Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Игорь Лаврентьевич Попелюх: «Пока я нужен, я живу»

№ 7-8(142-143), 30.08.2017 г.
По не нами придуманному обычаю все лучшее о человеке говорится ему вослед. Хотя логичнее и правильнее было бы сказать это «все» вовремя, чтобы он убедился, насколько важен и нужен был и есть в этой жизни. Особенно на склоне лет, когда прожитое становится гораздо значимее предстоящего… 
Нынешним летом известному в городе человеку, которого, по моему убеждению, уже сейчас, без официального решения властей можно с полным основанием назвать почетным гражданином Новосибирска, — Игорю Лаврентьевичу Попелюху, бывшему директору машиностроительного предприятия «Сибтекстильмаш», бессменному на протяжении двадцати лет президенту делового клуба руководителей оборонных предприятий «Содружество. Эффективность. Развитие» исполнилось 80 лет. 10 лет из них мы с ним знакомы. Но всякий раз при попытке написать о нем мне приходится долго убеждать моего героя в том, что внимание к нему СМИ абсолютно оправданно: более всего он опасается быть нескромным. И забывает об этом, только когда речь идет о других: приложить все усилия, чтобы один из руководителей был награжден правительственной грамотой, а другой — медалью, помочь в решении сложных вопросов отдельных предприятий — членов клуба или поддержать и продвинуть общественную инициативу — да всего и не перечислить, что скопилось из завершенного в его активах. Чего стоят только возведенные в пору его директорства, в том числе и «вопреки», ныне здравствующие Дворец культуры «Сибтекстильмаш» и спортивный комплекс, именуемый сегодня «Заря». 
Он все так же деловит, верен данному слову, открыт и прям, а еще почти болезненно порядочен и предан делу. Пожалуй, единственный в Новосибирске из той, перестроечной плеяды руководителей даже не помыслил преуспеть в приватизации и коммерциализации родного предприятия, уйдя в неприбыльную, но крайне хлопотную общественную сферу — радеть за других. Из директорских привилегий он воспользовался только одной, жизненно важной (я в этом убедилась воочию) — участок земли на берегу Оби в Кудряшовском бору, на котором  выстроил с сыновьями гостеприимный, теплый для всех в него входящих дом. 
Я «поймала» его звонком — договориться об интервью — за рулем автомобиля, по дороге на деловую встречу. Ничуть не удивилась бы, если б это был самолет. Вот уж воистину «старость меня дома не застанет»! Говорим долго, но, как всегда, преимущественно о деле, о стойкой жизненной позиции: «хваткости» нового времени Игорь Лаврентьевич так и не набрался. 
— Скажите честно, с позиций прожитого, какая Вам досталась судьба? Хотелось бы что-то в ней переменить — хотя бы один день?
— Ничего, кроме разрушительной горбачевской перестройки. Ведь все было по-иному и в стране, и с моим заводом, на котором в лучшие времена работало 12 тысяч человек, а 70% производства составляла оборонка, необходимая и сегодня. Мы перевооружили всю текстильную промышленность Советского Союза, а это более 200 текстильных предприятий, нашими станками. К настоящему времени от них осталось, думаю, не более 20. Только в соседнем Барнауле было 2 комбината, а теперь только один меланжевый, который на все тех же станках 1972—1979 годов выпуска обеспечивает сегодня поставку форменного обмундирования для действующей армии и войск МВД — от материала до пошива. 
— Как известно, бывших промышленников не бывает. Как Вы оцениваете этот период истории — «после», насколько мы продвинулись и что потеряли на этом пути?
— Мы потеряли великую страну под названием Советский Союз, дружбу между народами,  крупные отрасли промышленности, в частности — текстильную, приносившую большой доход. Не многих, а очень многих успешных тогда предприятий больше нет. И я преклоняюсь перед такими директорами,  как Виктор Константинович Осин, который сумел сохранить Бердский электромеханический завод.  Из положительного — Крым, вернули потерянное.
— Сегодня взят курс на диверсификацию на базе потенциала оборонной промышленности как вариант оздоровления экономики. Как это скажется на самой оборонке? 
— Думаю, продукция гражданского назначения поможет ей сохранить свои мощности, рабочие места — потенциал.  Это совершенно правильное направление, которое не помешает основной задаче.
— Игорь Лаврентьевич, без преувеличения, с Вами связана целая эпоха — деятельность известного и в Сибири, и за ее пределами делового клуба «СЭР».  Именно Вы в большой степени поддерживаете действенность и авторитет этой уникальной общности.
— И сам благодарен ей за возможность работать, быть полезным, благодаря чему я и сохраняю свою активность. Благодарен председателю правления клуба  Валерию Григорьевичу Эдвабнику — человеку уникальному, «штучному», который почти два десятка лет руководил серьезнейшим институтом, возглавлял все эти годы наш клуб и возглавляет по сей день.  А также многим другим, преданным нашему клубу и его миссии.
— Однако феномен лично Вашего характера — возможность решать практически любые задачи: раз Попелюх взялся, дело будет сделано. Как Вы считаете, что составляет стержень Вашего авторитета?
— Мой принцип: пообещал — сделай, не откладывая. Один из недавних наших вопросов — присвоение аэропорту Толмачево имени маршала А. И.  Покрышкина. Мы сумели собрать подписи крупных общественных организаций и передать это обращение в соответствующие инстанции. Хотя это было непросто. Недавно нашему клубу исполнилось 20 лет. Меня иногда спрашивают, как удалось наработать авторитет такого уровня: один из бывших членов клуба — командующий Воздушно-космическими силами России Виктор Николаевич Бондарев, и сегодня поддерживающий с  нами связь. Думаю, все дело в реальных делах клуба не «для отчетности». 
