Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

В борьбе за женское здоровье

№ 10(133), 09.11.2016 г.
Диагностика и лечение новообразований органов малого таза у женщин — одно из инновационных направлений Новосибирского областного клинического онкологического диспансера
Важная прелюдия: согласно древней китайской мудрости,   суть и предназначение женщины — вбирать в себя, накапливать и сохранять энергию. Для мужчины она словно родник живительной силы, к которому он возвращается вновь и вновь. И если то устала или, хуже того, больна, то теряет эту способность…
Поэтому основная задача современной гинекологии так философична: поиск методов лечения, максимально сберегающих женскую природу. Они по определению трудоемки, требуют большого объема научных знаний, профессионализма и самоотверженности врача. Именно на этих принципах строят свою работу доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии Новосибирского медицинского университета, хирург высшей категории, заведующий гинекологическим отделением Новосибирского  областного клинического онкологического диспансера Сергей Эдуардович Красильников и его команда.  Применение новейшего оборудования, современных диагностических приемов и новаторских схем лечения дают значительные результаты, рассказать о которых мы попросили самого  Сергея Эдуардовича, получившего Благодарность от президента В. В. Путина за успешность органосохранных гинекологических операций. 
— Главная забота врача-онколога — выявление онкологических заболеваний на ранних стадиях. Однако женское население нашего региона, занимающее по численности третье место в стране, рассредоточено по всей Новосибирской области, включая отдаленные районы. И это одна из причин роста количества заболевших и больных с запущенными стадиями болезни. Такова и общемировая тенденция. На эту статистику мы, увы, повлиять не можем. А вот  на «запущенность» — вполне. Для этого следует наладить систему  качественных профилактических осмотров, расширив их в современном аспекте, когда врач  не ограничивается  банальным гинекологическим осмотром, но назначает обязательные анализы: на онкомаркеры, ФГС, колоноскопию, маммографию и осмотр маммолога. 
От выявления раковых заболеваний на ранних стадиях зависит главное — и продолжительность, и качество жизни наших пациенток, поскольку именно на ранних стадиях мы имеем больший шанс сохранить целостность женских органов. В прежние, кстати, не столь отдаленные, времена тактика лечения онкологических заболеваний сводилась к лучевой терапии с нередко тяжелыми последствиями. Затем был период так называемых операций Вертгейма (австрийский акушер-гинеколог) — калечащих операций, когда удалялись все женские органы. Но пришло время, когда врачи доказали на практике, удалив только опухоль и оставив репродуктивные органы, что выживаемость после калечащих и органосохранных операций одинакова. Тогда и был сделан выбор в пользу операций органосохранных. В нашем диспансере выполняются такие расширенные операции с 2000 года. На нашем счету их около восьмидесяти, и каждая десятая из оперированных стала мамой. 
— Но каким образом, например, в случае, если женщине оставлены только яичники?! 
— Благодаря высоким репродуктивным технологиям, законодательно разрешенным к применению онкологическим больным, — с помощью генетического материала от перенесшей онкологическую операцию женщины и суррогатной мамы. Эта технология позволяет иметь столько детей, сколько захочет женщина. Последний такой наш опыт — двойня, мальчик и девочка.
Среди органосохранных операций внедрены так называемые сверхрадикальные органосохранные операции, выполнение которых в силу их сложности лет десять назад посчиталось бы абсолютной утопией. Но таких операций мы уже сделали двадцать шесть. Четыре из этих женщин забеременели, две — стали мамами.
Если говорить о раке эндометрия и тела матки, прежде этот больной орган  удаляли всем пациенткам. Теперь у  нас есть направление «органосохранное лечение», которым занимается кандидат медицинских наук Екатерина Владимировна Бабаянц. Благодаря заботе руководства Новосибирской области и областного профильного министерства в нашем онкогинекологическом отделении есть все современные методы диагностики для выявления предраковых процессов. Больным, у которых выявлен рак начальной стадии или предраковое состояние, выполняется гистероскопия на немецком оборудовании Каrl Storz, проводится гормонотерапия.  При положительном результате лечения женщине фертильного возраста можно беременеть и рожать уже через год.  Больным с начальной формой рака яичника, с предраковым процессом, пограничной опухолью можно выполнять органосохранную операцию — удалять только опухоль. Разрешить такой женщине беременеть и рожать можно уже через полгода. Последний наш успешный случай: женщина родила мальчика и назвала Богданом (Богдан — Богом данный). В одной из клиник ей предложили сделать радикальную операцию, мы — органосохранную. В результате она родила ребенка. 
— Какую помощь оказывает вам в этой работе академическая наука?
— Мы проводим совместную работу с Научно-исследовательским институтом молекулярной биологии и биофизики СО РАН под руководством известного ученого — академика РАМН Вячеслава Валентиновича Ляховича. В лаборатории молекулярных механизмов канцерогенеза, возглавляемой доктором биологических наук, профессором Людмилой Федоровной Гуляевой, у нас развернуты две научно-поисковые работы в области мутации генов, ответственных за передачу опухолей — рака молочной железы, яичников и т. д. Больным с выявленным наличием подобных генов  органосохранные операции выполнять нельзя. В таких случаях избирается иная тактика лечения.  То есть борьба с онкологическими заболеваниями сегодня  — это не просто химио- и рентгенотерапия, это и молекулярная биология, и иммунология, и эндокринология. 
