Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Все ипостаси Натальи Зыряновой

№ 1-2(136-137), 20.02.2017 г.
Однако есть люди, способные не просто опровергнуть стереотипы, уравняв несправедливо поделенные части, но талантливо и объемно наполнить это остальное до самых краев.  С этой точки зрения личностная гармония начальника управления экономики и финансов министерства промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Натальи Зыряновой  показательна особо: труд чиновника высокого ранга и разнообразные увлечения, доведенные до мастерства, оказывается, вполне совместимы. Мы решили, что об этом и многом другом уместно поговорить с Натальей Федоровной в гостиной рубрики «Персона», куда мы пригласили ее по поводу ее 55-летия.
— Наталья Федоровна, давайте начнем с той жизненной половины, которая объективно определяет благополучие целого. Вам выпало попасть в «первый эшелон» госслужащих, кому заветная книжечка под названием «Пенсионное удостоверение» не будет выдана по ныне наступившему возрасту.  Вас это огорчило или порадовало? 
— Вы верно разглядели меня. Моя жизнь, на самом деле, в большей ее части посвящена работе и поддержанию возможности ею заниматься. Недавно обсуждали эту тему с друзьями и пришли к выводу, что трудоголизм, видимо, либо передается на генетическом уровне, либо воспитывается родителями, оставаясь с нами навсегда. Благодаря трудоголикам родилась притча «80 на 20»: 80% трудящихся делают вид, что работают, а 20% всю эту работу реально выполняют. Поэтому — да, работа — это пока главное. Труд чиновника отнимает много умственной энергии, не оставляет времени и желания даже на обдумывание  житейского — все это оставляется на потом. Однако жизнь одна. И, как утверждают психологи, следует иметь, как минимум, восемь увлечений, чтобы сделать ее разнообразной. Я придерживаюсь того же мнения. Надо использовать как жизненное благо любую минутку. Даже наблюдая за проплывающими облаками и размышляя о чем-то незначительном, мы наслаждаемся жизнью, отдыхаем. А отдых активный, смена деятельности — это вообще святое дело.  
О «заветной книжечке»… Для меня мои 55 лет — это только жизненная веха. Да, попали в очередной переплет. Но судьба моего поколения примечательна тем, что мы прошли, пожалуй, все стадии перемен, закалились психологически и легко адаптируемся к любым ситуациям. Я закончила институт в 1985 году — в начале эпохи перестройки. В моей жизни был неразвитой социализм, развитой социализм, дикий рынок. Сейчас, я считаю, живем почти в рыночной экономике. Про  себя могу сказать, что научилась жить по принципу: важно не само событие, а отношение к нему. Ну да, полгода прибавилось  к пенсионному возрасту. Но можно успокоиться тем, что всего полгода. В Пенсионном фонде я уже побывала, все необходимые документы  сдала. А трудовые заслуги оценены к юбилею Почетной грамотой губернатора  и часами с символикой Новосибирской области с гравировкой на внутренней стороне. Так что особо огорчаться нечем. 
— Вас не обижает, что слово «чиновник» повсеместно стало чем-то нарицательным? Полагаю, у Вас есть возражения на этот счет?
— Признаюсь, в последние десять лет я никому не говорю о том, где я работаю, чтобы не спровоцировать потока недовольств, предназначенных не лично мне, а этому собирательному образу. И всегда поражаюсь неосведомленности граждан в области разделения ветвей власти и иерархии ответственности. Хотя уже не первый год работает программа юридической грамотности, рассуждения и обвинения по-прежнему огульны: некто меня обидел — виноваты все, снизу доверху. Пытаемся своей работой изменить это представление, пока, увы, в отношении большинства граждан, без особых результатов. 
— Как Вы «изнутри» справляетесь с ситуациями, с очевидностью неоднозначными, но требующими повиновения от государственного служащего: стараетесь избежать, закаляете волю, пытаетесь доказать правоту?
— Недавно я перечитала закон о государственной службе, который учитывает ситуации, когда распоряжения руководства противоречат действующим нормам или что-то в этом роде, — мы не только не вправе его исполнять, но обязаны потребовать это распоряжение от руководителя в письменной форме. Таких прецедентов у нас, к счастью, не было. Демократизм нашему руководству тоже не чужд, несмотря на единоначалие в управлении. Чаще всего решения по тому или иному вопросу принимаются через  обсуждение, с учетом предложений и поправок. И мне ни разу не пришлось переступить через свою совесть и самое себя, чтобы выполнить какое-то неправомерное  распоряжение. Словом, работаем практически всегда коллегиально. Возможно, мне повезло с руководителями, но моя работа строится именно так.
— А как избавляетесь от жизненного балласта: ненужных контактов, обязанностей, обещаний?
