Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Олег Вьюгин: «Прогресс неизбежен»

№ 8-9(131-132), 03.10.2016 г.
Своим взглядом на современное развитие банковской системы и экономики в целом поделился заслуженный экономист Российской Федерации, председатель совета директоров МДМ Банка профессор НИУ ВШЭ Олег Вьюгин, посетивший в первых числах сентября Новосибирский госуниверситет экономики и управления.
В целом в стране происходят изменения, начал свое выступление банкир. Но макропараметры пока не отражают эту меняющуюся реальность: «Российская экономика практически застыла после адаптационного периода к новой ситуации на сырьевых рынках и изменения политического положения страны. И процесс адаптации еще не закончился: впереди, к сожалению, бюджетная консолидация, то есть, дальнейшее сокращение расходов бюджетной сферы в реальном выражении. Этого не будет разве что в случае, если вдруг резко изменится ситуация в двух плоскостях: на рынках сырья и в политическом положении России. В случае крупных позитивных изменений консолидация не понадобится, и можно будет предполагать, что экономика в дальнейшем не будет сокращаться». 
Но наибольшие изменения, по убеждению экономиста, происходят сегодня на микроуровне: отраслевой портал Банки.Ру 
опубликовал карту активности на рынке финансовых технологий. «Эта карта достаточно серьезно покрывает территорию страны, демонстрируя конкретную работу не просто энтузиастов, а серьезного бизнеса, имеющего финансирование. Я думаю, что срезы по другим технологиям продемонстрируют такой же результат. Это означает, что, несмотря на достаточно высокую неопределенность будущего с точки зрения развития экономики, активность не сокращается. Это и есть база будущего роста. Еще несколько лет нам надо поработать в существующих условиях, а затем нас все-таки ждет прогресс, вещь неизбежная. Можно его всячески тормозить, но рано или поздно он наступит. Тем более, российская экономика, несмотря на высокую долю государственного сектора и серьезную роль крупных монополий, лоббирующих свои интересы, является коммерческой и рыночна. Это самые серьезные факторы, которые не позволят экономике скатываться в тупик». 
Двигать экономику вперед в ближайшие и не только годы надлежит именно предпринимательской активности, «которая сегодня, с точки зрения регулирования, никакими негативными факторами не ограничивается». Однако делать в нынешних условиях долгосрочные прогнозы, по убеждению банкира,— неблагодарное дело. Уже через десять лет нас ждут большие перемены: начавшаяся цифровая революция изменит нашу жизнь до неузнаваемости. А потому наш реальный горизонт планирования исчисляется разве что ближайшим годом, который «более или менее понятен» и столичному эксперту: «Мы будем находиться на достигнутых показателях, которые должны попытаться сохранить. Мы не ждем не только больших прорывов, но и больших экономических потрясений».
Исходя из этого, а потому — очень аккуратно с точки взятия рисков, строят бизнес как банковское сообщество, так и большинство российских компаний. Несколько проще в данной ситуации производственной сфере, предположил экономист, поскольку «риски связаны только с рынками сбыта и технологиями, которые легче просчитать».

