Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Те, которые могут

№ 8-9(131-132), 03.10.2016 г.
По президенту, выпускать оборонному комплексу сковородки недопустимо. Однако модернизацию, что возложена на военно-промышленный комплекс, одними словами и документами однозначно не «провернуть». А потому вставшие на модернизационный путь руководствуются сегодня своими собственными заделами, технологиями и профессиональным видением завтрашнего дня, становясь примером для всей отрасли. 
Новосибирский  научно-исследовательский институт электронных приборов, входящий в концерн «Техмаш» Госкорпорации Ростех, — тот самый пример. На счету предприятия — более 40 разработок, принятых на вооружение армии: «Круг», «Шторм», С-ЗОО, «Тор», «Кинжал», «Клинок», «Стрела», «Точка»;  реактивные системы залпового огня «Смерч», «Град», «Торнадо Г»;  оперативно-тактический комплекс «Искандер-М»;  авиационные ракеты К-73, К-77. Среди последних разработок —  унифицированный взрыватель в составе комплекса «Торнадо-Г», многоканальная аппаратура самонаведения для универсальной торпеды калибра 533 мм,  изделие для минно-торпедного противолодочного комплекса и другое. 
Торжественным поводом продемонстрировать свою научную и производственную мощь стало открытие перед проходной НИИЭП памятника министру машиностроения СССР Вячеславу Бахиреву, столетие со дня рождения которого отмечается в этом году. К этой же знаменательной дате был приурочен запуск в эксплуатацию инженерно-производственного комплекса для разработки и выпуска специзделий. Стоимость реализованного в рамках ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ» проекта составляет более 1 миллиарда рублей. По данным руководства концерна «Техмаш», результатом работы над проектом станет увеличение мощности по металлообрабатывающему производству более чем в  два раза, по сборочному — в 1,7 раза. Трудоемкость изготовления продукции снизится более чем на 60%. Потенциальный рост объема производства в рамках государственного оборонного заказа и государственных экспортных контрактов возрастет с 1 900 миллиона рублей в 2015 году до четырех миллиардов к 2020 году. 
О том, благодаря чему предприятие стало пространством, где энергия мысли преобразовывается в совершенно конкретную продукцию, рассказывает заместитель генерального директора по развитию АО «НИИЭП» Валерий Эдвабник
— Мы живем и развиваемся в следующей исторической реальности, опережая по технологическому укладу многих конкурентов. В числе реализованных проектов предприятия — не только строительство нового корпуса, но и создание уникальной стендовой базы для производства перспективных  изделий, аналогов которой у предприятий нашего профиля нет.
В рамках реализуемого сегодня на предприятии проекта по реструктуризации производственных мощностей мы привели в порядок охрану периметра, внедрив системы технического слежения и контроля, заменили почти все  внутренние коммуникации, занимаемся созданием современного гальванического производства с очистными сооружениями нового типа. Мы заменяем технологии уровня демидовских времен на полубезлюдное автоматизированное производство. 
Все эти получившие финансовую поддержку в органах власти проекты — строительство корпуса, создание уникальной стендовой базы и другие — замышлялись еще в конце первого десятилетия XXI века, когда довольно остро стоял вопрос: будет НИИЭП вообще жить или нет. Он находился под прессом финансового оздоровления. Его разбирали на всякого рода банкротных комиссиях. Нынешнее положение свидетельствует: думающие о будущем руководители предприятия обязательно найдут варианты, которые получат поддержку вышестоящих организаций. 
Во время кризиса есть лишь два варианта: просто ждать, куда вывезет эта кривая, или подкреплять свои предложения такими аргументами, которые убедят власти вложить в  них средства. Когда совпадает движение снизу и желание поддержать его сверху,  и достигается результат. 
Я всегда верил, что НИИЭП будет одним из флагманов боеприпасной отрасли. И мы им стали, сформировав на предприятии сразу несколько перспективных точек роста. 