— По оснащенности вашего отделения современнейшей медицинской техникой можно судить и о том, как далеко шагнул технический прогресс в диагностике и лечении онкологических больных.
— Благодаря значительной и очень своевременной государственной поддержке для диспансера были закуплены современные аппараты для проведения лучевой терапии. И теперь мы имеем возможность  точечно облучить опухоль даже в 5 миллиметров, подвергнув соседние органы лишь минимальному воздействию. Сейчас, помимо морфологических заключений — есть рак или нет — иммуногистохимические исследования проводятся всем больным, что позволяет определить подтип опухоли и чувствительность организма к гормоно- или химиотерапии. Для этого, как я уже упоминал, наше отделение оснащено гистероскопом. Оборудован у нас и кабинет фотодинамической терапии, являющейся на сегодняшний день одним из самых современных методов лечения онкологических, предраковых и доброкачественных заболеваний. Суть метода заключается  в обработке злокачественных или предрасположенных к этому клеток световым потоком определенной волны. Пациентке  вводится препарат, который делает чувствительными «плохие» клетки к яркому свету, они облучаются  и через определенное время отторгаются, а все здоровые остаются неповрежденными. Эффективность этого метода – 95—98 процентов. Наша доктор  Альфия Саматовна Мансурова, прошедшая специальное сертифицированное обучение  в московском институте им. Герцена, единственная из онкогинекологов Сибирского федерального округа занимается этим направлением.
Очень важно и то, что в последние годы  финансирование лечения онкологических больных значительно увеличилось: нет проблем с химиотерапией, больные  не приобретают, как раньше, химиопрепараты. Сейчас очень много аналогов, благодаря чему мы можем проводить химиотерапию и первой, и второй, и третьей линии. А ведь это многомиллионные, неподъемные для больного затраты. Согласно распоряжению министерства здравоохранения, срок от момента выявления заболевания до начала  специализированного лечения не должен превышать трех-четырех недель, а не десяти месяцев ожидания в очереди, как в некоторых зарубежных странах. Так что мы можем смело заявлять, что по доступности наша онкологическая помощь — лучшая в мире. А главная ее особенность в этом же контексте — диспансерное сопровождение больного от момента его обращения к нам и установки точного диагноза до комплексного лечения, реабилитационного сопровождения  и при необходимости постановки на диспансерный учет, чего опять-таки не практикуется у зарубежных коллег.
— А как обстоят дела с подготовкой кадров? Ведь онкология, по моему представлению, — стезя для сильных духом, в какой-то степени избранных…
— Наш диспансер является базой для кафедры онкологии Новосибирского государственного медицинского университета. А  главный врач диспансера — доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации Владимир Евгеньевич Войцицкий являет собой весьма полезный для дела симбиоз: главный онколог Новосибирской области — заведующий кафедрой онкологии НГМУ — главный врач клинического диспансера. В этом, скажем так, безбарьерном пространстве будущие ординаторы и интерны  вживаются в коллективы уже со студенческой скамьи и, как правило, остаются в них. Формируется поколение будущего, которое в дальнейшем будет разрабатывать новые программы современных методик и внедрять их в лечебный процесс.
— Каково Ваше отношение к тем сенсационным инновациям в области онкологии, о которых периодически заявляется медицинскому сообществу? Насколько пригодны к внедрению подобные разработки?
— Главный вопрос: где их авторы и где мы, практики? Необходим  онкологический центр, на базе которого будет осуществляться это взаимодействие — научные изыскания и  внедрение новых разработок, где тот самый симбиоз станет полномасштабным, а койко-мест будет необходимое количество.
— И все же главный показатель успешности  в лечении онкологических больных вообще и гинекологических в частности — увеличение продолжительности их жизни. Насколько возрос  благодаря новейшим технологиям и методикам этот процент? 
— Сегодня при первой стадии, при размере опухоли 5 миллиметров пятилетняя выживаемость составляет девяносто восемь процентов. И это высокий показатель. По данным двадцатилетней давности, от рака яичников, а в 65—75 процентах он встречается именно в третьей стадии, показатель выживаемости после лечения выглядел так: из сотни — тридцать. Теперь — более пятидесяти. Прирост этого показателя на один процент в год кажется небольшим, но за двадцать лет он составил двадцать процентов. И это уже ощутимый аргумент в пользу новейших технологий. Однако и этого недостаточно. Поэтому сегодня, обсуждая на многочисленных конференциях все новые методы лечения, мы начинаем говорить уже о десятилетней выживаемости наших пациентов. 
— А о профилактике?
— Профилактировать эти заболевания,  к сожалению, нельзя, потому что мы до сих пор в большинстве случаев не знаем истинных причин их возникновения. Нам известны только риски: наследственность, ожирение, курение, воздействие внешней среды, стрессы.  Есть доказанные факты — например, раком эндометрия чаще болеют горожанки, занятые интеллектуальным трудом. Однако это факты, увы, констатирующие. Сегодня, конечно, можно попытаться предотвратить рак шейки матки, вакцинировав всех девочек. Однако это не исчерпает всей проблемы. Тем более что онкологические заболевания, как и многие другие, неумолимо молодеют.  Остается, как я уже говорил, уповать на качественные, полномасштабные профилактические осмотры. И, признаюсь честно, как врач, ежедневно сталкивающийся с этой бедой, я бы согласился быть уволенным по причине победы над раком…
Беседу вела Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 1292