Банки: от идеи к… идее 

Банковский сектор, запущенный с точки зрения регулирования в начале 90-х, к сегодняшнему дню накопил большие проблемы. Связаны они как с двумя прошедшими кризисами, так и с появлением в банковской сфере «дилетантов и просто нечестных людей».
Все эти проблемы приводят к тому, что привлеченные банками средства частично потеряны. И это большая проблема для государства: «Насколько эффективны были приемы, использовавшиеся Центробанком и правительством при решении проблем в последние годы, — вопрос, который еще будет анализироваться. Хотя ЦБ уже пришел к выводу, что реализованные формы санации оказались не очень эффективными. Поэтому сейчас фактически пошел на решение, обсуждавшееся во время мирового финансового кризиса 2008 года — создание некоего фонда, который мог бы заняться санацией банков. Аргументом «против» тогда послужил довод о коррупционности предложенного варианта, необходимости принимать непротокольные решения в рамках его функционирования. Сейчас вернулись к тому, что такой фонд все же будет создан под управлением Центробанка. Поскольку предстоят определенные затраты, надеюсь, схема будет эффективной. Стоит отметить, что ЦБ сегодня — один из немногих достаточно эффективно работающих институтов в России».
Перспектива практически половине российских банков получить статус региональных — одна из наиболее обсуждаемых сегодня тем.  Инициатор регионализации — Центральный банк в качестве аргументов «за» приводит необходимость внедрения пропорционального регулирования в банковской сфере и предлагает поделить банки на три типа: системно значимые, федеральные и региональные. Выступая на XXVI Международном финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина озвучила «правила» этого деления: в отношении банков федерального значения предполагается увеличение минимальных требований к размеру капитала до миллиарда рублей, к числу региональных будут причислены банки с активами менее семи миллиардов рублей, работающие на территории одного региона. 
Бизнес-моделью таких банков должно являться привлечение средств от физических и юридических лиц конкретного региона и их размещение с минимальными рисками в кредиты населению того же региона. Предполагается, что для региональных банков будет применяться значительно упрощенное регулирование без необходимости соблюдения технически сложных международных стандартов. 
Разумной, но неизвестно — до какой степени жизнеспособной назвал эту идею Олег Вьюгин:  «Предполагается разменять снижение нагрузки, возложенной на банки в виде требований к капиталу и отчетности, на то, чтобы эти банки работали только в ограниченном территориальном кластере, не выходя за рамки своего региона и отказавшись от определенного набора операций, в том числе — с валютой.  Наверное, это все же попытка Центробанка каким-то образом усилить регулирование. Дело в том, что сейчас ЦБ направил большие ресурсы на то, чтобы очень глубоко вникнуть в деятельность крупнейших банков, от которых зависит так называемая системная финансовая стабильность. Вокруг них  существует большое количество небольших банков, которые не являются региональными, но имеют хаотично распределенную сеть. Их судьба сегодня спорна: если Центробанк продолжит проводить в жизнь свою нынешнюю линию, наверное, их ждут сокращения. С другой стороны, есть действительно чисто локальные, региональные банки: успешно работающие, активно поддерживаемые акционерами и уважаемые горожанами. Мне кажется, надо продумать механизм, предлагаемый ЦБ: ограничение операций в обмен на снижение затрат. Стоит ли ограничивать их в возможностях — тема большой дискуссии. Я не думаю, что идея Центробанка является судьбоносной и сильно повлияет на развитие банковской системы России». 
Что касается перераспределения средств между участниками финансового рынка, экономист убежден —  на сегодняшний день их концентрация в банковском секторе чрезмерна: «В будущем наверняка гораздо больше финансовых ресурсов будет сосредоточено вне банковских финансовых учреждений. Прежде всего — в негосударственных пенсионных фондах и страховых компаниях. Средства будут все больше уходить с размещения в банковских депозитах в управление. Почему это лучше? Во-первых, диверсификация всегда полезна. Во-вторых, выдаваемый банком кредит всегда несет определенный риск, который ложится на банк и опосредованно — на государственное регулирование. При инвестировании финансовых ресурсов через небанковские финансовые организации  такого системного риска нет. Небанковские финансовые институты более эффективны 
ввиду отсутствия банковских требований к капиталу. Их развитие позволяет более диверсифицированно распределять риски между инвесторами и институтами. В мире движение в этом направлении уже набрало обороты. Думаю, что и в России при распределении финансовых ресурсов в экономике будут происходить изменения в пользу небанковских финансовых институтов». 

Деньги — к деньгам? 

Согласно статистике, богатейшие семьи страны за последний — не смотрите, что кризисный — год довольно существенно прирастили свои капиталы. А потому не только закономерен, но и справедлив вопрос большинства: есть ли какие-то механизмы, позволяющие ограничить рост благосостояния совсем небольшой, но столь богатой прослойки общества, а не перераспределять — в очередной раз — скудные средства между медициной и образованием. 
Это не только российская, а в определенной степени глобальная проблема, убежден Вьюгин: «В большинстве развитых стран последние 15—20 лет происходит концентрация богатства. Например, в США заработная плата в реальном выражении практически не росла порядка двух десятилетий, тогда как национальный доход и богатство росли. И рост этот — за счет концентрации богатства у небольшого круга лиц, многие из которых хорошо известны обществу. К примеру, Билла Гейтса. В России происходит то же самое, но в еще более остром виде». 
Дополнительным фактором расцвета такого расслоения капитала является специфическое налогообложение, которое, в отличие от многих стран мира, не является прогрессивным.  Хотя и оно в глобальном контексте не смогло справиться с  концентрацией финансов. «Я думаю, что российским властям сейчас надо овладеть вниманием и задуматься, что долго жить по заданной траектории не удастся — нужны новые идеи и решения. И это, конечно, не только прогрессивное налогообложение, а вообще переосмысление всей структуры государственных расходов и их роли, особенно — в развитии социальной сферы. Пока же мы, как мне кажется, движемся по инерции».
В ответ на реплику из зала  — почему бы не взять на вооружение тот факт, что здравоохранение и образование за рубежом прирастает не только за счет бюджета, но и средств тех самых богатейших семей, — Олег Вьюгин заверил, что у нас это просто не принято афишировать. Кроме того, если в образовании разработаны механизмы привлечения большого капитала, то в здравоохранении таковых пока нет: «Система частных вложений в социальные проекты требует существенного развития института некоммерческих организаций. Именно их горизонтальная деятельность обеспечивает частные вливания в образовательные и медицинские проекты. И в соответствии с этим подходить к выстраиванию государственных интересов и развитию негосударственных НКО, на деле решающих  пусть небольшого масштаба, но все же социальные задачи. Но надо сказать, что в развитых странах и государство тратит большие деньги на здравоохранение. И нам нужно начать думать о том, что человек является большой ценностью и нуждается в заботе».  
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 569