Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Владимир Тарасенко: «Капитанство» — это не только приятно»

№ 7(118-119), 26.08.2015 г.
Если они неэффективные, вряд ли можно рассчитывать на победу над равным по классу соперником. Лидерские функции на площадке выполняет капитан и его ассистенты — по сути, его правая и левая руки. В этих ответственных ролях, несмотря на молодость, неоднократно побывал воспитанник новосибирской «Сибири» Владимир Тарасенко.
Он, капитан и первая скрипка команды, поднял партнеров на настоящий хоккейный подвиг в памятном финале молодежного чемпионата мира-2011 в США. Ведомая Владимиром дружина проигрывала перед третьим периодом канадцам со счетом 0:3, однако в оставшееся время сумела отправить в ворота родоначальников хоккея сразу пять шайб. В интервью нашему изданию нападающий клуба НХЛ «Сент-Луис Блюз» и сборной России рассказал о роли капитана, ассистентов, формальных и неформальных лидеров на льду — российском и североамериканском.

С буквой «К» на груди

— Владимир, Вы были, возможно, самым молодым капитаном в истории «Сибири», пусть и недолго. Каково это — «капитанить» в юном возрасте?
— У нас в команде перед сезоном обычно проводится анонимное голосование: все члены команды пишут на лис-точке имена кандидатов в капитаны и двух ассистентов. Меня выбрали одним из помощников. А по ходу игр сезона мне пришлось заменить капитана. На тот момент мне было 19 или 20 лет. Но для меня это было не в новинку. Когда я играл в детских и юношеских командах, я всегда был капитаном. Меня дедушка учил, рассказывал, какими качествами должен обладать капитан, да и папе доводилось быть капитаном в разных командах, в том числе «Сибири» (сейчас отец Владимира — Андрей Тарасенко — старший тренер «Сибири». — Прим. авт.). Это всегда накладывает ответственность, и ты понимаешь, что не можешь допустить ошибку, потому что люди, которые тебя выбрали,  признали тебя лидером и идут за тобой. Ты не можешь позволять себе какие-то вольности, даже если очень хочется. Ты должен себя как-то перебарывать и везде (не только на льду, но и в жизни, в быту — да во всем) показывать пример 24 часа в сутки. И самое главное — ты должен быть проводником идей тренера в команду и осуществлять обратную связь. Ты, как связующее звено и лидер, выполняешь такую роль, которую порой не видно со стороны.
— Вы также были капитаном самой успешной за последние годы молодежной сборной России, выигравшей чемпионат мира-2011. Капитанство в клубе и сборной — это разные вещи?
— Функции одни и те же. Просто уровень ответственности немного другой — в сборной он выше. Если в клубе идет долгий, размеренный сезон, то чемпионат мира — это скоротечный турнир, который проходит буквально за полторы-две недели. Главное — доверие команды. Если ты чувствуешь его, можно добиться хорошего результата.
— Вы сказали об особом взаимодействии тренера и капитана команды. В чем конкретно это проявляется?
— Если, например, есть возможность предоставления команде выходного дня, тренер, понятное дело, пойдет к группе лидеров, в которую, естественно, входит капитан. Он — главный человек внутри команды. Если ребята чувствуют, что устали и нужно передохнуть, как это было у нас на молодежном чемпионате мира, ты говоришь об этом тренеру. Но ты отвечаешь за то, чтобы на следующий день все пришли без опозданий и снова работали на все сто процентов. Валерий Николаевич Брагин (главный тренер той команды. — Прим. авт.) тогда спросил меня, уверен ли я в этом. Мы с Димой Орловым (воспитанник новокузнецкого «Металлурга», а ныне — игрок клуба НХЛ «Вашингтон Кэпиталз». — Прим. авт.), моим помощником и «по совместительству» лучшим другом, сказали: «Да, мы уверены, нам реально нужен выходной». Нам его дали, и это пошло команде на пользу. А если тренер считает, что выходной не нужен, ты приходишь к команде и говоришь: «Ребята, нам надо тренироваться». Если ты настоящий капитан, все это адекватно понимают и выполняют.
