Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Алексей Журавков: «Проектно-строительная отрасль — инновация и традиционность»

№ 3(138), 30.03.2017 г.
Он также является председателем комиссии по нормативам Общественного экспертного совета при мэре города Новосибирска по вопросам градостроительства. О том, чем обусловлена работа института сегодня и насколько готова подстраиваться к условиям рынка проектная и строительная отрасль Сибири, Алексей Юрьевич рассказал накануне своего 55-летия.

Замок за «три копейки» под силу только профи

— Как вы знаете, наш институт работает по таким объектам строительства, как: электролитейное производство, общее машиностроение и химико-технологическая промышленность, которые стали особенно востребованы в период реиндустриализации российской экономики, когда начались масштабные работы по реконструкции старых советских предприятий. Сегодня «СибПроектЭлектро» пользуется хорошей репутацией в Красноярском крае, Томской, Омской и Кемеровской областях, — первое, на что обратил внимание генеральный директор. — Вообще, работа проектных институтов в современных условиях постоянных тендеров — «игра на выживание», — признается он. — Ни для кого не секрет, что отчасти этому способствуют и непродуманные действия заказчиков. Задача не из легких: при ставке на понижение стоимости услуг, при игре в тендер за «три копейки и три дня» спроектировать замок. Такая ситуация коснулась почти всей России, за исключением московского Садового кольца, где существуют другие организационно-финансовые и правовые условия, придерживаются европейского формата работы — следуют современным западным тенденциям, например — полной  компьютерной модели, отражающей в проекте все до последнего гвоздя.

Компьютерная программа против личных договоренностей

Есть сегодня компьютерные программы, которые вроде бы должны облегчить работу проектных организаций. 
— Как-то давно один из наших заказчиков «загорелся» приобрести одну из них для проектирования озера. В пробной демо-версии ввели все данные и запросили программу рассчитать, во сколько обойдется занижение глубины дна на один метр. Полученный результат не привел заказчика в восторг. Может быть, можно как-то сэкономить? — вспоминает, улыбаясь, Алексей Юрьевич. — На что мы ответили, что с компьютерной программой не договоришься. И заказчик от этой программы отказался, предпочтя «бумажные», корректируемые  расчеты. В этом отчасти и отражается наш бизнес-менталитет, и никуда от него не уйти. Это не плохо и не хорошо. Просто мы — другие! Но все равно смотрим на Запад. Производства там перестраиваются достаточно быстро, в чем и состоит философия часто ругаемого у нас «общества потребления» — четко реагировать на изменение спроса. Чего не скажешь о российском рынке. У нас инновации обсуждаются год-два, и только спустя еще какое-то время их пытаются внедрить, когда тренд уже не актуален. Если на Западе несколько лет проектируют, а строят за два месяца, то у нас все наоборот — требуют выполнить  проект за два месяца, а потом многими годами по нему строят, пытаясь просчитать: а выгоден ли он в том виде, в каком был изначально разработан? Хотя считать все риски нужно еще до приобретения земельного участка! Потому у нас так много долгостроев, а около полутора тысяч квартир в сданных домах стоят непроданными.

Пресс-досье

Алексей Юрьевич Журавков родился 6 марта 1962 года в Новосибирске в семье известных сибирских архитекторов. Проживал и учился в городах Новокузнецке, Петрозаводске, Грозном, Новосибирске. Закончил в 1984 году Новосибирский инженерно-строительный институт по специальности «архитектура». Восемь лет назад возглавил Сибирский проектный институт электротехнической промышленности «СибПроектЭлектро».
В настоящее время является действительным членом Российского дворянского собрания, вице-предводителем Новосибирского дворянского собрания, членом правления Новосибирского Союза архитекторов России, Действительным членом Русского географического общества, членом Историко-родословного общества, председателем Сибирской геральдической коллегии, членом Итальянской геральдической ассоциации,  почетным членом Казахстанской геральдической коллегии, геральдическим экспертом Сибирского регионального командования Внутренних войск МВД России, начальником методического центра по униформологии и геральдике Совета директоров кадетских корпусов России, а также председателем комиссии по нормативам Общественного экспертного совета при мэре города Новосибирска по вопросам градостроительства.
Автор большого количества муниципальных и ведомственных гербов, внесённых в Государственный геральдический регистр России.

Свое «под нож» ради импортного

Однако Алексей Юрьевич отметил и факт  «навязанного внедрения». Как, например, было с изменением теплотехнического СНиПа 2000 года, в рамках которого отечественной строительной отрасли пришлось отказаться от традиционно используемых строительных конструкций в пользу материалов западного производства.
— Этот переход принес миллиардные доходы зарубежным фирмам, занимающимся утеплителями и вентфасадными системами, — объясняет Алексей Журавков. — Мы угробили свои заводы КПД и ЖБИ. Какие-то системы, конечно, смогли приспособиться, но ради этого пустили «под нож» нашу отработанную строительную базу. И только сейчас, по прошествии почти пятнадцати лет, мы пытаемся провести мониторинг этого перехода, выяснить, а что же он нам дал: какая экономия получилась по материалам, тепловым показателям и безопасности. Что хорошего мы получили после этого перехода и получили ли вообще? 

