Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Кому служит Федеральная служба государственной статистики

№ 4(139), 03.05.2017 г.
Социально-экономическая статистика не может не иметь субъективной окраски. Она готовится одними людьми о результатах деятельности других людей для принятия решений третьими группами лиц.  Все эти группы людей имеют свои интересы, которые, так или иначе, сказываются на результатах статистической работы. Поэтому эти результаты отражают не то, что есть в действительности, а то, как эта действительность должна выглядеть с точки зрения достигнутого компромисса мнений различных интересантов.  То есть статистика всегда искажена. Но степень и направленность этих искажений различна для разных стран и разных периодов времени. 
Если говорить о нашей стране, то ситуация примерно такова. Для СССР была характерна тенденция к преувеличению экономических достижений. Надо было демонстрировать преимущества социализма и на мировой арене, и перед своим населением. Причем масштабы этих преувеличений были огромными. Если сопоставить показываемые нашей тогдашней статистикой темпы роста с аналогичными индикаторами других стран мира, то СССР должен был стать первой мировой державой по масштабам своей экономики еще в 60—70-е годы прошлого столетия. Тогда как Россия, Российская империя на протяжении последнего полутысячелетия как была, так и осталась 4—6-й мировой державой (опускаясь в девяностые — двухтысячные годы ниже 10-го места), отставая от развитых стран по качественным показателям в неизменные 2—3 раза.
Для современной России искажения статистики носят противоположный характер. Экономические агенты склонны преуменьшать масштабы и эффективность своей деятельности, чтобы минимизировать налоговые обязательства, а также риск оказаться объектом рейдерского захвата. Масштабы «преуменьшений» также огромны. По некоторым оценкам, теневая экономика (в разных своих проявлениях) составляет до трети реальной, особенно в части использования современного высокотехнологичного и наукоемкого оборудования.
Использование искаженной статистической информации чревато принятием ошибочных, имеющих нередко фатальные последствия решений.
«Головокружение» от мнимых, в какой-то степени, успехов социалистической индустриализации чуть ли не привело к поражению СССР в 1941-42 годах в Великой Отечественной войне. А удовлетворенность «виртуальными» успехами в годы «брежневского застоя» имела результатом распад СССР. Незнание реального положения дел в экономике современной России подталкивает верховные власти к принятию крайне неэффективных решений по переносу налоговой нагрузки на наукоемкий бизнес, характеризующийся высокой долей добавленной стоимости, на низкооплачиваемые слои населения («новации» в области пенсионного обеспечения в связке с НДФЛ), решений, оправдывающих так называемую «новую реальность», которая заключается в стагнации российской экономики на ближайшее десятилетие, игнорирующих предложения научных и бизнес-сообществ по переходу к стратегии роста.
Новые предложения Минэкономразвития, поддержанные Минпромторгом, ситуацию с возможными искажениями статистической информации усугубляют. 
Совершенно очевидно, что степень искажения социально-экономической статистики тем меньше, чем менее зависимы органы статистики от органов власти, отвечающих за социально-экономическое развитие. Статистика не должна зависеть от ведомств экономического профиля. Этот принцип в целом реализовывался как в нашей стране, так и в зарубежных странах. В России статистические органы появились в начале XIX века в рамках Министерства полиции и продолжали существовать как подразделения Министерства внутренних дел. Эти министерства не были никак заинтересованы в «лакировке» социально-экономических дел. В СССР Центральное статистическое управление числилось при Совмине СССР и только с 1931 по 1948 гг. — при Госплане СССР, как Центральное управление народно-хозяйственного учета (хотя в советское время о реальной независимости статорганов речи идти не могло). 
В современной России статистические органы были в основном формально независимы. И только в короткий период президентства Д. А. Медведева (2008—2012  гг.) Росстат находился в ведении 
Минэкономразвития. 
И вот теперь, в начале 2017 г. (предложения озвучены 24 марта) Минэкономразвития при поддержке Минпромторга предлагает вернуть Росстат под свой контроль. Причина вполне банальна: «они» ошибаются в оценках итогов экономического развития,  занижая их, тем самым (в логике предложения) ставя под сомнение результативность действий экономических ведомств по выходу страны из рецессии (депрессии, стагнации, кризиса).
Это предложение стало реакцией на публикацию Росстатом актуальной статистики. Оказалось, что после некоторого улучшения дел в январе нового года февраль вновь показал негативные результаты: ускорилось падение розничного товарооборота, реальных доходов населения, а промышленное производство, немного подросшее в январе, в феврале опять упало.
Министр экономики назвал эти результаты нерепрезентативными по двум причинам: осуществленный переход на новую методологическую основу (более гармонизированные с Европой классификации продукции и видов экономической деятельности) оказался «крайне неудачным с технической точки зрения», сравнение февраля 2017 года, получившего один дополнительный выходной день, с февралем високосного 2016 года некорректно.
По поводу представленных причин следует заметить следующее. Приводить аргументы типа второй причины вообще непрофессионально, т. к. сравниваемые показатели легко привести к сопоставимой форме. В годовом выражении разница в два дня дает меньше 0,8% темпа прироста (2/260), но никак не 5% (промышленное производство в январе выросло в годовом выражении на 2,3%, а в феврале оно упало на 2,7%). Или господин Орешкин считает, что под его руководством количество рабочих дней в феврале 2016 и 2017 гг. выровнялось бы? О первом аргументе: уважаемый министр, вероятно, думает, что переход к новым версиям Общероссийского классификатора видов экономической деятельности и Общероссийского классификатора продукции по видам экономической деятельности под руководством специалистов его ведомства прошел бы лучше, чем это сделали профессионалы из Росстата. Чрезвычайно сомнительно.
Остается один аргумент в пользу переподчинения Росстата: открыть возможность значительной фальсификации статистических данных (как это иногда имело место в 2008—2012 гг.) с целью оправдывать деятельность экономического блока Правительства России.
И вот ожидаемое случилось: недавно (4 апреля) Президент РФ подписал указ о передаче Росстата в ведение Минэкономразвития. 
Что ж, вперед, к сияющим вершинам нашей экономики.
Просмотров: 469