Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

А за окнами Арктика, бесконечные льды...

№ 4(127), 05.05.2016 г.
«Лучше гор могут быть только встречи!» — заявил известный читателю Александр Шапошников, познакомившийся именно в горах со многими замечательными людьми, включая Сергея Кривощекова,  главным делом жизни которого была и остается чрезвычайно важная в русле нынешних планов страны полярная медицина. Беседы с ним «у костра» оказались весьма познавательными. Мы решили передать их суть в формате монолога самого Сергея Георгиевича.

О себе и экспедициях в полярные регионы 

Моя научная и врачебная деятельность в основном связана с исследованиями человека в экстремальных, прежде всего полярных,  условиях. За годы своей работы я побывал во многих северных странах — в   Гренландии, на  Аляске, в Норвегии, Швеции, Дании, на Шпицбергене и в Антарктиде. Хотя, конечно, большую часть заняли исследования российского Севера (Ямал, Чукотка, Ямбург и др).    Самое большое впечатление у меня осталось после антарктической экспедиции в 1978—1979 гг. Во-первых,  потому, что это  была моя самая долгая экспедиция — 17 месяцев, во вторых, в этой экспедиции я прочувствовал бытие полярника,  обрел друзей, которые повлияли на меня.   Там я по-настоящему «заболел» Севером.   

Человеческий фактор освоения Арктики 

Арктика требует рабочих рук. Однако для жизни и работы в Арктике необходим большой жизненный опыт и определенный склад человеческой натуры.  На одной из полярных станций в  Антарктиде я услышал  шутку: при найме на  работу в северную компанию человек на вопросы, «какова ваша профессия и что вы умеете делать?» ответил — «зимовщик, зимовать». Как и в любой другой шутке, в ней очевиден  житейский смысл: умение «зимовать» — отражение большого жизненного опыта. Сюда входит и индивидуальная психологическая  устойчивость, и  умение выстраивать отношения в малых коллективах, и  стиль решения семейных проблем,  и способность противостоять физическим и психическим  стрессам в чрезвычайных ситуациях. 

Здоровье и погодные факторы Севера 

Влияние на организм человека экстремальных климатических и гелиогеофизических  флуктуаций в заполярных регионах, на самом деле, существенно. 
Самый большой удельный вес на Севере занимает смертность по причине сбоев в работе кардиоваскулярной системы (КВС), что не удивительно, т. к. КВС — наиболее частая мишень всего комплекса арктических воздействий (учитывая высокую вариабельность погодных факторов  в сочетании с факторами стресса).    Также характерным для Арктики является раннее развитие основных социально значимых заболеваний. Распространенность артериальной гипертонии (АГ) среди пришлого населения Арктики составляет 35%, из них 60% всех случаев АГ приходится на возраст до 40 лет. Ишемическая болезнь сердца — наиболее частая причина снижения работоспособности пришлого населения, приводящая к смерти на 10—15 лет раньше, чем в средних широтах. При этом вероятность развития АГ после 10 лет работы на Севере возрастает в три раза. В отличие от средних широт, где основная часть летальных исходов от этих заболеваний приходится на возрастную группу старше 60 лет (69%), максимальная летальность на Севере отмечается в возрасте 40—59 лет. Раннее развитие социально значимых, возраст зависимых заболеваний может быть отражением преждевременного старения организма, механизмы которого до настоящего времени недостаточно  изучены. 

Работать постоянно или «наездами»? 

Достижения отечественной науки, направленные на выявление физиологических, психических, биохимических особенностей организма, показали существенные различия в состоянии организма северян и жителей средних широт. А это значит, что вахтовые рабочие, приезжающие сюда на относительно короткий период (1—2 месяца), сталкиваются с необходимостью включать дополнительные ресурсы организма для осуществления трудовой деятельности. Образно говоря,  их организм работает в режиме форсажа.  А мы знаем, что бывает с гоночными автомобилями. Их ресурс порой ограничивается лишь несколькими гонками. Обобщая мнения разных исследователей, можно обнаружить следующие признаки подобного форсажа при адаптации к условиям Арктики:   психоэмоциональное напряжение, глубокие изменения метаболизма, липидную гипероксидацию, развитие сосудисто-тканевой гипоксии, синдромы иммунной и полиэндокринной недостаточности, нарушения регенераторно-пластических процессов, развитие десинхроноза, метеопатии и функциональной дисимметрии межполушарных взаимоотношений. Все это, по сути, есть отражение общего груза климатических, гелиогеофизических, трудовых и социальных нагрузок на организм. 
Дискуссия о том, что лучше для работы на Севере — постоянное проживание, или вахтовый метод, велась долгое время. Пока основная деятельность  проходила  в зонах субэкстремального климата, использовались оба метода, но по мере продвижения  в заполярные районы нефтяные и газовые компании все  большее предпочтение стали отдавать вахте.  Изучение вахтового труда раскрыло любопытные особенности влияния вахтовых режимов на психофизиологические системы организма. Установлено, что у вахтовиков   формируется  особое  функциональное состояние организма — «незавершенная адаптация» (НА). Суть его состоит в том, что из-за относительной кратковременности пребывания на Севере (1—3 месяца) завершенная адаптация либо не достигается вовсе, либо сохраняется непродолжительное время. Основу НА при вахтовом труде составляет десинхронизация функций, которая  развивается при смене часовых поясов при трансмеридианных премещениях и сменных графиках трудового процесса.  Состояние НА характеризуется повышенной тревожностью, изменением активности полушарий мозга, нарушением биологических ритмов организма (десинхронозом), пограничными сдвигами гормонального статуса, сниженной физической и умственной работоспособностью.   Десинхроноз при НА  имеет выраженную «острую» форму, которая затем переходит в скрытую: снижаются функциональные возможности организма,  возрастает риск заболеваний.
При этом нагрузку на организм в процессе вахтового труда испытывают не только новички, но и относительно адаптированные работники. Анализ динамики функционального состояния  рабочих со стажем не менее трех лет  в процессе трехмесячного вахтового цикла (остров Колгуев в Баренцевом море) показал следующее. В первые 10 дней и последние дни вахты  (3-й месяц) наблюдалась повышенная реактивная тревожность, высокий уровень гормона стресса — кортизола,  повышенная реактивность системы кровообращения, избыточность реагирования сердца на физическую нагрузку, повышенный кислородный запрос, а вследствие этого — снижение экономичности мышечной деятельности. В целом, это отражает картину общего адаптационного синдрома и его первой стадии — стресса. И это не новички, а  вахтовики со стажем не менее трех лет!

Профилактики для приезжающих на Север 

Прежде всего, следует совершенствовать технологии отбора и медицинского освидетельствования людей, направляющихся на работу в арктические условия.  Новейшие достижения науки направлены на поиски генетических маркеров для отбора.  
Важная роль в Арктике принадлежит фактору света и биологическим ритмам организма, которые при постоянном проживании в северных широтах — потенциальная угроза роста онкологических заболеваний. Эффекты постоянного освещения проявляются в угнетении синтеза  и секреции мелатонина — гормона, регулирующего  циклы сна и бодрствования, что ведет к стимуляции пролиферативных процессов и    раку молочной железы и эндометрия,  а также усилению образования активных форм кислорода (разрушение мембран клеток), стимуляции атеросклероза. Устойчивость суточных биологических ритмов может служить маркером для работы в условиях Заполярья.  Эти исследования говорят о необходимости постоянного контроля за здоровьем северян с помощью маркеров на онкологические заболевания. 
Все это означает, что перед  учеными и медиками  стоят важные и большие задачи помощи людям, живущим в Заполярье. 
Просмотров: 713