Возможно, есть в этом успехе и доля моего авторитета, который с самого начала трудовой деятельности зарабатывался, а не заслуживался — раньше замечали и выдвигали людей с потенциалом. Сам трудился  с полной отдачей и с других требовал. Был такой эпизод: мне позвонили из райисполкома с просьбой принять людей по важному делу. Оказалось, им понадобилась часть спортивной территории завода под барахолку. Я отказал: пока я директор, барахолке тут не бывать! И никто не посмел снова обратиться с этим вопросом. Руководитель Федерации футбола В. Мутко, побывавший позже в нашем спортивном комплексе, отметил его как самый крупный в России в черте города и порекомендовал построить на его гигантской территории крытый спорткомплекс. Сегодня он существует под именем «Заря» и приносит большую пользу. Тогда же, чтобы спасти эту территорию, нам пришлось огородить ее двойным забором.
— А позже Вас первым среди директоров новосибирских предприятий избрал на этот пост трудовой коллектив…
— И это стало для меня высшим проявлением доверия людей. Но в смутные времена  мне пришлось оставить директорский пост, потому что я не знал, как спасти завод. При этом не продал «под шумок» ни одного станка, ничего не унес с предприятия — моя совесть чиста перед теми, кто меня выбирал, кто верил в меня… 
— Да уж, время Вам досталось непростое…
— Напротив, мы жили в счастливое время.  Всегда была возможность и трудиться, и отдыхать. Работа была масштабная: из 100 тысяч построенных нами станков 30 тысяч мы поставили в 29 стран дальнего зарубежья. Работа дала возможность побывать во многих из этих стран. Были и другие значимые события: в 1982 году меня нашли однополчане отца — командира артиллерийского полка, погибшего 17 июля 1941 года  на дальних подступах к Ленинграду. Потом я сам искал место этих боев и сумел найти людей, которые похоронили отца на  берегу Чудского озера.  В 1986 году я побывал 9 мая в городе  Гдов — на кладбище, куда он был перезахоронен, отдал сыновний долг. А теперь уже мой старший внук трижды прошел с Бессмертным полком, неся портрет своего прадеда — моего отца. И это великое достижение — связь поколений и дань памяти героическому прошлому страны.  Да и теперь я занят серьезными делами. Просыпаюсь в 4 утра, и сразу мысль о делах клуба, о том, как решить тот или иной вопрос. А это, знаете ли, бывает непросто. 
— Вот этому мы и удивляемся — Вы в постоянном движении. Ведь случаются даже перелеты один за другим. Как Вас хватает на все это?
— Евгений Максимович Примаков сказал однажды: чтобы человек прожил как можно дольше, он должен быть при деле или полезном для людей занятии. Семья, важная обществу работа, верные друзья. Если чего-то из этого не хватает, люди быстро уходят. Примеров тому немало. И в свои 80 лет я очень рад тому, что нужен людям. Человека ломает не работа, а вынужденное безделье, невостребованность. А по поводу запаса энергии для всего этого — так уж случилось, что, придя на завод, начав с должности мастера и пройдя все производственные ступени до директорской должности, я привык трудиться. Это  требовало большой отдачи, но мне это нравилось.
— О чем Вы мечтаете «дожить и увидеть»?
— Как воспрянет наше машиностроение, в том числе самая передовая и доходная  текстильная промышленность и машиностроение, ибо только за счет нефтяной и газовой труб жить нельзя. И чтобы во главе промышленности стояли люди уровня Алексея Николаевича Косыгина, который в 1964 году приезжал к нам в Новосибирск и благодаря которому на новой площадке был построен «с иголочки» наш  «Сибтекстильмаш». Хотелось бы увидеть и то время, когда все люди в нашей стране будут жить в достатке, а не в таких ужасающих условиях, принимать решение по изменению которых пришлось самому президенту страны. Конечно же, хочется видеть счастливыми близких.  Здоровья и долголетия, прежде всего, жене Розе Александровне, на которой всегда держался и держится весь наш дом.   Хочу, чтобы были при деле и приносили большую пользу стране мой сын — кандидат технических наук, преподаватель НГТУ, а также два уже получивших хорошее образование внука. 
— И Вы  немало постарались для этого, достойно прожив эти многие, часто трудные годы.
— И прекрасные! Есть что вспоминать и чем гордиться. Горжусь — отцом, дворцом, спортивным комплексом вместо барахолки и благодарен членам клуба за сотрудничество, понимание. Ведь люди важны не менее  событий. Вот, например, 26 лет назад я назначил на должность директора ДК «Сибтекстильмаш»  Любовь Алексеевну Богданову, которая не только вывела его в лучшие культурные центры  нашего левобережья, но и сохранила на том же уровне в трудные времена. 
— А теперь как превосходный тамада проведет по традиции Ваш супер-юбилей?
— Прежде приходилось праздновать в несколько приемов. С друзьями — в кают-компании теплохода «Александр Глазунов», с бывшими соратниками —  мальчишник дома, на природе, официоз — в ДК. Сегодня многие предпочитают подгадать к юбилею путевку и «смыться». Отчасти я их понимаю — моя дата тоже не из веселых. Однако людей, искренне желающих проявить к тебе уважение и внимание, игнорировать нельзя. 
— И пусть это будет далеко не последний Ваш «крутой» юбилей! А красивый гранитный камень, которого Вы назначили стражем вечности, так и останется  украшением входа в Вашу замечательную усадьбу! 
Наталья СЕКРЕТ
P.S. И праздник состоялся таким, какого заслужил этот замечательный России сын, — ярким, веселым, искренним...
Просмотров: 126