Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Есть у кластера начало...

№ 10(133), 09.11.2016 г.
В рамках проекта предполагается отобрать не менее пяти субъектов РФ — территорий базирования инновационных территориальных кластеров. С регионами-лидерами министерство планирует работать не только в части финансирования, но и вести каждый «в ручном режиме».
Заявленный Новосибирской областью научно-производственный кластер «Сибирский наукополис» — это объединение четырех блоков компаний-участников: информационных технологий, биотехнологий и фармацевтики, высокотехнологичной медицины и новых промышленных технологий. Компании будут работать на уже имеющихся инновационных и производственных площадках Академпарка, Медтехнопарка, Центра коллективного пользования Биотехнопарка, Центра промышленных биотехнологий «ПромБиоТех», Промышленно-логистического парка, Промышленного медицинского парка, Биотехнопарка наукограда Кольцово. 
Такова официальная информация.  А вот о том, что действительно может составить тело будущего мегакластера, какими проектами и идеями ему надлежит обрасти, обсудили участники круглого стола «Развитие Научно-производственного кластера «Сибирский наукополис», состоявшегося  в рамках форума OpenBio. 
Выступивший модератором мегаобсуждения генеральный директор Национального института конкурентоспособности Андрей Шестопалов для начала определил контуры нынешней кластерной повестки: «Слово «кластер» стало настолько модным, что многие чиновники используют его в своих выступлениях с таким знанием, будто все уже «растет и колосится». На самом деле, есть у революции начало, нет у революции конца: процесс совершенствования политики создания кластеров продолжается. Я полагаю, что мы находимся на этапе ее существенного изменения: с вероятностью выше 50% будут сокращены федеральные деньги как на капитальное строительство объектов инфраструктуры для участников кластеров, так и на проекты, касающиеся  «мягкой» инфраструктуры. Если говорить о глобальном контексте, сегодня, по мнению руководителя Российской кластерной обсерватории Евгения Куценко, кластеры во многих странах — всего лишь имитация, формальная оболочка, зачастую не имеющая под собой настоящих кластерных инициатив». 
Что такое тогда настоящие кластерные инициативы? Это объединение компаний для того, чтобы получить как можно больше конкурентных преимуществ в том, где наработан потенциал, за счет совместных усилий. И один из ключевых нюансов такого объединения — доверие между участниками кластера. Еще одно условие: избегать ситуации, когда создание кластера основано на интересе одного бенефициара, а все остальные чувствуют себя «массовкой». Найти в разных секторах экономики проекты, ценные для всех участников кластеров, — большая и нетривиальная задача. И одной из сложнейших в этом смысле отраслей является фармацевтика. 

Ставка — на биофарму 

Одним из «компонентов» создаваемого мегакластера станет проект «БиоФармПолис», представленный участникам круглого стола председателем совета НП «Биофарм» Сергеем Нетёсовым. Исходная идея проекта — разработка и производство оригинальных биофармацевтических препаратов и субстанций антибиотиков — одна из наиболее животрепещущих сегодня. В особенности  на волне импортозамещения. 
Призванные обеспечить лекарственную безопасность страны программы БИОТЕХ-2020 и ФАРМА-2020 содержат на этот счет вполне конкретные показатели: увеличение в 8,3 раза объема потребления биотехнологической продукции и ее производства в 33 раза; сокращение доли импорта в потреблении биотехпродукции на 50%;  увеличение доли экспорта в 25 раз;  выход на уровень производства биотехпродукции в России в размере около 1% ВВП к 2020 году и создание условий для достижения 3% ВВП к 2030 году. Кроме того, предполагается увеличение доли импортозамещения в сфере генно-инженерных фармпрепаратов до 60% в стоимостном выражении, экспорта фармпродукции в 4 раза по сравнению с 2008 годом. 
По словам главы Минздрава Вероники Скворцовой,  эта политика импортозамещения оказалась действенной: около 60% лекарств, зарегистрированных в России в 2015 году, произведены в нашей стране.
«Да, готовых форм лекарств у нас производится действительно около 60% от всех покупаемых лекарств, — подтвердил Сергей Викторович. — Но субстанции для них Россия в основном до сих пор импортирует из Индии, Китая и ряда других стран. Тридцать лет назад в производстве субстанций лидировали две страны: Россия и США. Сегодня мы не входим даже в первую пятерку. Ситуацию загубили 90-е с их строгими нормативами на прибыль. А производство антибиотиков, в особенности полусинтетических, — дело долгое: производственный цикл занимает от шести до девяти месяцев. За это время рубль так инфлюировал, что за полученную прибыль нельзя было купить сырье. Заводы просто прекратили производство субстанций и стали закупать их за рубежом. В итоге производственный цикл составляет неделю — компании прекрасно укладываются в инфляцию. Так, потеряв многие субстанции, мы до сих пор производим препараты». 
