Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Честь, долг, труд

№ 3(138), 30.03.2017 г.
Люди-созидатели, способные умом и волей обозначить в заданном русле не только линию собственной судьбы, но   повлиять и на общественное развитие, живут рядом с нами, на первый взгляд, обычной жизнью. Но только на первый. Их стержень и суть — для многих непосильная личностная работа: мотивация, постановка цели и последовательное самосовершенствование во имя ее достижения. 
Таков сегодняшний гость рубрики «Персона» — известный новосибирский бизнесмен и общественный деятель, ставший руководителем уже в 27 лет, Александр Курцевич.
— Александр Иванович, давайте начнем от настоящего: что Вы считаете к сегодняшнему дню своими очевидными жизненными успехами?
— Жизненный успех — категория философская, многогранная. Для меня он заключается, прежде всего, в возможности заниматься любимым делом и достигать поставленных целей. Я никогда не хотел быть вторым, потому что более всего ценю в работе самостоятельность, личную ответственность. Это, как и повышенная работоспособность, — наша фамильная черта. Ну и, конечно же, финансовая независимость.
К жизненному успеху я отношу и собственных детей, и большую дружную 
семью, в которой я вырос, и умение поддерживать взаимоотношения с друзьями и коллегами.  Карьерные успехи… Если бы мне задали этот вопрос, когда я стал генеральным директором большого предприятия с четырьмя филиалами и общей численностью работающих в полторы тысячи человек, то, разумеется, для тех моих двадцати семи лет это был бы успех. Но исторически произошел уход из одной действительности в другую. И вот уже восемь лет я занимаюсь в большей степени управлением недвижимостью. В частности, на площадке нашего бизнес-центра создаются условия для развития компаний кластера легкой промышленности. 
Есть мой вклад в общую копилку успехов новосибирского бизнес-сообщества: создание очень привлекательной, грамотно структурированной бизнес-среды Новосибирска. Это МАРП, НГТПП, объединяющая промышленников, Новосибирский союз работодателей, ставший партнером и исполнительной власти всех уровней, и Федерации профсоюзов Новосибирска в трехсторонних переговорах. А также коммерческие проекты — банки, инвестиционные компании, которые практически все, кроме Сибирской товарной биржи, живут и действуют поныне. Я  считаю, что их создание помогает развиваться Новосибирску гораздо успешнее близлежащих территорий.
— Интересно Ваше компетентное мнение, почему при одинаковых стандартах жизни кто-то стал директором предприятия уже в 27 лет, а кто-то оказался в неудачниках?
— Наш семейный девиз для всех поколений: честь, долг, труд. Меня всегда учили этому, как учили в свое время отца. И не только на словах. Когда мне — мастеру ремонтно-механического цеха с неплохим заработком захотелось на общей волне приобрести автомобиль с небольшой помощью родителей, отец посоветовал мне подумать, а не лучше ли вместо покупки подержанной машины и затем беспрестанных финансовых вложений в ее починку потратить силы и время на учебу или более интенсивную работу и впоследствии купить машину новую? Я, как, впрочем, и всегда, внял его совету. А меньше чем через полгода мне предложили самостоятельную  работу в Томской области, где у меня уже был персональный автомобиль. Так что целеполагание, горизонты планирования, упорный труд и рациональный подход дают в результате и самый правильный вариант решения, и профессиональный рост. 
Пресс-досье
Примечательный и весьма важный факт: учебных заведений  в биографической справке Александра Ивановича много  (они будут перечислены в ходе беседы), а мест профессиональной деятельности всего  три: Новосибирское кожевенно-обув-ное объединение «Обь» (слесарь-ремонтник 4-го разряда, после службы в армии — мастер ремонтно-механического цеха на том же предприятии); директор Томской кожгалантерейной фабрики; генеральный директор ЗАО «Сибирская кожгалантерея» (по настоящее время).