— Что касается личного пространства, думаю, я уже могу сказать, как и прочие представители моего поколения, что мы можем себе позволить общаться с теми людьми, с которыми нам комфортно. Общение в режиме работы тоже давно выстроено в соответствии с устоявшимися нормами взаимоотношений. По большому счету, жизнь сама — отличный философ и помощник в этом деле: со временем разводит людей, потерявших общие интересы. Другое дело обязанности, с этим гораздо сложнее. Обязанности по отношению к близким, семье — это святое, неукоснительно исполняемое. Какие-то навязанные обязанности — не уклоняюсь, если речь идет о помощи, не противоречащей моей совести, жизненным принципам. Людей же, ищущих полезных знакомств, стараюсь держать на расстоянии. Понятие «ты — мне, я — тебе» для меня неприемлемо. Обещаний, которые выполнить не смогу, стараюсь не давать. Но если пообещаю, то сделаю обязательно. Кстати, психологи советуют научиться отказывать так, чтобы человек ушел счастливым. Однако это искусство под силу не всякому.
— Наталья Федоровна, предполагаю, что, несмотря на опубликованный в нашем журнале материал о Вашем хобби, далеко не всем известна Ваша иная ипостась талантливого, разностороннего человека — рукодельницы, книголюба, театрала, путешественника. Что сейчас, на данном возрастном этапе мастерите, читаете, выбираете из театрального репертуара?
—  Мне кажется, что все трудоголики — люди разносторонние, интуитивно широко смотрящие на жизнь. Есть такое чиновничье правило: бумага должна вылежаться. Особенно, когда речь идет о серьезных заданиях. За день—два накопится некая дополнительная информация, добавятся разъяснения, придет понимание того, какими методами лучше действовать. И ты уже не машешь шашкой, а работаешь по хорошо продуманному плану. В этом тоже есть элемент творчества. А в свободное время отвлекаюсь от всех серьезных дел и мыслей, прежде всего, чтением. Отдаю предпочтение жанру фэнтези. Уходишь в абстрактный мир с теми  же человеческими отношениями, обидами и огорчениями, но с той разницей, что ты не принимаешь это близко к сердцу, потому что все происходит не в действительности, а в придуманном мире.  И тебя это не затрагивает так сильно, как, скажем, современная проза. Ведь любая книга — это прожитая вместе с ее героями жизнь. Хочется, чтобы она была  интереснее и честнее. Конечно, читаю и современную прозу. Это удовольствие особое. 
В январские праздники посетили выставку полотен Никаса Сафронова. Понравилось очень, несмотря на многолюдность  и  тесноватое помещение. 
Прошлый год был для меня и насыщенно театральным. За две поездки в  Санкт-Петербург шесть раз побывала в петербургских театрах. С методичным пристрастием посещаю концерты Новосибирской филармонии. Воспринимаю камерную классическую музыку как-то по-особому — она выстраивает всю мою сущность с ней в унисон. Поэтому любой концерт для меня, образно говоря, — лечебная процедура. Не оставляю без внимания и концерты эстрадной музыки. Часто хожу с внуками на детские спектакли.  
Рукоделием занимаюсь в последнее время немного меньше: внучка подросла, и все ее куклы обшиты. Теперь у меня новые проектные задачи: сшила для группы детского сада, который посещает внук, колпачки и фартуки для дежурных по кухне, мягкие, красивые чехлы на стульчики для игровой зоны, а теперь размышляю над большим творческим заказом — занавесом для кукольного театра. Сейчас разрабатываю эскиз, ведь занавес этот должен быть сказочно-праздничным, волшебным. Приобщается к этим занятиям и восьмилетняя внучка. Она уже немного вяжет, валяет, мастерит открытки, коврики и другие предметы интерьера для обустройства кукольного домика. 
А еще собираюсь вместе со школьной подругой во Вьетнам. Мне очень интересна эта страна и восточная культура в целом. Уже проработали весь предстоящий маршрут.
— Поделитесь секретом, где находите время, черпаете силы и желание на все это?
— Как говорил профессор Преображенский, никуда не опаздывает тот, кто никуда не торопится. Я стараюсь планировать все свое время и, подобно  персонажу книги «Приключения Алисы в Стране чудес» — Белому Кролику, «всегда прихожу раньше и начинаю сердиться, что кто-то не пришел вовремя». Но планы мои  недолгосрочны.  А силы, как я уже говорила, дает смена деятельности. Бывают, конечно, ленивые выходные, когда хочется целый день поваляться с книжкой, но не дольше. Потом снова охватывает жажда деятельности. Наверное, пока есть мечты и желания, мы живем. Ведь умирание духовное происходит, как правило,  куда раньше физического. Те, кто умирает на бегу, стремясь еще к чему-то, на мой взгляд, проживают жизнь достойно.
— В преддверии Нового года Вы признались, что встречаете его с большим оптимизмом, чем прошлый, почему?
— С оптимизмом встречаю любой Новый год. Не люблю, когда говорят: скорее бы закончился год, в нем было столько негативного! Сколько бы его ни было, избирательная человеческая память фиксирует только хорошее. Его всегда много уже самим фактом жизни.  Не зря восточные мудрецы советуют: встречай утро каждого дня так, словно это последнее утро твоей оставшейся жизни. Поэтому не стоит тянуть за собой груз прошлого. И чем старше ты становишься, тем острее это понимаешь.
— Вы планируете свое будущее? Как далеко?
— Только на непродолжительные временные отрезки. Все в жизни меняется стремительно. Главное — найти в этих изменениях себя, не быть инертным, постоянно учиться. И пусть все будет так, как будет…
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 521