Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Новая реальность, или «С Россией так не говорят»

№ 12(123), 31.12.2015 г.
За два дня пребывания в нашем городе один из самых известных российских экспертов по вопросам обороны познакомился с новосибирскими оборонщиками, обсудил перспективы создания оборонного Технопарка и провел две встречи с городской общественностью. Одну из них посетил и корреспондент «СДС».
Какие новейшие системы оружия позволяют России «говорить и называть вещи своими именами», почему санкции — это навсегда и за что мы должны поблагодарить СССР? Исчерпывающие ответы Игоря Коротченко — в нашем материале. 
Начал свою встречу в Новосибирске военный эксперт, как и следовало ожидать, с войны в Сирии, точнее — с объяснения мотивов российского руководства при принятии решения о начале специальной операции:  
«Прежде всего, речь идет о защите наших национальных интересов. Програм-мные цели Исламского государства заключаются в том, чтобы после установления контроля над Сирией добиться легитимизации проведенных изменений и устремить вектор своей активности на постсоветское пространство: взорвать бывшие республики Советского Союза, свергнуть существующие там режимы, а после перенести свою активность непосредственно на территорию нашей страны. Порядка пяти, а по другим оценкам — семи  тысяч террористов  — выходцев  из нашей страны, в силу тех или иных причин принявших решение начать борьбу на стороне международного терроризма. Это означает, что мы столкнулись бы с масштабной террористической активностью людей, прошедших специальную подготовку, обладающих необходимыми навыками и, самое главное, идеологически мотивированных на то, чтобы перенести на территорию нашей страны практику массового террора. Решение о боевой операции было принято, чтобы этого не допустить». 

Пресс-досье 

Игорь Юрьевич Коротченко 
Российский журналист, военный эксперт, полковник запаса. Главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО). В настоящее время является членом президиума общероссийской организации «Офицеры России», членом президиума Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ и членом Общественного совета при Министерстве обороны России.
Автор свыше 500 статей по вопросам военной реформы, военного строительства, стратегических ядерных сил, ситуации в оборонно-промышленном комплексе, борьбы с терроризмом, деятельности спецслужб. В качестве военного корреспондента выезжал в служебные командировки более чем в 40 стран мира.
Речь идет исключительно об авиационной поддержке, особо подчеркнул эксперт и, напомнив, что в операции принимают участие производимые в Новосибирске фронтовые бомбардировщики Су-34, отметил: «Наша операция в Сирии показывает новый облик Вооруженных сил России, которые способны защищать свои национальные интересы, в том числе — на географически отдаленных театрах военных действий. Мы демонстрируем современную высокотехнологичную вой-ну: западные эксперты поражены темпами, с которыми мы осуществляем удар по инфраструктуре ИГИЛ». 
После сирийского военный эксперт перешел к  еще одному пункту международной повестки дня, вписавшемуся в российскую реальность, — турецкому.  Введение в действие плана экономических санкций против Турции, в частности, Игорь Коротченко объяснил тем, что Россия так и не дождалась извинений за сбитый турецкими истребителями Су-24, равно как и заявления о наказании виновных в этом инциденте и компенсации материального ущерба: «Цель и задача этих санкций — создать такие условия, при которых Эрдоган не мог бы наращивать дальнейший электоральный потенциал, используя российско-турецкое экономическое сотрудничество. И, соответственно, лишить его тех десятков миллиардов долларов, которые Россия планировала инвестировать в турецкую экономику путем постройки отдельного газопровода, создания и функционирования атомной электростанции и другое».  В ответ на это президент Турции мог бы, по убеждению эксперта, проявить хотя бы элементарное политическое приличие, но предпочел пойти по пути дальнейшей эскалации и нагнетания ситуации. 
Еще одно политическое обострение вокруг и внутри России — ситуация на Донбассе — получило экспертную оценку Коротченко, убежденного, что де-факто ДНР и ЛНР включены в российское экономическое пространство, а вопрос признания их статуса — вопрос времени, и последующие события покажут логику и тактику действий: «Часть решений будет приниматься без огласки, но я могу совершенно четко сказать, что Донбасс Россия никогда не сдаст. В этом не должно быть никаких сомнений, хотя, разумеется, есть те, кто говорит, что мы должны объявить Украине войну и начать боевые действия против Киева. Нужно просчитывать цену возможных последствий». А цена, по экспертному заключению, будет такова: введение жесткого режима экономических санкций по иранскому образцу, замораживание всех активов в западных банках, отключение от системы финансовых коммуникаций swift… Одним словом, дипломатически-экономическая блокада. Понимание того, готовы ли мы к такому развитию событий, адресовано, прежде всего, политическому руководству и устойчивости российской экономики для работы в условиях санкций абсолютно фатального характера. «На данный момент мы можем сказать, что избранная тактика заключается в том, чтобы, поддерживая Донбасс, не давать Западу возможности усилить объем уже введенных против нас санкций. При этом надо понимать, что санкции не будут отменены, они — навсегда. Поэтому необходимо перестраивать модель развития российской экономики». 
По Игорю Коротченко, наступившая новая реальность схожа с 30-ми годами прошлого столетия. И высказанное в то время сталинское «либо мы за восемь-десять лет прорвемся, либо нас сомнут» крайне актуально и сегодня. И не только в экономических, но и возможных внешнеполитических и военных последствиях для нашей страны. «Мы должны сказать СССР спасибо за то, что у нас создан ракетно-ядерный щит —  единственная гарантия против объявления Западом войны России. Разумеется, сейчас идет модернизация стратегических ядерных сил под личным контролем президента.  Идет плановая замена советских стратегических систем на системы российской разработки. Это межконтинентальные баллистические ракеты шахтного  и мобильного базирования, новые ракетные комплексы РС-24 «Ярс», способные преодолевать противоракетную оборону любой страны. Это строительство новой серии атомных стратегических подводных лодок класса «Борей» с морскими баллистическими ракетами «Булава», разработка новых средств поражения для наших модернизированных стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС.  Фактически ядерное оружие, которым обладает сегодня Россия, — это стратегический страховой полис для нашей страны на ближайшие пятьдесят лет. Гарантия того, что к нам не сунутся с большой войной. Подчеркну, что все решения финансируются в рамках уже выделенных  на реализацию Государственной программы вооружений-2020 бюджетных средств, а не за счет урезания социальных программ. Президент дал четко понять: больше, чем уже есть, денег не будет. Армия должна перевооружаться в условиях объективно существующих в стране ресурсных ограничений.  Поэтому вопросы борьбы с коррупцией и контроля за эффективным и целевым расходованием средств, в частности, по военным программам, стоят чрезвычайно жестко». 
Эксперт также напомнил, что, помимо нефти и газа, Россия экспортирует оружие, а это всегда — высокие технологии: «Продавая оружие, мы «привязываем» к себе страны, которые его покупают, на 20—30 лет вперед. Мы расширяем зону своего влияния, создаем себе поле для потенциального сотрудничества с рядом государств». 