«БиоФармПолис», по данным ученого, сейчас является центром компетенций по целому ряду препаратов. Это разработка и производство импортозамещающих вакцин и вакцин нового поколения,  новых рекомбинантных белков, рекомбинантных антител и других лекарственных средств для профилактики и лечения инфекционных и других заболеваний, пробиотиков нового поколения, диагностических препаратов и медицинских изделий, субстанций антибиотиков, новых приборов, установок и комплексов для медицинских целей (NGS-секвенатор). В результате реализации проекта «БиоФармПолис» в работу будут запущены специализированные участки для коллективного пользования, что позволит сократить сроки разработки и внедрения новых препаратов, обеспечить наукоемкие компании специализированными услугами на льготных условиях, а также реализовывать значимые проекты обеспечения государственных заказов и потребностей населения в отечественных препаратах и изделиях. Кроме того, на  территории наукограда Кольцово и Академгородка будут разработаны и внедрены в производство аналоги импортируемых инновационных лекарственных средств, новые разрабатываемые сейчас медицинские препараты и изделия и локализованы современные высокотехнологичные производства лекарственных препаратов, диагностических средств и вакцин.
Реализация проекта «БиоФармПолис» предполагается в основном на базе ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор», ряда компаний наукограда Кольцово с опорой на уже созданную инновационную инфраструктуру и компании Академгородка.  Реальные объемы кольцовских производителей, по данным ученого, уже сегодня составляют примерно шесть миллиардов рублей. ЗАО «Вектор-Бест»  — один из двух лидеров России по производству диагностических препаратов — более 2,5 миллиарда рублей в год. ЗАО «Вектор-БиАльгам» — единственный в России производитель вакцины против гепатита А — более 0,5 миллиарда рублей, ЗАО «Вектор-Медика» — первый в России (с 90-х годов) производитель рекомбинантного человеческого интерферона и до сих пор выпускающий его инновационные лекарственные формы — более одного миллиарда рублей. Часть продукции этих предприятий уже имеет международный уровень. По оценке института Пауля Эрлиха, 2 тест-системы на HBsAg, производимые в Кольцово, входят в 20 лучших тест-систем мира на этот маркер. 
«Главная цель проекта — практически утроить производство биотехнологической и биофармацевтической продукции за десять лет — примерно до 30 миллиардов рублей. Его реализация позволит увеличить объем производимой в Новосибирской области биотехнологической и биофармацевтической продукции с 11,2 миллиарда рублей в 2015 году до 29,6 миллиарда рублей к 2025 году», — подчеркнул ученый. 
Однако развитие инновационного биофармацевтического потенциала  не только, безусловно, новосибирского, сталкивается с целым рядом проблем, убеждены участники не только круглого стола, посвященного «Сибирскому наукополису». И при построении мегакластера их необходимо брать в расчет в первую очередь. Речь идет о высоком бюрократическом барьере при регистрации медицинских изделий и лекарственных средств — многоступенчатости, дороговизне процедур и затянутости сроков государственной регистрации. Непрозрачность проводимой экспертизы также тормозит коммерциализацию новых продуктов и технологий. Отмечается и недостаточная согласованность участия министерств и ведомств, реализующих программы (государственные, ВЦП, ФЦП) развития территории базирования кластера, — нет линейки финансирования. Далее — разобщенность источников финансирования и механизмов управления ими, что на местах не позволяет привлекать средства в продуктовые кластерные проекты в достаточных для доведения продуктов до рынка объемах  и недостаточность существующей нормативно-правовой базы. 

Медицина — в кластерном формате 

В Новосибирске уже есть примеры кластерных проектов с потенциалом, позволяющим стать той самой точкой роста для создаваемого мегакластера. 
В 2012 году при участии ФГБУ «Новосибирский НИИТО им. Я. Л. Цивьяна», инвестиционной группы «Мамонов» и поддержке правительства Новосибирской области открыт  Инновационный медико-технологический парк (Медицинский технопарк). Промышленно-медицинский кластер является первой  в России моделью государственно-частного партнерства для развития инновационных проектов в области медицины и здравоохранения.  Основная задача созданного технопарка  определяется как выход на готовую медицинскую технологию, в структуру которой интегрировано либо принципиально новое медицинское изделие, либо  медицинское изделие, участвующее в процессе импортозамещения. Ключевым преимуществом такой модели является ориентация деятельности не на производство определенного типа продукции, а ориентация на решение проблем пациента.
