Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Этот счастливый Марк Карафинка

№ 7(130), 05.08.2016 г.
Инженер-механик самолетостроения,  как папа, по первому образованию, профессиональный психолог, как мама, по второму, офицер МВД,  автор и соавтор более чем десяти изобретений, применяющихся сегодня на практике, отец четвертых детей, Марк Карафинка — один из создателей рынка частных медицинских услуг. Хотя начиналась медицинская деятельность вовсе не с бизнес-планов. Просто есть люди, которые готовы приложить силы там, где, казалось бы, «зияет дыра» — правовая ли, общественная или какая-то иная. Можно назвать это успехом, но для них это просто способ существования. Наш герой — из таких. Сегодня, признается, решил сузить круг, сосредоточившись на главном — семье и «Сирене». А потому про главное  и наша предъюбилейная беседа
 — Давайте начнем с истоков «Сирены», созданной в 1988 году в виде государственного центра социально-оздоровительной помощи детям. На фоне лигачёвской антиалкогольной кампании 80-х годов произошел резкий всплеск подростковой преступности. Правонарушения, как правило, были совершены под воздействием «запретных» алкоголя, наркотиков и других сильнодействующих веществ. Два министра — здравоохранения и МВД СССР — приняли решение о том, что как можно дальше, за пределами Садового кольца, чтобы идея не ушла «в туман» — должен быть создан центр межминистерского подчинения, который этой проблемой и займется. Выбор пал на Новосибирск, а впоследствии – и конкретно на меня.  Меня вызвали в УВД и спросили: «Возьмешься?» А куда деваться, я же коммунист. Взялся. 
Поначалу никто не знал, как должна выглядеть такая форма межминистерского подчинения, документы создавались с нуля. Первое отделение — наркологии — было открыто 17 ноября 1988 года, город отдал нам два кабинета в наркологическом диспансере на Каинской, впоследствии мы переехали на Серебренниковскую. В оперативное управление нам отдали все детские клубы Центрального района, а также разрешили работать в школах. Напомню, что в СССР два процента от каждой квартиры отчислялось на содержание детских клубов. Нам эти два процента никто отдавать не собирался, аргументируя тем, что «сами понимаете, времена  тяжелые». Вместо этого предложили схему работы: в детей — их лечение, реабилитацию, приобщение к спорту и труду — вкладывать полученные за лечение взрослых деньги. 
За счет собственных сил и средств — врачебной деятельности, содержания спортивных залов — мы финансировали реабилитационную работу с ребятишками. Негосударственным лечением алкоголизма, наркомании и токсикомании в те годы на территории Сибири никто, кроме нас, не занимался. Одни называли нас кооператорами в погонах, другие писали жалобы: на каком основании милиция берет с нас деньги за лечение… Бывало всякое!
На тот момент существовало четыре-пять методик лечения алкоголизма, а вот с подростковой наркоманией и токсикоманией наши врачи попросту хватались за голову: про эти детские недуги в СССР никто ничего не говорил и книг не писал — все было спрятано под замком. 
Для более конкретной работы с этой темой нас «перекрепили» от двух замминистров, курировавших «Сирену» первые полгода, к главному наркологу Москвы и Московской области академику Якову Григорьевичу Гальперину. Так мы получили какую-то базу, а впоследствии и сами занялись разработкой лечебных и реабилитационных методик.  
Так, узнав, что в Питере создается галокамера сухого типа — рукотворная соляная комната, в которой воссоздан микроклимат естественных соляных пещер,  сделали у себя аналог. Но оказалось, что сухая выпаренная соль вызывает раздражения слизистой наших пациентов, имеющих стандартный перечень заболеваний. Я пришел к мысли о более мягкой галокамере влажного типа, которую мы и запатентовали в 1991 году. Методики лечения и профилактики с использованием нашего изобретения оказались более чем успешными: сегодня у нас на вооружении 15-ая по счету модель галокамеры. На ее использовании основывается 21 методика лечения и реабилитации не только бронхо-легочной патологии и верхних дыхательных путей, но и вегето-сосудистой дистонии, регуляции гипертонии и гипотонии, синдрома хронической усталости, стрессов, депрессий  и даже клаустрофобии.
Уже более 15 лет мы устанавливаем галокамеры в частных домах и коттеджах, в бассейнах и саунах. Наши галокамеры «Сирена» успешно  работают в больницах и поликлиниках, в различных медицинских центрах, гостиницах, санаториях и профилакториях, спортивных центрах и фитнес-студиях, на предприятиях с вредным производством и интенсивной психологической нагрузкой сотрудников (поточное производство, IT-технологии). У нас большой опыт установок авторских галокамер в системе МВД (для сотрудников ГИБДД, УР), юстиции (УФСИН), МЧС (пожарные части). 
Для спортсменов высокого класса мы создали методики для тренировок, сборов и чемпионатов, позволяющие мобилизовать человеческие ресурсы. Непосредственное участие в разработке принимали  известные биатлонисты Анатолий Жданович и  Анна Богалий. 
На счету специалистов «Сирены» более 80 патентов. Так, наш препарат «Отрисан», изготовленный на основе озонированного масла, применялся в локальных военных конфликтах, а в настоящее время успешно используется для лечения ряда заболеваний в гинекологии и урологии. 
— Марк Михайлович, как изменилась сегодня ситуация по сравнению с той, в которой Вы начинали?
— Когда мы начинали, частных медицинских услуг не было вообще. Но ни одной копейки государство в нас не вложило. 
Очень много лет мы занимаемся медицинскими комиссиями — водительскими, оружейными, школьными.С 1 января 2012 года мы первыми в СФО стали проводить массовую диспансеризацию работающего населения по договорам с предприятиями. Выдаём «Паспорта Здоровья» и оформляем медицинские санитарные книжки.