Сегодня делается все, чтобы наука, в том числе прикладная, нацеленная на реализацию научно-технических достижений в конкретный продукт, погибла. За науку государство практически не платит. И выход у наукоемкого предприятия в данном случае один: наращивать выручку за счет увеличения объемов выпуска. Где взять нужную для производства продукцию? Для начала — в голове. Где взять документацию? Сама жизнь подсказывает этот путь: если ты — прикладной НИИ, сам и разрабатывай документацию для своего производства. Если не можешь сделать это на суперпередовом, сделай хотя бы на мировом уровне пятилетней давности. Критерии хорошего продукта просты: при его создании должно быть понятно, что еще десяток—полтора десятка лет он будет соответствовать необходимым научно-техническим требованиям. 
Сегодня мы менее десяти процентов зарабатываем на разработках, более 90 процентов приходится на серийный выпуск своих же разработок для оборонного комплекса. На все стенания о том, что у нас все погибнет, поскольку затраты на вооружение будут сокращаться, мой ответ таков: если страна хочет обеспечить свое положение в мире, в ней должен работать оборонный комплекс. Чем больше предприятие диверсифицировано по разным отраслям вооружения и военной техники, тем больше у него шансов обеспечить себя хорошей выручкой и быть стабильно загруженным заказами. Задуманный большевиками в 1950 году НИИЭП должен был заниматься исключительно радиолокационными системами неконтактного подрыва для ракет «земля-воздух». Если бы мы слепо следовали этому курсу, не выдержали бы уже первую — горбачевскую — перестройку. Но в начале 90-х мы довольно мощно диверсифицировались: встроились не только в зенитно-реактивные, но и в системы воздушного боя. Мы освоили совершенно новое для себя направление — электронику реактивных систем залпового огня. Сегодня НИИЭП не работает разве что в ствольной артиллерии и с космическими средствами. 
В настоящее время довольно остро ставится вопрос конверсии оборонных мощностей для выпуска гражданской продукции. Конечно, ею необходимо заниматься, но конкретно для НИИЭПа абсолютно утопичны призывы к производству «военки» и «гражданки» в соотношении 50 на 50. НИИЭП — предприятие, выпускающее сложную высокотехнологичную продукцию, владеющее спецификой военной техники, понимающее рынок и мировые пути развития. У нас есть все шансы достичь определенного успеха в мировом контексте. Но под силу ли нам конкурировать на рынке техники гражданского применения с такими мировыми монстрами, как Apple, Samsung или Sony? Ответ, по-моему, очевиден. 
Куда мы может внедриться со своими оборонными технологиями? Где еще — непаханое поле электроники? Это все, что связано с медициной. Но такое внедрение требует времени, осмысления задач и — желательно — уменьшения коррупции в механизме продвижения на рынок. Это только в идеальном обществе научная мысль, свободно пульсируя, находит себе дорогу в жизнь. В реальном так не получается…
Кто спорит с тем, что на предприятиях оборонного комплекса необходимо овладевать выпуском гражданской продукции? С этой идеей, в особенности — сформулированной в виде деклараций и лозунгов, — поспорить трудно. Но нам необходимо конкретно продумать, как и на что должны быть ориентированы предприятия оборонки в плане выпуска гражданской продукции. Иначе получится, как с «огульным» импортозамещением. Если мы хотим вернуться на уровень развития электроники 60-70-х годов, оно имеет место быть. Но сильна ли при этом будет армия? Не думаю. Мы тоже не враги своему отечественному производителю: если появляется что-то — пусть не лучше, но хотя бы не хуже или соответствующее мировому уровню, мы пойдем по этому пути. Даже при знании, что появляющееся у нас в рамках развернутого импортозамещения на порядок дороже зарубежных аналогов. Но если все «свое» пока еще находится в зачаточном состоянии, зачем же требовать с нас отчета — сколько импортных комплектующих мы убрали из своего производственного процесса? Более того, законодательное требование раскрытия всех своих хозяйственных связей при выполнении гособоронзаказа лишь помогает «противнику» понять — в каких направлениях мы по-прежнему зависимы.
В сложившейся ситуации у предприятий, занятых в электронной сфере, и в особенности — соисполнителей, коими мы являемся в том числе, перспективы развития связаны отнюдь не с высокими лозунгами. Каждые пять лет в этой области происходит ценовая революция: новая перспективная разработка вытесняет прежний продукт. Еще далеко не исчерпаны возможности применения наших сил, знаний и опыта в создании таких разработок. Поэтому на десятилетия вперед нам точно хватит работы! 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 392