По данным заместителя генерального директора по науке Медицинского технопарка Ларисы Гавриловой, потенциал проектов, реализующихся в рамках кластера, составляет более восьми миллиардов рублей. На текущий момент участники кластера вышли на два миллиарда рублей продукции. Объем инвестиций в проекты кластера на разных этапах составил более 1,8 миллиарда рублей. Ключевыми направлениями Медицинского технопарка являются ИТ-технологии в медицине,  имплантаты на основе новых биосовместимых и композитных материалов, покрытий,  аппартно-программные комплексы реабилитации пациентов, диагностики, хирургии, регенеративные и клеточные технологии, а также технологии создания тканеинженерных конструкций 3Д-технологии моделирования и создания эндо- и экзоконструкций. 
Создание промышленно-медицинского кластера позволит выйти к 2020 году на объем производства медицинских изделий и продукции на сумму не менее 3 миллиардов рублей в год.
«Наш кластер — самый молодой в регионе, но уже имеет достаточно успехов в выводе на рынок медицинских изделий, — отмечает Лариса Олеговна. — Созданная инфраструктура замкнутого инновационного цикла позволяет снять большинство ограничений выхода в серийное производство инновационных медицинских изделий. Мы считаем, что для медицинских изделий это правильный путь: от идеи через прототипирование, инжиниринг и до вывода на серийное производство. За два года мы получили  регистрационные удостоверения более чем на десять медицинских изделий». 
Деятельность медицинского кластера направлена на то, чтобы внедрить разработки в план и стандарты лечения. Участникам кластера предоставляется такой сервис, как формализация медицинской услуги, в рамках которой выясняется востребованность изделия, есть ли преимущество перед используемой технологией, в какие стандарты лечения его можно включить и так далее.  
Представитель медицинского кластера обозначила и сегодняшние проблемы: недостаточное количество идей новых медицинских продуктов для вывода на инновационную стадию.  По заданию Федерального агентства научных организаций была проведена работа-исследование с медицинскими институтами Томска: попросили все разработки, которые уже можно выводить на рынок. 
В итоге получили недостаточное количество, отобрали только пять — с ними можно попробовать начать работу. 
«Конечно, самое простое — взять зарубежную разработку, слегка адаптировать ее и начать выпускать у нас. Но хотелось бы разрабатывать оригинальные приборы и изделия. Однако очень не хватает и  людей, которые могут выступать постановщиками задач. У нас в НИИТО сейчас работают два молодых человека: получив специальность инженеров в НГТУ, они решили заниматься изделиями для медицины. Отучившись в медицинском вузе, занимаются сегодня 3Д-прототипированием различных медицинских изделий для травматологии и ортопедии. 
Это первые специалисты, способные любой вопрос с врачебного языка «перевести» на инженерный и наоборот. Недостаточный контакт — инженеры не понимают врачей, а врачи не могут понять инженеров — приводит к тому, что на согласование и прочие рабочие моменты уходит очень много времени. Нам кажется, что сегодня не хватает специальности, условно названной нами «врач-исследователь».
Потенциал есть, но… 
В кластер, призванный обеспечить участников взрывным ростом, войдут и информационные ИТ-системы. «На примерах мировых фармацевтических производителей мы видим, что эти компании являются пользователями серьезных ИТ-систем: по большому счету, провести серьезные исследования без информационных технологий сейчас невозможно, — убеждена председатель совета директоров НП «Сибакадемсофт» Ирина Травина. — Мы эту потребность наблюдаем: постоянно появляются стартапы в области медицины, развивается тема персонализированной медицины, в которой информационные технологии — базовые. Надо понимать, что как мегакластер мы имеем очень серьезный потенциал, на который надо обращать внимание». 
В ответ на сместившееся в сторону достаточности региональной поддержки для реализации потенциала отраслей-лидеров под знаком кластера обсуждение  директор Медико-биологического союза Михаил Лосев подчеркнул: «Ни приборостроение, ни медицина, ни ИТ не могут существовать в пределах региона — они должны быть наполнены рыночными заказами. Это очень дорогие направления развития. Понятно, что региональный заказ ситуацию не спасет, но поможет адаптировать проект в рынок. Мы можем рассматривать регион как площадку для развития проектов на старте. У региона должна быть инвестиционная привлекательность в рыночном формате — чтобы здесь размещались структуры, связанные с большими рынками».  
Отличный от многих участников круглого стола взгляд на кластерный потенциал озвучил генеральный директор компании «Дата Ист» Вячеслав Ананьев: «Мои сомнения касаются прежде всего некоего замкнутого  цикла от идеи до производства. Я считаю, что потенциал Новосибирска не в этом: нет совершенно никакого интереса размещать здесь промышленное производство,  даже узких высокотехнологичных препаратов или продуктов. Это не наше дело. Наше дело — мощный научно-исследовательский потенциал, способный создавать наукоемкие, интересные всему мировому сообществу продукты. Это означает лабораторно-исследовательскую и опытно-конструкторскую деятельность — доведение идей до промышленных образцов с последующей передачей и размещением заказов.  Самую главную ценность в такой деятельности играют кадры. Недаром проект нашего мегакластера называется наукополисом: одним из условий его развития является создание уникальной среды обитания топовых специалистов в называемых областях — информационных технологиях, биомедицине и фармацевтике. Поэтому одно из важнейших направлений — инфраструктурные проекты по созданию этой уникальной и привлекательной среды, которая оставит специалистов здесь». 
