Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

СРО и закон: грани здравого смысла

№ 8-9(131-132), 03.10.2016 г.
Хронологически ситуация с изменением законодательства развивалась довольно быстро. На весеннем заседании Госсовета по вопросам развития строительного комплекса и совершенствования градостроительной деятельности президент Владимир Путин напомнил, что действующий с 2009 года институт СРО был организован по просьбе самих предпринимателей для «преодоления административных барьеров, утверждения честного, неподкупного, профессионального отношения к делу». «А в итоге, к сожалению, мы получили практически ту же бюрократию, но уже в лице бизнес-сообщества, те же чиновничьи подходы и использование… своего положения в этих структурах отдельными предпринимателями в корпоративных  интересах. Только с худшими последствиями, потому что дискредитируется сама по себе идея саморегулирования. Но отказываться от этого института, конечно, не нужно. Нужно учесть все ошибки, провести необходимую реформу и направить потенциал профессионального сообщества на те направления, где оно действительно может принести пользу», — подчеркнул Владимир Владимирович.  
В мае президент заявил, а уже в июле, в рекордные сроки, чиновники исполнили высшие поручения в виде Федерального закона № 372-ФЗ, который вступает в силу — за исключением отдельных положений — с 1 июля 2017 года. 
Новые поправки ввели региональный принцип формирования саморегулируемых организаций, установили перечень лиц, для которых не требуется членство в саморегулируемых организациях в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства в определенных случаях. Кроме того, дифференцирована ответственность за причинение вреда и неисполнение договорных обязательств: для этих целей формируется два компенсационных фонда. 
«Государство в лице министерства строительства старается возложить серь-езную долю ответственности в части выполнения договорных отношений  с государственными и муниципальными структурами на саморегулируемые организации, возложив обязанности (солидарную ответственность) по возмещению средств за счет компенсационного фонда в случае нарушений при исполнении договоров, но не обеспечив прав вмешательства в договорные отношения застройщиков (заказчиков) и подрядчиков, т.е. финансовая ответственность есть, а прав нет», — отмечает Константин Вениаминович. 
Некоторые нововведения эксперт характеризует как отход от основных принципов регулирования, принятых ранее. В частности, речь идет о серьезных законодательных изменениях в части определения того, кто обязан быть членом СРО, а кто  — нет. Теперь требование вступления в СРО больше не касается малых и средних организаций, которые работают на субподряде у строительных компаний, а также всех строительных компаний, выполняющих контракты на сумму до трех миллионов рублей. «Формулировка круга лиц, для которых членство в саморегулируемой организации является обязательным, прописана в законе довольно неоднозначно.  Если бы речь шла об исключении из этих требований всех подрядчиков, было бы сказано: в СРО обязаны вступать генпод-рядчики и те, кто организовывает производство работ. В законе же по поводу обязательного членства в СРО сказано: оно необходимо, если заключается договор строительного (а не генерального) подряда с застройщиком (техническим заказчиком), а также с лицом, осуществляющим эксплуатацию здания (управляющей организацией, региональным оператором), которое занимается капитальным ремонтом. 
У нас достаточно много субподрядных организаций, напрямую заключающих договоры с теми же застройщиками, техническими заказчиками, региональными операторами — электромонтажники, сантехники, лифтеры, кровельщики  и другие. Значит, эти организации обязаны быть членами саморегулируемой организации. Этим законом определено, что если субподрядная организация будет заключать договор с генподрядной организацией, заключившей, в свою очередь, договор строительного подряда, то она не обязана быть членом СРО. Но, с другой стороны, мы имеем сложившуюся практику: когда застройщики — коммерческие, государственные, муниципальные, — начиная иметь с кем-то дело, уточняют: является ли потенциальный исполнитель членом СРО. И даже если у подрядных организаций нет необходимости быть членом, они вынуждены вступить в СРО. Поэтому далеко не факт, что генподрядчик будет иметь дело с теми, за кого некому поручиться, у кого нет дополнительной ответственности, в том числе — со стороны СРО». 
Предпринимаемые в изменении законодательства шаги государству определенно выгодны, но не совсем понятны профессиональному сообществу отрасли. «Прописав в законодательном плане степень ответственности СРО, государство не пояснило — как и за что ее нести, — рассуждает эксперт. — До какой степени мы должны и можем вмешиваться в хозяйственную деятельность членов СРО? В особенности при условии, что сегодня мы этого вообще делать не можем. Но если на нас возлагают ответственность в виде возмещения вреда за счет средств компенсационного фонда, то наши права и обязанности должны быть четко прописаны. Сегодня этого нет. Более того, если говорить о том, что общественные организации в принципе не должны вмешиваться в хозяйственную деятельность своих членов, прописать условия этого «вмешательства» не так-то просто».  
С финансовой непрозрачностью работы ряда СРО с компенсационным фондом законодатели решили бороться путем размещения этих средств на специальных счетах уполномоченных банков и созданием   дополнительно к действующему фонду возмещения вреда   компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств СРО — «в целях обеспечения имущественной ответственности своих членов по обязательствам, возникшим вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения ими обязательств по договорам подряда, заключаемым на конкурсной основе». 