Еще один важный аспект — в диалоге с тренером ты, в первую очередь, высказываешь не свои собственные идеи, а выражаешь мнение коллектива. Ты не можешь принимать решение в одиночку, ты обязательно советуешься с партнерами, приводишь общение к общему знаменателю и только потом говоришь все это тренеру.
Лидерство — категория экономическая
— Роль капитана в НХЛ и КХЛ, по вашим наблюдениям, чем-то отличается?
— Если ты хороший капитан, ты будешь таковым в любой команде — не важно, где ты играешь: во второй российской лиге или в НХЛ. От лиги тут ничего не зависит. Разве что за океаном больше давление, там более развиты пиар-кампании и различные медийные вещи. Капитан ведь очень много всего делает. Но главное для него — не то, что происходит вокруг хоккея, а то, что происходит внутри команды. Так что, по сути, роль одна и та же: есть 22 человека, которые идут за тобой. Единственное — в Америке у капитана четыре ассистента, но это уже детали.
— Принципы выбора капитана за океаном те же, что и у нас?
— Они бывают разные, но это не зависит от лиги и географии. Какой-то тренер сам выбирает в качестве капитана того человека, который бы доносил его идеи до остальных. Но есть и другой путь, который я считаю более правильным, — коллективное голосование. Игроки находятся друг с другом чуть ли не 24 часа в сутки, и они знают, кто достоин быть лидером, вожаком. Когда капитана назначает тренер, это решение неоспоримо, но иногда возникают вопросы: мол, это не совсем тот человек. А если его выбирает команда, никаких вопросов уже не останется. Хотя в «молодежке» Брагин назначил меня сам. Но там уже было понятно, что ребята бы тоже проголосовали за меня. У нас вообще была классная команда, все дружили.
— Ну и состав у вас был как на подбор…
— Самое смешное, что нам предрекали провал. Мол, у нас не такой звездный год, 1992-й лучше, 1993-й — еще лучше. Это нас только сплотило.
— Что вам, игрокам, сказали во втором перерыве, что вы так побежали? Что послужило «допингом»? Это ведь во многом управленческий результат.
— Допинг был, но не в виде таблеток и уколов. Для нас чемпионат начался с двух поражений — от канадцев и шведов, после этого стало понятно, что терять уже нечего. Но команда была настолько сплоченная, что, честно скажу, я верил в нее до конца, даже в самые неудачные для нас моменты. Та наша команда — это 23 друга. В четвертьфинальном матче против Финляндии мы проигрывали, но сравняли счет и выиграли в овертайме. В полуфинале мы тоже уступали в счете, но вырвали победу. При счете 0:3 нам была нужна встряска — и Валерий Николаевич Брагин нам ее в раздевалке устроил. Он сломал планшетку — пнул ногой. Это было в первом перерыве. Во втором ребята-лидеры встали и сказали, что отступать уже некуда. Все это вместе, в том числе тот разговор по душам, дало нам необходимый импульс. После этого мы вышли с другим настроем.
— Здоровье — категория экономическая. По ходу финала Вы получили болезненное повреждение. Тем не менее вы не уходили с площадки, даже когда счет был совсем неутешительным. Как выдержали и как не опустили руки?
— А что тут такого? Дают обезболивающее, и — вперед! У меня было повреждено ребро — не помню, был ли перелом, но это и не важно. Факт в том, что это было во втором периоде, когда мы проигрывали 0:3. Я не мог просто взять и уйти.  Я же капитан, я не могу бросить ребят. Ты понимаешь, что если уйдешь ты, тогда все точно рухнет. Не зря же на тебя надеются! В первую очередь всегда смотрят на капитана. Как ты себя поведешь — так и другие себя поведут. У меня даже мысли не возникало уйти. Тем более для хоккеистов это обычное дело — играть с повреждениями. Это никуда не выносится, но зачастую в плей-офф люди играют с серьезными травмами — со сломанной ногой, например. Перелом пальца? Замотал – и дальше в бой. Просто об этом не принято говорить ни до, ни даже после.
