Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Города и территории завтра

№ 10(121), 28.10.2015 г.
Наш город стал последним пунктом маршрута столичного урбанистического десанта. До этого подобные мероприятия, главными темами которых стали улучшение качества городской среды, развитие общественных пространств, модернизация городской инфраструктуры, интенсификация территориального развития и концепция компактного города, прошли в Хабаровске, Самаре, Казани и Санкт-Петербурге. Подвел же итоги региональных экспертных обсуждений октябрьский Московский урбанистический форум. 
В каждом из отмеченных урбанистами городов старались обсуждать сугубо локальные темы. Потенциал Новосибирска, ставший и своеобразным приговором ему же, столичные устроители мероприятия выразили в манифесте. Прежде чем перейти к его содержанию, стоит отметить, что конференция в принципе отличилась почти подавляющим говорением приезжих экспертов, а потому понять, как озвученные ими идеи, провозглашенные тренды и предвидение урбанистического будущего смогут наложиться на конкретный город Новосибирск, еще предстоит…
Итак, в манифесте урбанистической конференции Новосибирск наделен ролью «локомотива развития региона и востока страны». По мнению экспертов, его активное развитие подкрепляется притоком населения, в том числе мигрантов, по числу которых мы опережаем все остальные миллионники России. Каждый год в столицу Сибири переезжает в среднем 50 тысяч человек. 
«Однако качество среды в столице Сибири не всегда соответствует запросам и стандартам развитого города-миллионика. Модернизации требуют системы ЖКХ, отстает в развитии социальная инфраструктура (особенно объекты здравоохранения), низкой плотностью и протяженностью характеризуется улично-дорожная сеть. Развитие территорий ведется экстенсивным способом. Для Новосибирска характерно расползание застройки, возведение новых жилых районов на неосвоенных территориях, лишенных необходимой социальной и транспортной инфраструктуры», — констатируют урбанисты. 
Решать эти вопросы в столице Сибири принялись еще в начале 2000-х, приступив к разработке собственного стратегического плана развития города. Ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов напомнил участникам конференции, что «фактически, это была одна из первых попыток российских городов создать свою стратегию развития». И подчеркнул, что кризис не отменяет стоящих перед городом вызовов и не означает, что единственной стратегией должно стать выживание. Эксперты напомнили, что исторически выход из наиболее острых экономических кризисов практически всегда сопровождали перестройка городов и их экономики. И тому есть масса примеров: Париж кардинально перестраивался бароном Османом после революции 1848 года, программа модернизации городов в США была запущена после Второй мировой войны на выходе из Великой депрессии, переустройство Нью-Йорка и других крупных западных городов, связанное с редевелопментом промышленных территорий, началось во время кризиса 1970-х годов.
Получается, история очередным кризисом предоставила российским городам шанс? 
Тем более что урбанистические тенденции окончательны и, учитывая масштабность процессов, бесповоротны. В подтверждение эксперты приводят конкретные цифры: в мире около 70% населения живет в городах, почти пятьсот городов —  с населением более одного миллиона жителей. Одна из главных тенденций — укрупнение урбанизированных образований. Международные исследователи все чаще говорят не о городах, а городах-регионах или мега городских регионах — то есть протяженных территориальных структурах, объединенных социальными, хозяйственными, культурными, транспортными связями. Такие регионы обычно выступают моторами национальной экономики. Предельный случай: в Китае в дельте Янцзы на площади 60 тысяч квадратных километров сейчас идет формирование гигаполиса на сто миллионов человек, в состав которого войдут Шанхай и еще двадцать городов-миллионников. В наши дни большинство передовых городов мира уже имеет четко артикулированные стратегии социально-экономического и пространственного развития регионов, «метрополий» или агломераций: Большой Лондон, Большой Париж, Метро Ванкувер.
По мнению заместителя президента-председателя правления ПАО Банк ВТБ Михаила Осеевского, эти тенденции связаны с экономическими процессами: изменением структуры мировой экономики, повышением производительности в сельском хозяйстве и приходом новых технологий, основанных на экономике знания. Перед элитой в регионах стоит задача учесть в стратегическом планировании городов его долгосрочный характер, а потому предвидеть их развитие нужно на пять-пятнадцать-двадцать лет вперед. И необходимость эта обостряется конкуренцией городов между собой: «Лидеры экономического развития борются друг с другом за модели и инвестиции. И поэтому правильное экономическое стратегирование является чрезвычайно важным и должно быть четко увязано с вопросами градостроительной политики. Для развития мегаполисов нужны деньги, но в условиях сегодняшних и будущих ограничений денег в бюджете никогда не будет хватать, а потому нужно привлекать ресурсы как со стороны государства, так и частного сектора — необходимо продолжать поиски возможностей для привлечения частных инвестиций в сферах, которые сегодня целиком загружены бюджетным финансированием, с помощью механизмов государственно-частного партнерства». 
Задача привлечь частные инвестиции в общественную инфраструктуру стоит сегодня на повестке дня большинства российских городов. Новосибирск в последние годы реализовал несколько знаковых по меркам России инфраструктурных проектов. В их числе, к примеру, введение Бугринского моста. Однако, по мнению экспертов, даже несколько крупных проектов не в состоянии переломить общей ситуации. В нашем городе она типична для большинства других российских регионов и сводится к следующим моментам: инженерная и транспортная инфраструктуры не соответствуют современным требованиям. Тепловые и электрические сети, канализационные трубы и очистные сооружения имеют большой износ. Транспортные сети с трудом справляются с автомобильными потоками. Есть дефицит социальной инфраструктуры — детских садов и школ.
