Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Вызов-2035

№ 7(130), 05.08.2016 г.
При пассивном поведении эти новые рынки вновь будут принадлежать мировым компаниям американского происхождения, тогда как в России, тем не менее, есть опыт появления национальных чемпионов, способных к глобальной конкуренции — Yandex, Kaspersky и другие.
О трендах рынка в контексте  НТИ рассказал участникам нового проекта Академпарка — бизнес-ускорителя А-СТАРТ  — советник ректора НГУ по трансферу технологий и коммерциализации Леван Татунашвили
Технологическими инициаторами в национальном масштабе выступило Агентство Стратегических инициатив, созданное президентом РФ много лет назад. Предпосылкой для разработки документа стала очевидность: Россия перестала быть лидером хоть в каком-то технологическом направлении.
«Страна оказалась в состоянии полной зависимости от закупаемых извне технологических элементов, — констатировал  Леван Татунашвили. — Сколько бы мы ни говорили о том, что у нас выросло поголовье птицы на птицефабриках или скота на фермах и мы едим российское мясо, надо понимать: все эмбрионы закупаются за границей. В России не производится семян, которые давали бы качественную пшеницу, свеклу и картофель. Российская фарминдустрия находится там, где она находится: по официальным данным, она занимает 10—15% (мирового рынка — ред.). Но реально — ниже, поскольку эти 10—15% производят на основе западных фармсубстратов. Несмотря на то, что Россия — великое хранилище сырых нефтепродуктов, весь бензин мы производим с использованием иностранных технологий». 
Это далеко не полный список, который, собственно, и мотивировал появление программы, которая позволила бы России к 2035 году выйти из, мягко говоря, недостойного технологического состояния. Почему 2035-й? Именно этот год выбран большинством западных технологических стратегий в качестве ключевой точки: ближайшее десятилетие отводится на доработку технологических решений и вывод на рынок новых продуктов, последующее — на раздел мирового рынка и замещение существующих технологий. Причем речь идет именно о создании принципиально новых рынков, а не модернизации существующих: например, нет ни одной крупной автомобильной компании, которая инвестировала бы в двигатель внутреннего сгорания или в человека за рулем после 2025 года — все они готовятся к беспилотному электротранспорту.
НТИ собрала вокруг себя довольно большое сообщество экспертов со всей страны: в первую очередь, предпринимателей, а потом уже  ученых и аналитиков. 
Технологическое наполнение инициативы строится на трех основных гипотезах, на которых остановился в ходе своей лекции эксперт: «В первую очередь мы должны рассматривать рынки, а не технологии. Чтобы понять, какой технологический тренд ожидает нас в будущем, нужно понимание того, что будет востребовано рынком через определенное время. Отправная точка описания — изменяющиеся потребности людей (рынки B2C). Вторая гипотеза заключается в том, что новые рынки будущего будут основаны на сетевом принципе построения. Это дань моде: посредники уйдут, а их место займет программное обеспечение. Третья гипотеза: планирование работы строится от будущего, «предпочитаемой реальности». Обычная ошибка планирования связана с тем, что оно ведется от сегодняшнего состояния. Из-за того, что сегодня мы находимся в неприглядном месте, никуда планирование и не приводит. Давайте сначала нарисуем состояние, в котором мы хотим быть в 2035 году, а потом уже планировать, как туда попасть и что для это делать». 
В ходе дальнейшей экспертной работы было определено семь критериев-требований к рынкам, у которых в 2035 году есть шанс оказаться российскими: 
• Выбранный рынок станет значимым и заметным в глобальном масштабе: будет «весить» более 100 миллиардов долларов  к 2035 году.
• На текущий момент рынка нет либо на нем отсутствуют общепринятые, устоявшиеся технологические стандарты. 
• Рынок, в первую очередь, ориентирован на потребности людей как конечного потребителя (приоритет B2C над B2В).
• Рынок будет представлять собой сеть, в которой посредники заменяются на управляющее программное обеспечение. 
• Рынок важен для России с точки зрения обеспечения базовых потребностей и безопасности.
• В России есть условия для достижения конкурентных преимуществ и занятия значимой доли рынка.
• В России есть технологические предприниматели с амбициями создать компании-лидеры на данном высокотехнологичном новом рынке. 
На основе этих экспертных критериев перспективной технологичности сформировано девять новых рынков, в названии каждого из которых присутствует слово «net», то есть «сеть». Три из них касаются безопасности страны и ее системного обеспечения ресурсами: это рынок питания (FoodNet), энергии (EnergyNet) и безопасности (SafeNet).  Три  — преобразований в транспортной системе: рынок беспилотного автотранспорта (AutoNet), воздушного транспорта (AeroNet) и морского/речного транспорта (MariNet). Еще одна тройка затрагивает наиболее важные сферы человеческой жизни, где происходят «сумасшедшие» технологические изменения: рынок «цифрового» здоровья (HealthNet), новых финансов (FinNet) и нейрокоммуникаций (NeuroNet). 
«Созданы «дорожные карты» этих рынков — начинается довольно интенсивная работа, — отметил эксперт. — На базе Российской венчурной компании создан  крупный проектный офис для управления программами НТИ. На этот год выделены бюджетные средства в размере восьми миллиардов рублей (по линии министерства образования — ред.). Кроме того, аллоцирована довольно крупная сумма на инфраструктурные мероприятия, которые должны обеспечить выполнение разных дорожных карт. 
