Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Оборонка и санкции: кто кого

№ 4(127), 05.05.2016 г.
За два года антироссийского санкционного режима США в «запретные» списки  в связи с нарушениями закона о нераспространении (ядерного оружия) в отношении Ирана, КНДР и Сирии попали НПО «Катод»; производители электроники НПО «Луч» и Новосибирский завод полупроводниковых приборов; в составе концерна «Алмаз-Антей» — НИИ измерительных приборов; в составе холдинга «Вертолеты России» — «Новосибирский авиаремонтный завод», а также новосибирские предприятия холдинга «Росэлектроника». 
«Судя по экономическим результатам этих предприятий по итогам года, санкции не оказали на них серьезного влияния, — отметил Александр Люлько. — Возможно, даже наоборот — мобилизовали и ускорили продвижение, сориентировав на внешний рынок». Так, попавший первым в санкционные списки «Катод» показал рост 27,6%, НПО «Восток» — 54%, предприятия «Росэлектроники» — 50%,  Новосибирский авиаремонтный завод — 76,2%. 
Каким образом санкции сказались на жизни новосибирских предприятий — в выступлениях промышленников. 
Генеральный директор ЗАО «Экран — оптические системы» Валерий Гугучкин:
— Санкции не коснулись космических вопросов, нашими приборами  сегодня оснащены главные полигоны мира, в том числе   в США, Франции и Италии. Как сугубо рыночное предприятие мы в большей степени ориентированы на внешних заказчиков, совсем немного — на гражданский сектор России. 
Естественно, санкции коснулись и нас, в частности  в вопросах поставки некоторых материалов и оборудования из Америки и Евросоюза. Их влияние сегодня заключается также в увеличении прохождения платежей в связи с проверками сделок в различных промежуточных банках. 
Но я хочу сказать, что под прикрытием санкций мы сами оказываем гораздо большее, нежели наши соперники за рубежом, влияние на экономику предприятий. Так, на волне санкций российские поставщики материалов за два года увеличили цены: кто-то практически в два раза, некоторые — в пять-семь. Мы же ограничены в увеличении цены на продукцию, которая идет на оборону страны, коэффициентом-дефлятором — 8,9%. В некоторой степени нашему городу повезло: на многие заводы, в силу их специфики и потребностей государства, спустился гособоронзаказ. И это нужно активно использовать для развития гражданской продукции, которая могла бы успешно конкурировать на внешнем рынке. В противном случае в достаточно скором будущем — в ближайшие десять-пятнадцать лет — Новосибирск могут постичь те 90-е, когда оборонка «встала колом». 
За все время работы на внешнем рынке — с 1988 года — нам не удалось приобрести за рубежом технологий и оборудования для высокотехнологичного производства. Думаю, что не удалось никому. И в ближайшие пятьдесят — сто лет не удастся.  
Зарубежная практика показывает, что развиваются отрасли и предприятия, представляющие собой интегральную структуру из фундаментальных предприятий, науки и инжиниринга и серийного производства. Новосибирску история подарила фундаментальную науку, остатки инжиниринга и серийные заводы. Само собой, создание научно-производственных объединений на имеющейся основе. Выступить генератором собственных инновационных технологий могут только Академия науки, отраслевая наука, которые, как известно, в настоящее время испытывают громадное недофинансирование и, как следствие, стагнируют. Новосибирску и области стоит заявлять гораздо более амбициозные проекты, нежели сегодняшние. Так, мы можем и должны стать центром фотоники России. И для этого у нас все есть: предприятия, фундаментальная и прикладная наука.  Мы пытались это сделать в конце 90-х — начале 2000-х, но не удалось пробиться сквозь частокол столичного чиновничества. Сегодня время работает не на нас: и разработки, и технологии потихоньку уходят за Урал, а точнее — в Москву и Санкт-Петербург. Но, к счастью, Россия начинается не с них, а своих окраин. 
Директор по спецпроектам ОАО «Катод» Алексей Енин: 
— С объявлением американских санкций у нас в первую очередь возникли сложности с платежами и закупками иностранной продукции. Сейчас платежи в долларах проходят не меньше одного-двух месяцев. 
Но санкции США — далеко не основная проблема. В большей степени на нас повлияли ответные санкции России о запрещении вывоза нашей продукции за рубеж. Мы много говорим о том, что должны развивать экспорт, увеличивать номенклатуру продукции, которую можно продавать за рубеж. К сожалению, в отношении нас все произошло наоборот: государство запретило продавать наши электронно-оптические преобразователи за рубеж. Сегодня мы вынуждены оплачивать штрафы, в том числе  постоянному партнеру, канадской компании Newcon, поскольку сложившаяся ситуация не попадает под определение «форс-мажор».  Обращения канадского правительства и предприятия к правительству страны пока не привели к положительным результатам. 
Валюту, вырученную от продажи продукции за рубеж, мы направляли  на закупку комплектующих, в первую очередь  волоконно-оптических элементов. В России эта продукция пока не производится, а то, что пытаются разрабатывать, еще очень далеко от совершенства.  Поэтому мы вынуждены закупать валюту и приобретать по предоплате комплектующие за рубежом, процесс производства которых занимает от трех месяцев.  
Но мы все равно ищем пути развития: запустили новый технологический корпус, приобрели за рубежом все необходимое энергетическое оборудование, технологическое на 80% изготовили самостоятельно.     
В самом начале развития руководством предприятия был взят курс на развитие технологий в двух направлениях: военном и гражданском.  Если пять—десять лет назад объем военной продукции составлял порядка трех-пяти процентов, то сегодня  — 40—50%. И, наверное, будет только расти.