Дом — не автомобиль, его не переплавишь

Долгое время застройщики не задумывались о покупательских приоритетах населения. Во главе угла всегда стояла минимизация затрат.  Но сегодня обозначилась тенденция к комплексной застройке, рассчитанной на определенный круг покупателей, готовых платить за такие удобства, как детский сад, школа, дорога, находящиеся вблизи новых домов, подземная парковка. Но покупатель должен понимать, что за все эти удобства платит из своего кармана именно он. Должен понимать это и застройщик, когда закладывает стоимость одного квадратного метра, разрабатывая свой бизнес-план.  Ведь построить дом — не собрать автомобиль. Если его не купили, его можно переплавить и сделать новый, более востребованный. А жилой дом  никуда не денешь, девелоперские ошибки будут «радовать» глаз еще многих поколений. 
— Город — это единый организм, каждая его   часть существует в  постоянном транспортном и инфраструктурном взаимодействии с остальными его частями, — считает генеральный директор института. — У нас сегодня это наблюдается в быстро  развивающихся Плющихинском жилмассиве, Стрижах, Снегирях и на других площадках. Работа комиссии по нормативам Общественного экспертного совета при мэре  имеет хорошую перспективу реализации своих разработок не только в пределах нашего города, но и на общероссийском уровне. Новосибирск является одним из лидеров среди городов России по разработке проекта дифференциации нормативов правил застройки и землепользования (ПЗЗ), который должен стать инструментом экономического воздействия, стимулирующего застройщиков на плановое развитие города.
Несмотря на то, что строительство всегда было достаточно консервативной отраслью, а большая часть нынешней девелоперской составляющей — бывшие строители, которые всю жизнь работали на подряде, у нас стали появляться новые специалисты, привлекающие, и достаточно успешно, к совместной деятельности иностранные компании с инновационными подходами. Но с инновациями нужно всегда быть очень осторожными. Они должны быть сбалансированы с нашими традициями, носителем которых, как правило, и является конкретный отечественный покупатель.

Что в имени тебе моем, или Что хранит тайна рода

Зная Алексея Журавкова как ответственного руководителя, генерального директора проектного института, многие даже не подозревают, насколько он разносторонний человек и сколько всего успевает. Его второе профессиональное увлечение — геральдика. И в рамках 55-летия мы не могли не обратить внимания на эту сторону жизни нашего главного героя. 
Профессиональная геральдическая деятельность Алексея Юрьевича началась с 1992 года, когда он был назначен руководителем рабочей группы горсовета по подготовке конкурса на новый герб Новосибирска. В течение последующих лет Алексей Журавков был постоянным участником и победителем региональных геральдических конкурсов, выпустил несколько изданий, посвященных как геральдике Новосибирской области, так и монархам Европы. 
— Геральдика — это одна из моих жизней, — признается Алексей Юрьевич. — Не знаю, что является профессией, а что — хобби. Началось это в тот момент, когда новый «демократический» горсовет попросил меня принять участие в комиссии по восстановлению старых названий улиц Новосибирска, одной из задач которой и стала  разработка нового герба города.   В 1992 году я ездил в Москву знакомиться с только зарождающимся геральдическим сообществом. С этого момента и начал профессионально заниматься геральдикой, а в 2003 году создал Сибирскую геральдическую коллегию, к которой присоединились специалисты из других регионов. 
— Алексей Юрьевич, вы занимались самыми разными направлениями в геральдике: территориальным, корпоративным, личным и даже униформологией (мундироведением). Какое из них показалось вам интересным, а какое — сложным?
— Работа с муниципальными образованиями очень сложна. Есть имиджевые и личностные проблемы: где-то надо восстанавливать исторический герб, где-то от него отказаться и разработать новый. В муниципальной геральдике нежелательно использовать сложную символику, так как она не будет понятна и принята населением. С 2000 года во многих крупных городах Сибири мы ежегодно проводим слет геральдистов региона с целью донести до местных властей необходимость корректировки их существующей или разработки новой символики, соответствующей правилам геральдики.  Каждые пять лет на конференциях Геральдическим советом при  Президенте России в С.-Петербурге, я докладываю о работе, проделанной в этом направлении в Сибирском федеральном округе. 

Геральдика как социальный статус

На протяжении нескольких лет Алексей Журавков  сотрудничает с Министерством внутренних дел, разрабатывая военную символику для разных частей и подразделений. В этом году Сибирской геральдической коллегии поручено разработка символики Росгвардии Сибирского региона.
— Сложность работы с объектами Министерства обороны в том, что в их символике нельзя использовать современные фигуры: если пушка, то только средневековая, если пистолет, то дуэльный. Данное переложение образов не все понимают. Была у меня работа с вертолетным полком. Вместо вертолета я предложил нарисовать бронированную стрекозу с молниями и гранатой в лапках, но командиру хотелось именно вертолет, на котором он летал. Так наше сотрудничество и не состоялось.
Но для души, признается Алексей Юрьевич, он все-таки занимается разработкой личных гербов, в том числе свадебных. Несмотря на кропотливый труд, всегда приятно вместе с человеком узнать больше о нем самом, его семье, роде, чтобы использовать главные события в символике. И самое главное условие, при котором известный геральдист берется за работу, — заказчик должен понимать, для чего ему нужен герб. Это может быть логотип семьи, бренд для продукции… Важно, чтобы герб не пылился в темном ящике — он должен работать.
На сегодняшний день Сибирская геральдическая коллегия и Гильдия  геральдических художников (С.-Петербург) имеют соглашение о взаимном признании работ. Эти организации, единственные в России, занимаются легитимной разработкой гербов с публикацией на официальном сайте и дальнейшем издании специальных гербовников. 
— Для нас это не бизнес-проект, но социальный, — уточняет Алексей Юрьевич. — Именно в таком виде он приносит удовольствие обеим сторонам. 
Юлия Цыганкова
 
Просмотров: 727