Награды: медаль ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», многочисленные почетные грамоты федерального и регионального уровней, а также политических и общественных структур и объединений.
И, конечно же, образование — учусь всю жизнь. «Мои университеты»: средняя школа № 10, Новосибирский технологический институт легкой промышленности, экономический и юридический факультеты Томского государственного университета, Школа бизнеса Фукуа Дюкского университета в США, Высшая коммерческая школа при Академии народного хозяйства СССР, бизнес-школа по управлению недвижимостью в Кембридже и даже университет марксизма–ленинизма (УМЛ) времен СССР.  Однако истоки этой тяги к знаниям — благотворная среда семьи. Мама заведовала отделением иностранных языков в техникуме электронных приборов, отец, помимо руководства крупным предприятием, преподавал в высшей школе, сестра Надежда долгое время работала в школе. То есть образование для нас — не пустой звук, мы выросли в этой атмосфере. Этот источник не иссяк и теперь: в свои 85 лет отец приберегает для меня вырезки интересных, на его взгляд, публикаций. 
Ну, и еще одним из главных «университетов» был и остается круг моих друзей, коллег по бизнесу, общественной работе. Опыт общения с А. Елезовым, В. Женовым, Н. Рычковым, А. Дугельным, А. Бец, В. Веретено, В. Медведко, Ю. Бернадским, А. Масаловым, П. Добрыниным, А. Ковалевым (и этот список не завершен) поистине бесценен. 
— Судя по Вашим жизненным примерам, правы утверждающие, что успешный человек — тот, кто знает, чего он хочет. Думаю, вполне можно соотнести это и с пониманием смысла жизни?
— Из определений смысла жизни мне по вкусу побуждающее: сделать эту жизнь счастливой. Самому. На самом деле это не так уж и сложно.  Если выбирать из критериев, самый гениальный по простоте — счастливым на работу и домой. И я никогда не испытал раздражения на этом пути. Случались, конечно, моменты, когда хотелось в чем-то немного другого. Но это снова из области личностного саморазвития — вдумчивого, шаг за шагом. Как мы уже обсуждали, соблазнов на этом пути встречается немало. Но будет ли от них польза — это уже наши риски или взвешенное решение. Когда после института мне предложили должность начальника котельного цеха на кожевенном комбинате, я выбрал скромную должность слесаря. Руководителем же стал позже, когда набрался опыта от самых истоков.  Имея определенную жизненную цель, находил интерес и  удовольствие и в работе мастера на этом сложном, грязном производстве не для белоручек, и в работе директора фабрики в маленьком поселке под Томском. 
— Насколько важна для человека вообще и лично для Вас репутация — личностная и деловая?
— Важна чрезвычайно. И я не  думаю, что найдутся люди, которые станут утверждать,  что я не сдержал когда-то данного слова или кого-то когда-то подвел. Даже в  самые сложные для бизнеса времена — 1991-й, 1997—1998 годы. Мы всегда умели за счет знаний и профессионализма команды работать в любых условиях. Не было случая, чтобы мы задержали заработную плату на полгода — год. А директор всегда получал эти деньги последним. У меня никогда не было бытовых конфликтов с людьми. Поэтому меня всегда удивляли восклицания: как нас не любят в Литве! или где-либо еще. Я бывал и в Каунасе на литовском заводе искусственных кож, и в Фергане на хлопчатобумажном комбинате, встречая там только радушие и гостеприимство. Когда человек уважает других людей, стремится найти с ними общий язык, его будут уважать так же. 
— Ваш опыт — совместимы ли политика и бизнес? Может ли бизнесмен на самом деле действовать в интересах других?
— Бизнесмен, с моей точки зрения, более чем кто-либо должен быть предрасположен к служению обществу и государству, которое дало ему многое. И поэтому именно он может принести большую пользу, потому что ему не надо думать о хлебе насущном. И я за то, чтобы во главе государства оказывались люди публичные, давно известные. Это неким образом может гарантировать преемственность и спокойное развитие страны.