Условно говоря, верим мы в тему НТИ или нет, мы должны понимать: в ближайшее время финансирование фундаментальных или инновационных разработок будет вестись под кальку и шаблон тех «дорожных карт», которые нарисовала НТИ». 
Создаваемые рынки будут базироваться на таких конкретных технологиях, как цифровое моделирование, элементная база, геномика, нейротехнологии, Big Data и другие. «В программах мало внимания уделяется новым материалом, — подчеркнул Леван Вахтангович. — Хотя в мире новые аддитивные материалы с использованием разных модификаторов являются ключевым направлением:  в сегодняшнем Boeing уже более 55% составляют композитные материалы, заменившие алюминий». 
Далее эксперт  остановился на конкретных рынках будущего. Так, AutoNet полностью выстроен на идее беспилотного транспорта: «Ключевым здесь является не тот факт, что вы избавитесь от водителя, которому необходимо платить зарплату. Речь идет о совершенно новой парадигме устройства логистических цепей и взаимодействия между разными транспортными средствами». 
Вопрос о том, не опоздали ли мы еще в беспилотном освоении транспортных сетей страны, — из категории спорных. На данный момент  рынок беспилотных автотранспортных средств не сформирован, констатируют эксперты НТИ. Рынок средств обеспечения частичной автономности автотранспортных средств находится в зачаточной стадии: его объем оценивается в размере около четырех миллиардов долларов США. Прогнозируется, что к 2035 году общемировой объем рынка AutoNet достигнет трех триллионов долларов США. Полную автономность автомобильного транспорта идеологи НТИ прогнозируют к тому же 2035 году. 
Не менее амбициозны планы относительно рынка AeroNet, образ будущего которого также неразрывно связывается с беспилотными технологиями. По прогнозам членов рабочей группы развития рынка, к 2035 году над территорией страны смогут постоянно — в режиме «24/7/365» —  находиться не менее ста тысяч беспилотных воздушных судов, объединенных в систему предоставления работ и услуг для удовлетворения постоянно возрастающих потребностей экономики. Оценки — в текущих ценах — показывают, что объем мирового рынка беспилотных авиационных систем, комплексных решений и услуг к 2035 году составит более 200 миллиардов долларов США. Доля России на этом развивающемся рынке может составить более 35—40 миллиардов долларов США. 
По каждому из девяти «запланированных» рынков создана своя рабочая группа, разработана «дорожная карта» и распланировано финансирование на первые несколько лет, напомнил Леван Татунашвили и подчеркнул: «В первую очередь важно не вписаться в дорожную карту или найти свое место в уже прописанном мероприятии. Важно найти отсутствующую строку, которая пока еще никем не покрыта. Потому что если строка попала в «дорожную карту», если прописано некоторое финансирование, значит за этим стоит конкретная организация — у этих денег есть свой «хозяин». Если вам удастся найти направление, по критериям относящееся к рыночным технологиям и удовлетворяющее основным критериям НТИ, но еще не прописанное в «дорожных картах», вы сможете стать чемпионом». 
Сегодня совершенно очевидно, что развитие НТИ будет идти через создание хабов — интеграционных площадок, распределенных по регионам. Роль таких хабов будут выполнять в первую очередь университеты. В мае 2016 года  на конкурсной основе были определены те, что будут называться университетами НТИ. В числе семи победителей — НГУ. 
«Почему все-таки университетам определена эта роль? — задался вопросом выступающий. — В первую очередь, пожалуй, потому что именно университет может  наилучшим образом обеспечить мультидисциплинарность, которая присуща технологиям и «дорожным картам» НТИ. Во-вторых, университеты — это всегда молодежь и будущее: если мы говорим про технологии 2035 года, мы должны понимать, что работать в обозначенных рыночных направлениях будут дети, которые сегодня пришли в детские сады». 
Крайне важно, что параллельно с «дорожными картами» отработан Атлас новых профессий — перечень специалистов, без которых реализация технологий в 2035 году невозможна.  Невозможна она и без преодоления целого ряда барьеров, причем довольно неожиданного толка —  не технологических, а юридических и морально-этических: «Развитию беспилотных автомобилей, к примеру, мешают не технологические моменты, а отсутствие законодательства или свода догм, которые отвечали бы на очень важный вопрос: в пользу кого должен сделать выбор компьютер в ситуации, когда риску подвергается пассажир и перебегающий в неположенном месте пешеход. Обычно в любом программном продукте изначально заложено непричинение вреда человеку. Математикам или физикам эту проблему не решить. То же самое относится и к любым медицинским технологиям — клеточным и генным. Основным барьером является отсутствие свода правил, регламентирующих: какая из мутаций этически оправдана и может быть допущена, а какая является вмешательством в высший промысел». 
*  *  *
Кому-то технологические инициативы могут показаться футуристическими, справедливо резюмировал Леван Татунашвили: «Бесспорно, в них есть некая доля, условно говоря, хипстерства и довольно провокационных мыслей. Не концентрируйтесь на них, призванных придать идеям маркетинговый вес. Не становитесь пессимистами!» 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 713