 Самый большой бедлам сегодня  — на рынке водительских справок. Минздрав выпустил в жизнь достаточно сырой приказ с изменениями в получении медицинской справки для водителей. Водительскую справку обезличили, лишив ее фотографии. Кроме того, в документе значительно поубавилось глав — теперь кандидат в водители может быть годен либо нет, без каких-либо существенных комментариев о состоянии здоровья. Кроме того, как класс из всех видов комиссий и категорий исключили хирургов, а из категорий «А» и «В» — неврологов и отоларингологов. 
В меняющихся условиях рынка покой нам только снится. 
— Вы предпочитаете планировать или следовать вдохновению?
—  Я творческий человек. С институтской скамьи — любовь к изобретательству и рационализаторству, которую я проявляю в любой должности и сфере занятости. 
— С какими людьми Вы предпочитаете сотрудничать? Каких людей нанимаете в сотрудники?
— Сегодня рядом со мной единомышленники, с которыми я работаю уже более двадцати лет. Так, с главным наркологом центра Наталией Васильевной Попковой мы работаем вместе со дня основания «Сирены» — все 28 лет. 
Возможно, кто-то назовет меня авторитарным. Это не так: я всегда с большим вниманием выслушиваю своих сотрудников, воспринимаю ценные идеи и мысли. Но не люблю менять принятые решения. Если же принял неправильное решение, а человеку свойственно ошибаться, стремлюсь его вовремя и во что бы то ни стало исправить. 
Терпеть не могу равнодушных к работе людей: если вижу это качество в сотруднике, стремлюсь избавиться от такого человека. Вернее, уже даже не я, а коллектив, в котором безразличные люди не приживаются — атмосфера не та. Поэтому в «Сирене» у меня не просто сотрудники, а соратники. 
Больше четверти века со мной работает супруга Светлана. И так долго нам удается «держаться» благодаря правилу: о работе дома стараемся вообще не говорить.  
— Как Вы, автор методик по борьбе со стрессом, сами решаете этот вопрос?
— В начале 2000-х я вел авторскую колонку в новосибирском журнале «Налоги и экономика». Писал о стрессологии для занятых — как быстро восстановить свою собственную психику, не поддаваться стрессам. И принцип: «Как вы отдыхаете? Да я не напрягаюсь» в жизни, поверьте, не работает.  
А потому нужно иметь несколько хобби. Зимой я, например, вместе с сыном-школьником чищу от снега двор нашего частного дома  — под «мужскую беседу». Летом у нас стрельба на даче: у сына —  второй взрослый снайперский разряд. Вместе занимаемся делами и в мастерской. 
Кроме того, уже много лет у меня своя лаборатория, где по собственным рецептам делаю настойки и наливки, которые с большим удовольствием дарю друзьям.
— С какими вредными привычками Вы боретесь, а чем сегодня наслаждаетесь?
— Борюсь с курением. Я очень поздно, после 30 лет, серьезно и по-взрослому начал курить. Сейчас вот на рабочем столе лежит портсигар, но стараюсь сократить количество сигарет. 
Наслаждаюсь… Вечерним ужином и воскресным завтраком с семьей, посиделками с друзьями 
— Вы предпочитает узкий круг друзей или большие компании?
— У меня полгорода знакомых, сотни бывших сослуживцев, много одногруппников и однокашников, поменьше — товарищей, очень мало — близких товарищей и совсем мало — друзей, потому что это  святое. 
Мое жизненное правило звучит так: «Я не могу дать всем всё, ибо всех много, а всего мало»…
— Как вариант продолжения — а я один…
— Я не один. Просто здоровья на всех не хватит, есть свои дети и интересы. Я прекрасно понимаю, что «держит» меня на этом белом свете — моя семья. Мои дочери — Илона, Вероника и Александра — уже взрослые, сыну Петру идет 16-й год, и я хочу увидеть его взрослым и самостоятельным. 
— Кто и что сегодня наполняет личное жизненное пространство Марка Карафинки?
— Я живу в частном доме с женой, сыном, тещей и собакой. Папа и две дочери живут в Новосибирске, третья дочь — на юге России. Вот и весь мой семейный ресурс. 
— Какие черты воспитываете в сыне?
— С детства воспитывал его на сказке о Мальчише-Кибальчише и нормальных фильмах. 
Тот факт, что юноша в 16 лет собирается надеть погоны профессионального военного, говорит сам за себя — я, как отец, сумел внушить и воспитать правильные идеалы: порядочность в отношениях с людьми и преданность Родине. И Родина — это не государство, это место, где ты родился, живешь сегодня и будешь жить завтра. Ей, как и матери, изменить нельзя.  
— Вам комфортно в сегодняшнем дне?
— Скажу так: я с удовольствием утром иду на работу, а в пять часов с таким же удовольствием иду домой.
— Вы счастливый человек, Марк Михайлович!
— Да. Если раньше, до рождения сына, я мог уезжать с работы и в 21.00, и в 22.00, то сейчас я просто хочу домой.  
— Как Вы будете отмечать свой юбилей? Готовите что-то особенное?
— Его не будет. Обычный день рождения проходит у нас по привычному сценарию: собираемся семьей, после — коллективом «Сирены», а дальше —  дня на три-четыре — посиделки с друзьями. В этом году я решил «спрятаться» на три-четыре дня с женой и сыном. 
— Вопрос «прицельно» Вам — человеку, который сумел выстроить мощную систему помощи людям, в том числе — зависимым. От чего сегодня стоит спасть мир?
— От равнодушия. Равнодушия в отношениях между людьми… 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 1575