— Что Вы, по Вашему разумению, умеете делать лучше других?
— Лучше некоторых я умею управлять своим временем, планировать и создавать систему в работе. По натуре я человек системный. Осознал это, без преувеличения, лет в пятнадцать, когда мне в руки попала книга Даниила  Гранина «Эта странная жизнь», научившая меня вести учет своего времени, управлять им. Система и порядок бьет класс. Когда ты понимаешь, как все действует, все встает на свои места. Порядок освобождает голову. И если ты сам хочешь добиться успеха в серьезном деле, а от твоей работы зависит работа и других, то без системы это невозможно.
— А, скажем, играть в футбол, готовить, управлять яхтой…
— Отец говаривал мне не раз: на одной ноге стол не устоит, имея в виду трудоголизм. Каждому человеку необходимо переключаться на просто интересные для него занятия. Таких занятий у меня было немало: фехтование, теннис, горные лыжи,  иностранные языки. Но во всем этом я остался любителем. В жизни слишком много интересного, чтобы изучить все досконально. Можно просто посвятить этому какое-то время. С годами стали гораздо приятнее, интереснее прогулки по лесу, а не горнолыжные курорты, и всегда — хорошие книги, фильмы. Очень много времени посвящаю воспитанию двух своих детей, хотя это уже из сферы ответственности. Есть друзья буквально с детского сада, со школы, друзья-коллеги, есть семья.  Все это не в обременение, а в радость.
— И самое время вспомнить, что у каждого из нас есть корни. Какой породы Ваше генеалогическое древо?
— В нашей семье всегда было особое отношение к истории. Может быть, потому, что в истории нашего рода, нашей семьи нашли отражение многие события, происходившие на территории России, Беларуси, Украины, Польши, Литвы. Все эти страны и их народы близки нам — ведь там проживают потомки одного с нами рода. Мы с детьми побывали и на Волыни, и в Крынках (Польша), где есть погост с нашими родственниками. 
Семья по отцовской линии приехала в Енисейскую губернию  в 1900 году  по своей воле в поисках лучшей доли. Они успешно обосновались на новом месте, хозяйство значительно расширилось, но в 1932 году все в одночасье было разрушено. Дед вынужден был прятаться на приисках Забайкалья. Начиная с поколения моего отца, снова обретали Родину и социальный статус. Он закончил Томский политехнический университет, там же встретился с мамой — она из семьи, принудительно переселенной из Белоруссии, из древнейшего славянского города Полоцка. Кстати, одним из моих университетов была компания моего дедушки по материнской линии. После выхода на пенсию он работал лифтером среди прочих «отставников». Это был, образно говоря, дискуссионный клуб: мой дед — бывший прокурор, в его же смене — бывший судья и бывший зампред райисполкома. Можете себе представить, как интересно было их слушать.
— Вы слывете очень хорошим отцом. Согласны ли Вы с мнением, что не стоит взваливать на своих детей ношу незаслуженного богатства, потому что это сломает им жизнь?
— Дать ли детям все, пока есть возможность, или создать условия, в которых они бы узнали цену благополучия и поняли смысл его достижения — однозначного ответа нет. Я — сторонник золотой середины. Мой долг — честно трудиться на благо своей семьи, который я постепенно, как ежедневную работу, передаю в наследство своим детям. Сейчас их работа — честно учиться. А что из этого выйдет? Никакая система не гарантирует результата.  Каждый человек развивается в социуме, влияние семьи, даже очень большое, не абсолютно. 
— Вы счастливы?
— Безусловно. Меня окружают люди, которых я люблю и уважаю, я занимаюсь любимым делом, имею достойный уровень жизни. У меня есть дети, живы родители…
— Какой жизненной философии Вы придерживаетесь?
— Человек не должен жаловаться на времена — из этого ничего не выходит. Время дурное: ну, что же, на то и человек, чтобы его улучшить.
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 548