И одной из важнейших составляющих в деле формирования такой привлекательной среды должен быть бренд региона, которого, по убеждению экспертов мероприятия, у города нет. В доказательство Андрей Шестопалов сослался на результаты опроса Национального института конкурентоспособности про известные города страны. Как выяснилось, о Новосибирске знают лишь 30% опрошенных, а 70% даже не в курсе, где он находится.  «Бренд добавлял бы стоимости продукции и услугам, произведенным и оказываемым здесь», — прокомментировал эксперт. 
Не обойтись, как стало очевидным, имеющемуся под мегакластерные инициативы новосибирскому потенциалу и без соответствующего маркетинга.  Проведенный в рамках работы над проектом мегакластера опрос участников НП «Сибакадемсофт» показал это: большая часть опрошенных в ответ на вопрос, что нужно, чтобы они могли более широко «выстрелить» со своими продуктами, назвала маркетинг. Речь идет о продвижении и рекламе, участии в международных выставках, точках присутствия в других странах. 
Резюмирующе на тему того, как кластер может конкурентно работать на всех его участников в условиях, когда финансирование кластерных программ становится все меньше, рассказал руководитель отдела экспертизы ООО «БиоЭраГрупп» Роман Титов: «Привлечение финансирования — только начало кластерной истории. Речь идет о том, чтобы за счет привлеченного финансирования построить такую модель отношений между предприятиями, государством и наукой, которая стала бы действительно федеральной историей. Чтобы впоследствии по этой модели можно было конкурировать с другими кластерами не на конкурсном этапе распределения субсидий, а в реальной жизни». 
Маркетинг — это то направление, идя по которому можно найти точки соприкосновения стержневых отраслей, которые дали бы синергетический эффект: «В моем видении это некое объединение участников кластера с точки зрения решения маркетинговых задач. Если мы говорим о создании продукта, мы прежде всего должны понимать, на какой рынок и с чем выходим, чтобы формируемая в кластере продукция завтра нашла своего потребителя. Поэтому вполне логичным является отраслевое объединение предприятий с целью составления приоритетного перечня интересных тем. Горячие точки импортозамещения — то, на чем можно сконцентрироваться.  
Еще одно направление связано с инновационными сервисами, необходимыми для запуска стартапов, — дизайн и инжиниринг. В России выделяется много денег на инжиниринговые услуги, но не все они достигают какого-то количественного результата. На мой взгляд, концентрация такой функции, как инжиниринг, в рамках кластера была бы весьма полезна.  Потому что завтра это будут рельсы, по которым поедет гораздо больше вагончиков, чем те два трамвая, что запущены сейчас. 
Нужно заложить направления, по которым будет проще запускать новые проекты. Эти стержневые вещи и позволят кластеру структурироваться и сформироваться не только на бумаге, но и в реальности. Тогда он станет центром притяжения компетенций, за ними пойдут люди, вслед потянутся инвесторы, а регион в итоге  увеличит свою долю на рынках России за счет производства продукции. 
Еще один важный вопрос связан с определением приоритетов в компетенциях региона. Год назад мы обсуждали его в связи с их распределением между регионами Сибирской инициативы. Эту работу нужно углублять. По этому направлению есть реальное достижение в биомедицинском кластере: понятны кооперация и специализация разных регионов на отдельных тематиках.  Это позволит привлекать кадры и государственное финансирование на НИОКРовские разработки. 
Это все важно для того, чтобы мы сегодня говорили не только о запуске новых продуктов.  С трудом идет запуск новых продуктов для того, чтобы хотя бы получить импортозамещение. 
На самом деле задача кластера другая: производить не продукты, а технологии для их экспорта. Почему Россия сейчас позволяет себе завозить товары из других стран? Потому что мы утратили технологии и не умеем производить востребованные на сегодняшний момент даже в плане самообеспечения продукты. Но у России и Новосибирской области есть прекрасный потенциал для того, чтобы через пять-десять лет производить востребованный продукт».  
*  *  *
«По большому счету, создание мегакластера в Новосибирске — история, которая должна, с информационной точки зрения, стать федеральной повесткой дня. Это правильная амбиция», — заключил модератор кластерного обсуждения. 
 
И если эта правильная амбиция дополнится конкретными усилиями по заданным параметрам, «Сибирскому наукополису»  — быть. 
Елена ТАНАЖКО
Просмотров: 585