Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Гособоронзаказ: правила ужесточаются

№ 11(122), 02.12.2015 г.
Изменения, вносимые в законодательство, всегда сопряжены с изменениями правил игры. Обсуждаемые сегодня — в особенности, поскольку связаны с серьезной задачей создания системы, максимально эффективно обес-печивающей целевое использование солидных бюджетных средств, выделяемых оборонному комплексу страны. Поэтому закон был основательно модернизирован. Изменения в отношении государственных контрактов, где заказчиком выступает Минобороны, уже вступили в силу с 1 сентября, а по иным заказчикам — вступят с 1 января. То есть, по сути, обновленный закон уже жестко заработал, что, естественно, вызвало немало проблем в деятельности предприятий — исполнителей гособоронзаказа. 
— Сергей Вадимович, что, с правовой точки зрения, так  переменилось, чтобы столь сильно озаботить производственников? 
— Начнем с того, что изменился не только закон о гособоронзаказе, но вместе с ним  и несколько других законов: о банковской деятельности, о Центробанке, серьезную добавку статей получил кодекс об административных правонарушениях, изменился закон об антимонопольной деятельности. Во-первых, появилось такое понятие, как кооперация головного исполнителя. Это означает, что в системе гособоронзаказа предусмотрен заказчик, есть головной исполнитель и есть прочие  исполнители, которые прежде в поле деятельности не попадали. Деньги, выделяемые на гособоронзаказ на втором и последующем уровнях цепочки исполнителей, прежде могли быть использованы не по целевому назначению в интересах предприятия. Чтобы это исключить, ввели понятие кооперации. Теперь головной исполнитель формирует и описывает свою кооперацию — всех соисполнителей, вплоть до поставщиков комплектующих, включенных с ним в одну цепочку, что, на самом деле, вызывает определенные сложности. Каким образом? Это объясняет второе новшество: введено банковское сопровождение cделок по гособоронзаказу. Теперь все участники этой кооперации должны открыть в уполномоченных банках специальные счета, на которые и будут поступать деньги, связанные с гособоронзаказом. Эти счета выделяют еще одни —  специальные счета для каждого конт-ракта, на них могут поступать и с них расходоваться деньги только в соответствии с правилами — на нужды гособоронзаказа, и запрещены очень многие операции, практикуемые прежде. Например, давать займы, брать взаймы, а дивиденды выплачивать только в части согласованной нормы прибыли. Словом, вводится сквозная система контроля движения финансов всей цепочки выполнения гособоронзаказа. 
— Как представляется, это очень большая и очень серьезная работа, ведь тем же банкам придется открыть огромное количество специальных счетов и специальным образом их сопровождать? 
— По сути, каждый уполномоченный банк становится неким казначейством: он должен внимательно наблюдать за этими счетами, знать, какие операции следует одобрять и проводить по ним, а какие — запрещены, и самое важное — информировать полномочные органы обо всех движениях по этим счетам. Это очень важно, потому что в соответствии с изменениями кодекса административных нарушений, ответственность за них предусматривается в виде миллионных штрафов. Причем, как для банков, ведущих этот контроль, так и для предприятий, которые используют эти счета. И все было бы правильно и хорошо, если бы предприятия работали только в рамках оборонзаказа. Однако многие из них выпускают в том числе и гражданскую продукцию, что вызывает, опять же, массу сложностей. Потому что военную продукцию необходимо выделить в учете от гражданской и «рассортировать» по контрактам.  И, упаси Бог, потратить целевые деньги не на военную продукцию.
— Однако, чтобы установить подобный порядок, необходима и мощная информационная база?
— Придуман специальный идентификатор государственного контракта, который используется во всех документах, прежде всего платежных. Создается единый центр  сбора и обработки информации по гособоронзаказу. Этим центром будет Министерство обороны. Теперь в этой системе можно будет отследить каждый рубль, выделенный по каждому контракту для каждого исполнителя. Доступ к системе будут иметь органы  исключительно высшего ранга в соответствии со своими строго определенными полномочиями: Министерство обороны, Минпромторг, Федеральная антимонопольная служба как основной полномочный орган контроля исполнения правил гос-оборонзаказа, Росфинмониторинг, который будет подключаться в случае  выявления сомнительных финансовых операций и, конечно, Банк России, производящий мониторинг банковской системы и исполнение этого законодательства уполномоченными банками. Эта централизованная информационная система должна будет пресечь любую возможную финансовую  манипуляцию. 
— Несмотря на очевидное стремление законодателя обеспечить этими изменениями целевое использование средств гособоронзаказа, они породили для исполнителя и немало проблем? 
— Эти изменения — усиление контроля, повышение уровня прозрачности и ответственности — ведут к повышению рисков производственников, потому что соблюсти все эти правила, особенно для тех, кто выпускает наряду с оборонной гражданскую продукцию, крайне непросто.  Предприятие едино, но внутри его структуры необходимо отделение всякой иной деятельности от гособоронзаказа. И если будут усмотрены некие затраты средств на нечто, с ним не связанное, ты сразу же становишься нарушителем.  Наказания же за провинности по исполнению гособоронзаказа предусмотрены весьма серьезные. К примеру, штрафы: нарушение должностным лицом сроков оплаты по государственным контрактам — 50 тысяч рублей. Грубое нарушение условий госконтракта по гособоронзаказу — дисквалификация на срок до трех лет. Ликвидация и перепрофилирование головным исполнителем производственных мощностей, обеспечивающих поставки по гособоронзаказу, — 1 миллион рублей. Нарушение требований о ведении раздельного учета результатов финансово-хозяйственной деятельности — 1 миллион рублей. Совершение уполномоченным банком операций, проведение которых не допускается в соответствии с законодательством РФ в сфере гособоронзаказа, — 1 миллион рублей и т. д.