Для Новосибирска вопросы, связанные с общественной инфраструктурой, — одни из ключевых в городской повестке развития, констатировали участники круглого стола «Механизмы привлечения частных инвестиций в общественную структуру» в рамках урбанистической конференции. 
В условиях, когда у муниципалитета и государства нет денег для массового строительства и модернизации, на первый план выходят сравнительно новые для России механизмы привлечения частных инвестиций в проекты: частно-государственное партнерство, концессии, энергосервисные контракты, инфраструктурные облигации. Поскольку успешных примеров, в силу сложности применения этих инструментов, в стране довольно мало, Новосибирску вместе с другими российскими городами предстоит преодолеть непростой путь: с одной стороны, надо дать «зеленый свет» для инвестирования частного капитала в общественную инфраструктуру. Для этого необходимо, в том числе, провести исследование состояния общественной инфраструктуры, выделить наиболее острые проблемы и сформировать первоочередные инвестиционные проекты.
С другой стороны, проекты, связанные с общественной инфраструктурой городов, требуют больших финансовых вложений и несут в себе высокие социально-экономические риски. Поэтому для каждого из проектов необходим точный подбор схемы инвестирования частного капитала и тщательно выстроенная бизнес-модель. 
Помимо выстраивания новых моделей взаимодействия, можно и даже нужно пересмотреть собственные возможности города в плане зарабатывания денег, сосредоточиться на внутренних ресурсах. А скрытые ресурсы у Новосибирска есть, уверила присутствующих старший аналитик Московской школы управления «Сколково» Елена Короткова
При запуске процесса агломерации необходимо понимать, что все участники уже максимально эффективно использовали имеющиеся у них ресурсы — как пространственные, так и финансовые, решили аналитики Школы и принялись исследовать эти процессы в пяти городах России. Итак, насколько эффективно Новосибирск использует свои внутренние ресурсы и каким образом возможно оптимизировать этот процесс?
«Мы начали с анализа вопросов общеэкономического характера и, надо сказать, в этом плане Новосибирск показывает, по сравнению с другими исследуемыми городами, чрезвычайно хороший результат самостоятельного сильного города, который, как и многие другие, зависит от безвозмездных поступлений сверху, но в значительно меньшей степени, нежели остальные», — рассказала Елена Короткова. 
На долю безвозмездных поступлений в город приходится примерно 40% общих доходов Новосибирска, что довольно хороший показатель на общероссийском пространстве. Вопрос лишь в том, насколько местные доходы города соответствуют его тратам. По словам эксперта, процессы агломерирования связаны, в том числе, с тем, что земельные ресурсы в городе фактически заканчиваются, потребности в дальнейшем пространственном развитии и расширении нарастают, а потому приходится действовать в режиме, когда расходы растут быстрее, чем местные доходы. За счет чего живет город? Исследование аналитиков «Сколково» показало, что, как везде, основную долю доходов составляет НДФЛ: «Опора на НДФЛ является положительным фактором, другое дело, что из-за «серых» доходов и «черных» зарплат это не самый контролируемый для города налог. На наш взгляд, гораздо более устойчивыми и перспективными в плане прогнозируемости и управляемости могут быть доходы, связанные с собственной пространственной базой, земельными ресурсами и объектами недвижимости». 
С земельными ресурсами связана четверть местных доходов. Аналитики «Сколково» отметили, что Новосибирск выгодно отличается количеством земли, принадлежащей городу и частным собственникам, — той земли, где город может проявлять свою волю как в условиях зонирования, так налоговых и арендных режимов. Каким образом город работает с землей? Эксперты школы управления «Сколково» проанализировали все городские аукционы, которые были проведены за последние несколько лет. В результате пришли к выводу, что город сокращает политику выставления участков на торги — земли попросту не осталось. И эти данные в очередной раз подтверждают мысль о том, насколько узок ресурс пространства для дальнейшего развития. При этом, по данным официальной статистики, механизмы РЗТ — развития застроенных территорий — в городе не очень активно задействованы. Уфа, к примеру, в последнее время кардинально сменила свою политику: город занимается только проектами развития застроенных территорий и почти не выставляет участки ни в аренду, ни в продажу. Аналитики всерьез предлагают и Новосибирску обратить внимание на этот ресурс развития. 
Человек же из ресурса в урбанистическом контексте перешел в главного творца. Главное требование сегодняшнего дня — развитие города, основанное на вовлечении как можно более широкого круга городских сообществ. В этом единодушны все эксперты конференции. Кризис высветил горожан не только как плательщиков налогов, но и как генераторов новых идей и экспертов городских проектов. По общему признанию, в матрице «власть-бизнес-общество» последний элемент — особо и традиционно слаб. Исторически это обусловлено тем, что на протяжении, как минимум, пяти последних веков управление русским городом не исходило от местных сообществ, а строилось по схеме «top-down», когда реализуются только инициативы властей, а население отчуждено. И задача сегодня — найти модели, которые включат активность горожан. И без диалога и взаимного интереса тут никак. Новосибирску еще предстоит осознать эту аксиому, выраженную знаменитым экономистом Эдвардом Глейзером: «Города — это не здания, а люди».
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 843