — более 100 миллиардов рублей. Эффект инвестиционного спроса, собственно говоря, заказ для предприятий, в том числе инновационных, работающих на территории России, — более 90 миллиардов рублей.
Итак, от объединения четырех крупнейших сибирских агломераций за десять лет мы получаем бюджетный эффект в виде 420 миллиардов рублей. 
Ряд  общих эффектов наблюдается в пригородных зонах крупных агломераций. Во-первых, местные работодатели из-за роста конкуренции за кадры с центром агломерации вынуждены повышать зарплаты. 
Кроме того, довольно отчетливо наблюдается переезд бизнеса из центра в пригороды. Так, при исследовании Московской агломерации был проведен опрос бизнеса сферы услуг, в результате которого выяснилось, что самым главным фактором, который может «выдавить» предприятие из Москвы в область, — не заработная плата, а арендная ставка. Часто доля аренды в общей структуре затрат не так велика: в сфере услуг она составляет от 10% до 15%, но это та часть затрат, на которую можно влиять переездом в Московскую область. 
И еще один эффект — переезд людей из центра в пригороды, поскольку благодаря сокращению времени в пути появилась возможность быстро доехать до центра агломерации, но жить в более комфортной среде. 
Как эти подходы  и эффекты реализуются в варианте Сибирской конурбации, предстоит еще увидеть. Возможно, Сибирь, как это иногда и происходит, внесет в агломеративные тренды свои коррективы. 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 1724