Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Пенсия, несовместимая с жизнью?

№ 4(127), 05.05.2016 г.
— Мой подход к пенсионной теме отличается от традиционного для нашей страны подхода, который предполагает обсуждение реформы, прежде всего, с точки зрения финансовых ресурсов и ограничений. Как известно, одним из решений проблемы уже почти двадцать лет  заявляется повышение пенсионного возраста. Но об этом лишь говорится. Еще одна сторона обсуждения — реформирование структуры формирования пенсии в целом — опять же связана с финансовыми аспектами.  
Меня в пенсионной истории волнует в большей степени социальный аспект: какие изменения происходят с человеком после выхода на пенсию? 
Одним из популярных аргументов против повышения пенсионного возраста является низкая ожидаемая продолжительность жизни. И по мировым меркам российская статистика действительно выглядит ужасающе: по ожидаемой продолжительности жизни при рождении, на которую чаще всего любят ссылаться эксперты, мы находимся (по данным на 2013 год) на 120-м месте из 200 стран мира, уступая не только развитым, но и развивающимся государствам, находящимся на гораздо более низком уровне экономического развития. 
Как достижение в выступлениях высших должностных лиц страны совсем недавно прозвучал тот факт, что продолжительность жизни в России все-таки превысила 70 лет. Это в то время, когда практически во всех развитых странах речь идет уже о превышении отметки в 80—85 лет.  
При этом ожидаемая продолжительность жизни у российских мужчин существенно ниже, чем у женщин, и составляет 65 лет. Еще пять — десять лет назад этот показатель для мужчин был ограничен практически пенсионным возрастом — 60 годами. В контексте этих данных мне захотелось проследить, как реально изменяется здоровье человека с выходом на пенсию. Оказалось, что подобных исследований в России практически нет, тогда как за рубежом эта тема довольно популярна и активно исследуема. Поскольку вопросы продолжительности жизни и старения в целом находятся в фокусе внимания, на работу экспертов выделяется существенное финансирование. Кроме того, многие страны сегодня рассматривают возможность либо уже проводят пенсионные реформы, поскольку старение населения, рост продолжительности жизни при низкой рождаемости последних десятилетий, за которым следует увеличение демографической нагрузки на работающих, становятся реальной угрозой для существующей финансовой системы. И мир предпринимает попытки решить, как реформировать пенсионную систему с учетом всех этих факторов. Мое исследование и стало попыткой проанализировать эти факторы, в первую очередь — здоровье. В нем я опирался на представительное обследование российских домохозяйств — широко известный «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ». Он представляет собой ежегодный  — уже на протяжении 20 лет — опрос двух десятков тысяч человек, в том числе  в вопросах здоровья. Обследование одних и тех же людей позволяет определить траектории человека с момента достижения ими пенсионного возраста.  
В настоящий момент основной полученный результат звучит так: выход на пенсию в России в большинстве случаев приводит к снижению здоровья. У тех, кто по достижении пенсионного возраста продолжил работу, здоровье ухудшается не так быстро. Как показало исследование, зачастую  и само здоровье становится причиной ухода на пенсию. 
Но есть несколько нюансов, на которые пришлось делать поправку. Так, не всегда представляется возможным предугадать действия человека, когда он достигнет пенсионного возраста, в частности   — продолжит работу или нет. Я опирался на зафиксированные в Мониторинге ответы на вопрос о том, на какие доходы планируют жить будущие пенсионеры. Некоторые  отмечают пенсию, кто-то указывает помощь родственников либо какие-то сбережения. Ответившие, что собираются жить на трудовой доход, по всей видимости, и  есть те люди, которые не прекратят трудовую деятельность, перешагнув возрастной пенсионный рубеж. 
Учитывать пришлось и тот фактор, что официальный пенсионный возраст разнится в зависимости от категории работников. Часть из них, как известно, имеет право досрочного выхода на пенсию: это и проживающие в северных районах, и отдельные профессии — список довольно внушителен. Эта дифференцированная система сформировалась еще в советские годы, последние изменения в новейшее российское время были лишь в 1992 году, когда появились дополнительные льготные категории. Я считаю, что и сегодня, в условиях рынка, дифференцированный подход оправдан, хотя и должен строиться в большей степени на финансовых стимулах. Равно как решение о выходе на пенсию пока еще оптимальнее всего регулировать именно с точки зрения стимулирования человека продолжать работу. 
Исследование подтвердило мысль о том, что влияние различных факторов на пенсионный аспект среднестатистического россиянина в целом весьма дифференцированно. Так, негативное влияние выхода на пенсию у мужчин гораздо более значительно по сравнению с  женщинами. 
— Почему мужчины более уязвимы?
— Пытаясь понять, что лежит в основе таких различий, я обратился к зарубежным исследованиям, содержащим достаточно объемный эмпирический материал и целый ряд объяснений. Изменение здоровья в связи с выходом на пенсию  западные эксперты связывают в основном с изменением образа жизни. Так, сформированная во время работы та или иная вредная привычка, связанная со стрессом, из жизни пенсионера, как правило, уходит. Есть категория пенсионеров, которые начинают больше заниматься спортом. 
В России все иначе: западные модели мало что объясняют в образе жизни нашего пенсионера. Так, заработавший в силу стресса или других рабочих факторов вредные привычки россиянин с выходом на пенсию не избавляется от них. Если речь идет о довольно мягких зависимостях, как то умеренное употребление алкоголя раз в неделю, то человек, как правило, на пенсии начинает пить еще реже. А вот если человек злоупотреблял более трех-четырех раз в неделю, на пенсии потребление алкоголя может увеличиться. С сигаретами — та же самая история. 