Золотая комбинация
— Вы связали себя контрактом еще на восемь лет с «Блюз». Как считаете, реально ли Вам дорасти в этой команде до капитана?
— В Сент-Луисе, кстати, никогда не было капитана-европейца. Это традиционно американец. Когда ты играешь первый год, ты думаешь: «О, это, пожалуй, невозможно». Когда играешь второй год: «Ну, когда-нибудь это, наверное, возможно…». А когда третий сезон получается успешным, ты понимаешь, что это реально. Когда ты чувствуешь это, ты становишься  акулой, которая чувствует вкус крови. Ты понимаешь, что можешь добиться этого, если будешь как следует относиться к делу. Это цель, это определенный этап, и ты постепенно идешь к этому. Если у тебя нет цели быть лидером и лучшим игроком, тем более если у тебя контракт с клубом на восемь лет, получается, что у тебя нет и стимула совершенствоваться.
— Но зачем Вам эта дополнительная ответственность? Материальных бонусов ведь за это не дают никаких?
— Нигде за это не доплачивают. Но, во-первых, это показатель доверия. Во-вторых, у меня с детства такой характер (и дедушка, который проводил со мной все время, когда я рос, и папа меня так воспитывали), что всегда, когда было давление, я играл лучше. Нашивка, даже «А», — это огромное давление. Когда оно возрастает, лично мне становится более интересно. Чем сложнее — тем лучше. Если матчи легкие, мне неинтересно играть. Мне неинтересно забить пять или восемь голов и выиграть в одну калитку.
Если ты капитан в команде, у тебя высшая степень признания и от руководства, и от коллектива, и в конечном счете — от болельщиков. Ты уже в какой-то мере лицо команды.
— Считается, что в Америке пресса и общественное мнение имеют большее влияние на команду и игроков. Ощутили это на себе?
— Большой разницы не заметил. Не важно, где ты играешь, всегда надо оставаться человеком. Если пресса относится к тебе с уважением, то и ты отвечаешь тем же. Многое зависит от твоей роли в команде. Если ты уже лидер, ты не можешь отказываться от комментариев, тебе надо говорить. Ты должен выражать точку зрения команды. Если ты не будешь говорить, то кто тогда будет? Особенно при поражениях. То есть ты должен брать на себя и во многом неприятные вещи. Лидерство — это не только почет и уважение. Могут быть и неприятные моменты, но ты должен даже в самых плохих ситуациях уметь находить слова. Есть свобода слова, но есть и обязанности, которые на тебя накладывает капитанство и ассистентство, и они тоже по-своему важны.
— Всегда ли формальное лидерство в команде (капитан и его ассистенты) совпадает с неформальным? Это одни и те же люди?
— Не всегда. Причем что в России, что в НХЛ. Тут многое зависит от того, кто выбирал капитана — тренер или коллектив. Это не видно со стороны, но на поле в определенных ситуациях ты можешь увидеть, какой человек изнутри. Например, порой тебе приходится жертвовать собой — ложиться под сильный бросок. Это показательно.
Капитан должен быть лидером, но в реальности он не всегда таковым является в силу каких-то внутрикомандных вещей. Есть люди, которые думают, что если ты лидер, тебе достаточно встать в раздевалке и сказать: «Ребята, пойдем-пойдем!» Но одних слов мало: ты должен выйти на поле и своими действиями показать пример — и, глядя на тебя, остальные тоже начнут делать то же самое. Иначе какой смысл в твоих речах? Слова, подкрепленные делом, — вот золотая комбинация.
* * *
23-летний парень рассуждает не по годам зрело. Ярко выраженные лидерские качества, способность повести за собой партнеров в трудную минуту, умение анализировать проделанную работу, брать на себя ответственность и принимать решения, амбиции, наконец, – у него есть все, чтобы в будущем стать хорошим управленцем.
Андрей ВЕРЕЩАГИН
Руководство ИД «Сибирское слово» благодарит президента Новосибирского банковского клуба 
В. Г. Женова за содействие 
в подготовке и участие в проведениии интервью
Просмотров: 921