Ключевая Сибирь 

Вопросы собравшихся переключили внимание столичного эксперта с глобальных тем к локальным, еще точнее — к Новосибирску и его потенциалу «вписаться» в происходящее в стране. По мнению Игоря Коротченко, в столице Сибири сосредоточен кластер технологий, которые могут найти применение и в военной, и в гражданской сферах — авиация и электроника: «Я думаю, что гособоронзаказ — хороший стимул для того, чтобы, по крайней мере, эти сферы промышленности Новосибирска могли устойчиво развиваться. Тем более, успешный опыт применения Су-34 уже привел к тому, что целый ряд стран Азиатско-Тихоокеанского региона, где много денег и идет гонка вооружений, уже присылает заявки на закупку таких самолетов. Речь идет о контрактах, которые будут исчисляться несколькими десятками единиц Су-34. Конечно, в первую очередь мы будем работать на свои Воздушно-космические силы, но если у новосибирских авиастроителей будет возможность нарастить производство, в областную экономику придут деньги, которые позволят чувствовать себя нормально». 
Вектор развития оборонного производства страны в целом, как известно, довольно жестко вписан в рамки вынужденного импортозамещения. В частности,  сегодня мы критически зависим от импорта в области электронной компонентной базы: «Речь идет о чипах, микросхемах и других электронных устройствах, которыми сегодня снабжается даже автомат Калашникова, не говоря уже о более сложных системах оружия. Но ситуация такова, что всю номенклатуру изделий электронной техники мы заместить не сможем. Запад нам их теперь не продает, и очевидно, что в дальнейшем будет введено эмбарго и на поставку сложных обрабатывающих центров и станков с программным управлением. Поэтому сейчас мы выходим на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона, пытаемся решить вопрос частичного замещения номенклатуры, которую не поставляет Запад,  за счет развития соответствующих кооперационных связей с Китаем и другими странами, где имеется мощная электронная промышленность. При этом, разумеется, надо делать усилие и на развитие собственных производств. По крайней мере, в Новосибирске сегодня делают электронно-оптические преобразователи, являющиеся основой для техники ночного видения, на уровне лучших западных образцов. Вот пример реального импортозамещения». 
Касаясь научного потенциала региона, эксперт отметил, что перед федеральным центром необходимо поднимать вопрос о создании в Новосибирске инновационного кластера, который мог бы решать задачи разработок как в области военных, так и гражданских программ.  «Но это вопрос цивилизованного лоббирования и наличия в администрации и общественных организациях области людей, которые должны эти проблемы обозначать и добиваться их решения. Под лежачий камень и вода не течет, а министр Силуанов довольно плотно «сидит» на бюджете: «выдернуть» из-под него какие-то дополнительные ассигнования довольно сложно. В условиях реальных ограничений идет конкуренция за бюджет. Деньги есть, вопрос — в правильной постановке задачи и организации того, чтобы они пришли в область и запустили механизм реального инновационного прогресса». 
Критически настроенный к Сколково военный эксперт подчеркнул, что видит в Новосибирске реальные центры передовых производств и готов в рамках своих возможностей донести интересы региона в столицу.  
«Я встречался с рядом директоров оборонных предприятий Новосибирска. Часть из них — бывшие советские директора, часть — менеджеры нового поколения. Но все они — люди, болеющие за результат своей работы и делающие реальный хайтек», — поделился впечатлением Игорь Юрьевич. 
Эти впечатления вкупе с личной позицией спикера определили его довольно жесткое высказывание по поводу идей федерализации Сибири: «Правила игры полностью изменились, мир вошел в хаос, и национальное единство для нас имеет принципиальное значение. Лозунг «За федерализацию Сибири» — это подрыв нашей государственности. Истинная мотивация кричащих о федерализации или автономизации  не имеет ничего общего с интересами каждого из нас. Их задача – «пилить» потоки, на которые они «положили глаз». Только единое государство, тем более —  Россия с ее просторами —  способно обеспечить развитие страны и народа. Попытка создать автономные анклавы — это попытка реализовать планы наших американских «друзей», дающих прогнозы, что будущее России — десять или восемь квазигосударств, вялая, раздробленная Русь, которой легко управлять  и тянуть ресурсы». 
Россия же, вопреки подобным прогнозам, становится серьезным международным фактором, заключил военный эксперт: «Да, у нас определенные проблемы в экономике, но в политическом и военном плане мы сегодня —  великая держава. Потенциал страны огромен. Главный вопрос заключается в том, чтобы он двигался  в правильном направлении». 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 756