Возможность выпуска гражданской продукции позволила нам проводить эксперименты, направленные на улучшение продукции, а полученные результаты внедрять в военный сегмент. Сегодня наша продукция военного назначения не уступает лучшим зарубежным и, в первую очередь  американским, аналогам. В 2014 году на «Катоде» завершены научно-исследовательские работы, на основе которых создан ряд фотоприемных устройств ультрафиолетового диапазона.  В частности, на их основе производятся координатно-чувствительные фотоприемники, которые применяются для перехвата ракет, и ультрафиолетовые ЭОП с  широким спектром  применения, в том числе  гражданским. 
Но, если не развивать науку, на существующем запасе мы проживем недолго. К сожалению, наши базовые институты Академии наук не проводят ни одной научно-исследовательской работы, направленной на создание новых материалов и изделий.  Тем временем за рубежом появился ЭОП пятого поколения. Я думаю, что и у нас есть все возможности для создания такого прибора.   
Еще одна проблема связана с тем, что ранее финансирование разработки изделий электронной техники осуществляло Минобороны, сейчас эта задача передана Минпромторгу. Ни в одной программе ведомства нет ЭОП, а потому пробиться к государственным деньгам очень трудно, и приходится рассчитывать на собственные силы. 
Первый заместитель генерального директора — директор по экономике и финансам ЗАО «Новосибирский пат-ронный завод» Святослав Добрынин: 
— Непосредственно нас санкции не коснулись. Но патронная отрасль в принципе является экспортно-ориентированной, поэтому с  началом санкционной эпопеи она пришла в несколько напряженное состояние. 
Сегодня эта волна напряжения сошла на нет. 
Наши зарубежные партнеры, с которыми мы сотрудничаем уже более 20 лет, поделились с нами видением ситуации изнутри: санкции преследуют предприятия, блокирующий пакет акций которых принадлежит государству.  
Несмотря на то, что нам «повезло», мы ощущаем на себе косвенные эффекты.  Мы выступаем не только поставщиком продукции на экспорт, но и потребителем зарубежных комплектующих, необходимых в производстве боеприпасов. Пришлось столкнуться с тем, что на поставки специализированного оборудования из Европы наложено табу, хотя официально это никто не озвучивает.  В частности, негласное правило коснулось  пороховых заводов — европейские партнеры прекратили поставки. Российская же пороховая отрасль долгие годы ничего не производила. И на восстановление технологий после большого перерыва уйдет слишком много времени.  Не имея возможности приобрести порох в Европе, мы сделали это в США, которые, являясь инициаторами санкционных идей, свою выгоду не упускают. 
Столкнулись мы также с отказами нескольких предприятий в Тайвани, что объясняется влиянием США и опасением пострадать, вступив во взаимоотношения с российскими компаниями. 
Пожалуй, общая для всех предприятий оборонной отрасли проблема связана с существенным снижением качества отечественных комплектующих, в частности — группы металлов.  В нашей стране это абсолютно неконкурентный рынок: биметалл, к примеру, производит всего одно предприятие в Пермском крае. Чтобы каким-то образом стабилизировать ситуацию с ухудшением качественных показателей, мы вынуждены идти на повышение цены, устанавливая дополнительные, довольно жесткие требования к качеству поставляемой продукции. Как следствие, эти требования приводят к повышению отпускных цен. Должен разделить озабоченность коллег по выполнению гособоронзаказа. В прошлом году его доля на нашем заводе составила менее девяти процентов. Однако жесткая привязка к коэффициенту-дефлятору в формировании стоимости приводит к тому, что цены по гособоронзаказу находятся буквально на пороге рентабельности. В этих условиях нам предстоит подумать, стоит ли заключать очередной контракт… 
Заместитель управляющего директора по кадрам и развитию ОАО «Новосибирский авиаремонтный завод» Михаил Пронников: 
— Последствия введения санкций коснулись нас в меньшей степени, поскольку мы занимаемся ремонтом техники отечественного производства с минимумом иностранных решений. У нас возникли некоторые проблемы по ряду узлов и агрегатов, которые традиционно производились на Украине. В связи с ухудшением взаимоотношений с соседним государством мы достаточно быстро решили вопрос, локализовав производство этих компонентов в Московской области. Таким образом, мы преодолели санкции почти без напряжений,  полностью отказавшись от иностранных компонентов и материалов в пользу продукции российского производства. 
По большому счету, мы сегодня ощущаем последствия состояния макроэкономики страны в целом. Наша работа строится на взаимодействии как с внешними эксплуатантами вертолетной техники, так и внутренними.  И последние, в силу сложившейся финансовой ситуации, стремятся сэкономить на эксплуатации своей техники — удешевить ремонт, увеличить — насколько это допустимо — межремонтные периоды.  Это создает определенные сложности с объемами контрактов внутреннего рынка на предстоящие годы.  
*   *   *
Первые лица государства убеждены, что введение США санкций против ряда российских оборонных компаний вполне логично объяснить недобросовестными методами конкурентной борьбы.  И лишь в очередной раз демонстрирует мощь отечественного ОПК на мировом уровне. Не поспорить. Однако, как и всегда, даже официальное мнение — лишь одна стороны медали. Их у нас сегодня даже не две, как показал «круглый стол». Гораздо больше.  И нынешняя ситуация в оборонке требует не только реакции на «внешние происки», но и сосредоточения на внутренней работе. Ее много, говорят оборонщики…  
Подготовила Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 817