Сделать же все правильно очень сложно. Ведь предприятие — это живой организм, ему просто необходимы траты на обеспечение его жизнедеятельности. И когда приходит контролер и начинает говорить о том, что вот, скажем, этот рулон туалетной бумаги не имеет отношения к гособоронзаказу, может возникнуть спор. А есть и проблемы иного свойства — вот этот претерпевший изменения  № 275 ФЗ теперь прямо исключил гособоронзаказ из регулирования закона о защите прав юридических лиц при осуществлении государственного контроля и надзора — проведение бесконечного числа проверок, обязательного планирования этих действий. Теперь прямо сказано, что  предприятия оборонного комплекса этим законом больше не защищены. И самое главное — ключевым стал вопрос обоснования цен. Государство стремится  не допустить их необоснованного завышения. Поэтому очень многое будет  регламентироваться. Однако контракты, как правило, бывают длинными — на год и более, цены в течение этого срока неизбежно меняются. Отсюда и вполне возможные проблемы. Сейчас, например, многие предприятия озабочены тем, что с февраля нынешнего года сильно выросла цена на электроэнергию, порой до 50%. Возникает резонный вопрос: как быть с уже согласованным гособоронзаказом? И таких вопросов возникает очень много. Они порождают серьезные проблемы. Ведь согласовать цену между исполнителем, соисполнителем и головным заказчиком — это произвести  большой, серьезный, законченный процесс. И самое главное — еще никто не понимает, что же делать, когда в процессе деятельности цены меняются нередко выше индекса дифлятора, установленного на уровне нашей статистики. Еще одна непростая задача — постановка на предприятии системы раздельного учета и грамотное  управление движением финансовых средств по спецсчетам.  Научиться этому можно не вдруг. А пока платежи зависают, банки  во избежание связанных с этим собственных рисков стопорят процессы, а за несвоевременную оплату по гособоронзаказам опять же предусмотрена ответственность. 
— Что же со всем  этим делать?
— Несмотря на то, что, по сути, правовое регулирование гособоронзаказа, где действуют свои законы и правила, как бы  сильно отделено от общего законодательства, всюду действуют нормы права. Работаешь ли ты в оборонзаказе или на производстве гражданской продукции — все равно все действия регламентированы теми или иными законами, постановлениями правительства и т. д. Соответственно, предприятие каким-то образом может защищаться, отстаивать свои интересы, позицию, сопротивляться мерам. И чтобы делать это успешно, необходимо грамотно вникнуть в то, как изменилась эта система, как правильно адаптироваться к ней и провести внутренний аудит для применения этих норм. Нужно постоянно мониторить свои действия: соблюдаем или не соблюдаем,  нарушители мы или нет, соответствуем или нет правовым нормам, могут ли к нам быть предъявлены претензии. Ведь если предприятие на протяжении многих лет привыкло работать по-другому, перестроиться в одночасье ему очень сложно. Тем более в соответствии  с нормами, которые только начинают работать. И благодаря полученным представлениям о системе и состоянии дел на производстве выработать какой-то план и принять некие предупредительные меры, попробовав минимизировать степень грозящей ответственности. Во-вторых, если контролеры на предприятии уже работают и уже предъявлены некие претензии, то можно достаточно аргументировано, с отсылкой к этим нормам права противопоставить им собственные резоны, а не втягивать сразу же по сложившейся привычке голову в плечи и — под плеть.  Спорить надо, даже вплоть до судебного разбирательства. Но, входя в этот спор, следует четко уяснить, насколько ты прав и насколько прочна твоя  позиция,   каковы шансы на успех. Следует также понимать, что речь идет о больших бюджетных деньгах.  И если не взять их под жесточайший контроль,  они могут распылиться. По большому счету, то, что этого не было сделано ранее, — серьезная недоработка. 
— Однако ведь может получиться «как всегда»: борясь с жуликами, под удар можно подвести  тех добропорядочных руководителей, которые использовали  средства «из одного котла» как внутренний восполняемый фонд для поддержки работоспособности предприятия — допустим, решения проблем социальной сферы. 
— Теперь использовать эти деньги как оперативный ресурс для закрытия текущих проблем будет невозможно. Новая жесткая система  диссонирует с живым организмом предприятия, и это не может не вызывать сложностей и неудобств в работе. Преодолеть их мы предлагаем реструктуризацией тех предприятий, которые имеют и гражданский, и оборонный заказы, фактически отделив не только в учете, но и в материальном производстве гражданскую и военную продукции. Или постановкой  каких-то специальных регламентов, позволяющих решать проблемы, поскольку теперь, если замешать все в одном котле, работа по оборонзаказу может потянуть на дно все остальное. Нужно только со всей серьезностью просчитать риски и принять управленческие решения. Ведь цель сохранить средства — нормальна, нам не надо с ней бороться, но надо к ней подстроиться и с ней ужиться. 
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 6771