Еще из грустного:  в России с выходом на пенсию человек очень сильно меняет свое потребление. У западных пенсионеров наблюдается аналогичная тенденция, однако она не столь ярко выражена: работающий человек может предвидеть свое потребление на пенсии и, используя разные финансовые схемы, может обеспечить себе достойную жизнь в старости. У нас, как правило, уровень жизни пенсионера падает гораздо более существенно: переход на более низкокачественные продукты, лекарства, алкоголь и сигареты  в отдельных случаях   наносит здоровью колоссальный вред. Спортивной активности в нашей пенсионной среде также не наблюдается, в лучшем случае отдельная категория людей старается просто компенсировать физическую нагрузку, которая прежде была на работе — не более того.
— Как сказывается нынешнее состояние института семьи на качестве проживания пенсионного периода?
— Довольно ощутимо. Здесь мы тоже отличаемся от западных стран, где супруги любят выходить на заслуженный отдых вместе, чтобы опять же вместе путешествовать, заниматься спортом. Общение друг с другом во многом заменяет супругам потерю социальных контактов, связанных с работой. В результате семейные пары живут после выхода на пенсию гораздо дольше, нежели одиночки. 
В России иначе: на принятие решения о выходе на пенсию влияет такой фактор, как работает ли супруг или супруга.  Кого-то пенсионный статус второй половины мотивирует на аналогичные действия. Кто-то размышляет так: если один ушел на пенсию, другому придется обязательно работать, тянуть лямку, чтобы обеспечить себя и родственников. 
Поэтому иногда тот факт, что один из  супругов выходит на пенсию, приводит к повышению экономической активности другого. В итоге складывается достаточно парадоксальная ситуация: наибольшее ухудшение здоровья в России наблюдалось у проживающих вместе пенсионеров-супругов. 
Да и в основном самым главным доводом (более чем в половине случаев) для продолжения работы пенсионером служит получение трудового дохода. Есть достаточно интересное исследование бельгийских ученых Грогана и Саммерфилда, сосредоточившихся на таком «пенсионном»  российском факторе, как система ценностей. Они утверждают, что ценности людей пожилого возраста во многом влияют на их желание работать или выйти на пенсию. К примеру, со временем снизилась необходимость работы у женщин пенсионного возраста. Если прежние системы ценностей ставили им чуть ли не в обязанность не только тянуть финансовую лямку семьи, но и воспитывать внуков, то в наши дни ценность трудоголизма в старшем возрасте прослеживается в меньшей степени. По мнению исследователей из Бельгии, за последние  два десятилетия произошел перелом: если в 90-е многие продолжали работать после официального наступления пенсии еще и потому, что имела силу высшая ценность труда, сохранившаяся с советских времен,  то сегодня в среде пенсионеров сформировались новые приоритеты. 
— Какие из пенсионных мер нашего правительства сегодня можно назвать именно социально ориентированными, а не сугубо финансовыми?
— В какой-то степени  тот факт, что сохраняется пенсионный возраст. По данным на 2014 год, из 15 бывших республик СССР только четыре сохранили советские отметки пенсионного возраста. 11 стран из 15 их повысили: кто-то на два года, кто-то только для женщин. Я думаю, что мы объективно стоим перед ситуацией необходимости повышения пенсионного возраста. И мое исследование, изучающее достаточно узкий вопрос связи здоровья и пенсии, снимает один из барьеров на пути повышения этой возрастной границы. Однако ситуация такова, что вопрос проведения той или иной реформы — это вопрос прежде всего дополнительных средств из бюджета.  И необходимо понимать, что экономически эффективное решение может оказаться не очень благоприятным с социальной точки зрения. 
— Как Вы полагаете, как с годами изменится пенсионная парадигма,  какими пенсионерами будет нынешнее поколение 30-летних? 
— Большинство из них об этом пока не задумывается, тем не менее… Во-первых,  уже сейчас можно однозначно утверждать, что на пенсию они будут выходить в гораздо более преклонном возрасте. Во-вторых, они будут жить дольше, имея, в соответствии с общемировыми стандартами, более стабильное состояние здоровья. 
Если несколько десятилетий в стране будет наблюдаться стабильная финансовая ситуация, люди научатся осуществлять финансовое планирование своей жизни вплоть до старости: смогут накопить на безбедную старость, не попадая в ситуацию, когда по выходе на пенсию человек оказывается за границей бедности. В меньшей степени — по сравнению с нынешними пенсионерами — они будут озабочены поддержкой внуков, в большей — будут жить «для себя». 
Я думаю, что будущие пенсионеры будут испытывать к государству гораздо меньше доверия, рассчитывая в первую очередь на собственные силы, а не на власть и родных.
— В качестве резюме: среднестатистический российский пенсионер сегодня — это человек, который…
— …Все еще надеется на государство. С одной стороны, много ему отдавший, с другой — рассчитывающий на ответный ход. Готов помочь, но и ожидает помощи. Его доходы невелики: всего 30—35% от дохода работающего человека. 
Это человек, пока еще вынужденный выживать, но все же не перешагнувший черту бедности. 
Елена ТАНАЖКО
 
Просмотров: 633