«Из существующего компенсационного фонда практически  почти не было выплат, — анализирует Константин Боков. — Не так просто было взять эти деньги, доказав, в том числе в судебном порядке, что наступает ответственность СРО. Естественно, там, где обязанности и требования закона добросовестно исполняются, средства аккумулированы, размещены в надежных банках и сохранены. С другой стороны, часть компенсационных фондов, попавшая в проблемные банки с отозванными лицензиями или в управляющие компании, попросту потеряна. В некоторых случаях — явный вывод финансовых средств. Сейчас прокуратурой предпринимаются попытки разобраться в том, в каком состоянии находятся компенсационные фонды СРО. «Правила игры» по возмещению средств из  компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств,  а по сути —  договоров с государственными и муниципальными предприятиями и учреждениями, практически не регламентированы. Государственный или муниципальный заказчик заключает договоры строительного подряда только со своими формулировками, где вся степень ответственности возложена на подрядчика. Даже при ненадлежащем финансировании, отвратительной проектно-сметной документации ответственность возлагается на подрядчика.
А сейчас солидарную ответственность с подрядчиком будут нести саморегулируемые организации в размере компенсационных фондов обеспечения договорных обязательств. Мы готовы нести эту ответственность, но она должна быть обоюдной и реально обеспеченной законом или подзаконными актами. Тем более что в случае нарушения условий контракта сумма возмещения может единоразово достигать четверти фонда. Законодатель довольно хитроумно прописал, что во вновь созданный фонд переходят доходы уже существующего — у многих это примерно пятая часть компенсационного фонда. В новый фонд предписано также отнести взносы выбывших организаций, коих немало, что совершенно несправедливо и абсурдно.  Таким образом, на фонд с довольно большими размерами будет наложена мозолистая рука государства, а потому нужно разобраться: кто будет виноват в той или иной конфликтной ситуации. Но это законодателя особо не волнует.  Кроме того, новым законом регламентированы разные уровни ответственности членов саморегулируемой организации и дифференцированные размеры взносов в компенсационный фонд в денежном выражении с учетом совокупного размера обязательств по договорам подряда. Например, при сметной стоимости типовой школы в пределах одного миллиарда рублей исполнитель попадает под третий уровень ответственности — до трех миллиардов рублей, и это дополнительный взнос в размере до четырех миллионов рублей. В спорной ситуации СРО будет отвечать солидарно  по исполнению обязательств строительных организаций». 
Но отметил эксперт и положительные моменты, в частности — региональный принцип формирования СРО, позволяющий говорить о более основательных возможностях взаимодействия со своими членами и возможности проведения проверок их работы.  В соответствии с этим принципом закон гласит: одна саморегулируемая организация может объединять в своем составе только лиц, зарегистрированных в установленном законом порядке на территории субъекта Федерации, в котором она зарегистрирована. Такой саморегулируемой организации запрещается образовывать обособленные филиалы, представительства и территориальные подразделения, расположенные за пределами этого субъекта Федерации. «Только на уровне региона саморегулируемая организация может действительно эффективно выстроить работу со всеми членами, — убежден Константин Вениаминович. 
У новых законодательных норм есть немало сторонников, убежденных в том, что институт саморегулирования в принципе себя не оправдал. «Можно и так сказать, — соглашается эксперт. — Заложенные  законодателем с самого начала критерии не учитывали  мнения большинства профессиональных  участников строительной сферы. Как результат — почти нигде, кроме строителей,  саморегулирование не стало прямой обязанностью организаций, ведь оно подразумевает добровольное волеизъявление каждого члена, а не объединение по жестким малопонятным принципам, разработанным чиновниками. 
Но изменения произошли, и наша задача сегодня — адаптироваться к ним. Мы предполагаем, что часть организаций выйдет из СРО. Нормальные организации, ранее вступившие в московские, питерские и другие саморегулируемые организации, перейдут в региональные СРО и будут работать. 
Но для дальнейшего функционирования рынка необходимы поясняющие и четкие подзаконные акты на уровне правительства, Минстроя и Ростехнадзора. Такого сырого закона со множеством нестыковок и противоположных смыслов мы еще не видели. Не отрицаю, некоторые положения в новом законе — благие, но вопрос в том, как они будут реализовываться на деле». 
*  *  * 
Сегодня слишком непростое время для таких резких законодательных шагов, резюмирует Константин Вениаминович: «К сожалению, после 2013 года у нас идет снижение объемов выполняемых работ. И это достаточно серьезное снижение: на сегодняшний день можно говорить о том, что в целом по Новосибирской области мы выполняем не более пятидесяти процентов объемов 2013 года. За этой серьезной цифрой — множество негативных последствий, банкротства предприятий. И снижение продолжается: мы пока не остановились. В этой ситуации государство разрабатывает механизмы собственного восполнения нехватки средств. Через все изменения, отмеченные 372-ФЗ, красной нитью проходит идея государства решить все свои проблемы при выполнении договорных обязательств. А сама идеология саморегулирования расплывается и нивелируется, в какой-то мере приобретая признаки огосударствления. Скоропалительные решения в угоду сиюминутных проблем выхолащивают принципы саморегулирования». 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 539