Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Здоровье российского общества: температура выше нормы

№ 11(146), 30.11.2017 г.
Насколько это взаимодействие может быть плодотворным? При каких условиях возможно гармонизирующее взаимодействие общества и человека? Ответ на эти вопросы прозвучал в выступлении доктора экономических наук, профессора НГУЭУ Марии Васильевны Удальцовой на одной из секций международного научного форума «Образование и предпринимательство в Сибири: направления взаимодействия и развитие регионов».

Обладание многим не делает человека счастливым

Состояние общества, наиболее отвечающее потребностям человека, немецкий социолог Эрих Фромм назвал «здоровым обществом». «Общество, в котором человек относится к другому человеку с любовью, 
… которое зиждется на узах братства и солидарности; … которое даёт человеку возможность господства над природой через творчество, а не разрушение; в котором каждый обладает чувством индивидуальности, переживая самого себя скорее как субъект своих сил, а не благодаря сходству с другими; общество, в котором существует система ориентации и увлечённости человека без необходимости искажения реальности и поклонения идолам» — по Э. Фромму это и есть «здоровое общество». Построение такого общества означает, что человек обрёл способность рационально регулировать свои отношения с природой, с другими людьми; он может быть предприимчивым, способным к страданию и радости, то есть быть самим собой, уверенным в себе. В таком обществе не должно быть приспособления, постоянного ожидания одобрения других. И главное — не должно быть отчуждения во всех его формах: отчуждённый труд, отчуждённое потребление, отчуждённая собственность и т. д. Человек в здоровом обществе — это деятельный участник в жизни общества, хозяин собственной жизни, а не средство для какой-либо цели (даже для благой).
Создание здорового общества, следовательно, связано с преодолением отчуждённости, при которой люди, как отмечалось, отчуждены о своего труда, от самих себя, от природы. В отчуждённом обществе многие люди живут, как рабочая сила. Отчуждение, прежде всего, проявляется в том, что человек в своём труде не утверждает себя, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы, особенно тогда, когда труд — не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения различных других потребностей. Такой отчуждённый труд — труд принудительный, не добровольный. Продукт такого труда непосредственно работнику не принадлежит. Фактически все те, кто работает по найму, являются зависимым, отчуждённым слоем. 
Об отчуждённости в своё время много говорил К. Маркс. Он утверждал, что «… рабочий стал товаром, и счастье для него, если ему удаётся найти покупателя … Рабочему приходится бороться не только за физические средства к жизни, но и за получение работы, т. е. за возможность осуществления своей деятельности, за средства к этому осуществлению своей деятельности … Работа человека — это его деятельная собственность». Исследуя потребности человека, К. Маркс отмечал, что важны не только те из них, которые являются потребностями живого организма, но и те, которые являются результатом культурного развития и могут быть основой дальнейшего человеческого развития. «Люди до сих пор всегда создавали себе ложные представления о себе самих, о том, что они есть или чем они должны быть; … способ производства надо рассматривать не только с той стороны, что он является воспроизводством физического существования индивидов. В ещё большей степени это —  определённый способ деятельности данных индивидов, определённый вид их жизнедеятельности, их определённый образ жизни. Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами». Очевидно, нужно создать даже на чисто экономической основе новое отношение к природе. Необходимо создать и человеческую солидарность, сотрудничество между людьми, и в целом — новую этику, при которой обладание многим не делает человека счастливым. Традиционная этика, как и всякое классическое явление, должна быть основой взаимодействия людей друг с другом. 
Какова же жизнедеятельность людей в современном российском обществе и как оно влияет на эту самую жизнедеятельность? Ответ на эти вопросы предполагает выявление хотя бы основных характеристик российского общества по таким базовым сферам жизни, как экономика, социальная сфера и культура.

Работающий человек не должен быть бедным

Известно, что если экономика представляет собой суть жизни, то это — смертельная болезнь общества. Экономика, не создающая спроса на новые технологии, не примет никаких инноваторов. Здоровому обществу нужна здоровая экономика, то есть экспортно-ориентированная, основанная на современных технологиях и технике, инновационном развитии, с большой долей среднего и малого бизнеса. Такую экономику сегодня называют «экономикой знаний». В таблице 1 представлены основные характеристики подобной экономики в некоторых странах.
Эти показатели вполне коррелируются и с расходами на исследования и разработки в перечисленных странах: в России — 1,2% от ВВП, в Германии — 1,3%, в Великобритании — 1,8%, во Франции — 2,3%, в США —2,9%.
Принято считать, что российская экономика ещё не оправилась от недуга 1990-х годов. Однако по некоторым показателям наша экономика сегодня более слабая, чем в 1990-х 
годах. Так, по данным Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), в 2016 году  промышленность России выпустила менее одной тысячи металлорежущих станков с программным управлением (в середине 1990-х их ежегодно выпускали 12—15 тысяч); по некоторым видам производств учитывать уже нечего, они практически исчезли; утрачено разнообразие производств во многих отраслях промышленности (химической, деревообрабатывающей и др.). Сократилось текстильное производство: в 2016 году осталось 25 тысяч предприятий (было 46 тысяч). 
Доля инновационной продукции в нашей экономике составляет всего 9%, хотя ещё 10 лет назад предполагалось довести её до 40%.
За последние годы выросла доля рабочих, занятых преимущественно физическим трудом, и она составила 49% всех занятых в экономике.  
Необходимо осознать, что техническая отсталость предприятий и стремление новых собственников к наживе (особенно характерное для регионов) чреваты социальными конфликтами. По данным экспертов, российские новые собственники ежегодно незаконно присваивают более 1 триллиона рублей, а «заводская» Россия «ржавеет и разоряется». За 2016 год 96 российских миллионеров стали богаче на 5,7 трлн рублей, а остальное население стало беднее на 6,35 трлн рублей. Конечно, «де-юре» наше государство социальное, но по факту всё ещё работники отчуждены и от собственности, и от собственного труда, и от его продукта. О социальной ответственности собственников, по сути, речи нет, они не заинтересованы в обновлении производства, их интересуют собственные доходы. 

Осложнения экономического нездоровья     

Нездоровая экономика порождает болезни и в других сферах жизни, прежде всего в демографии. В начале ХX века в Российской империи и США численность населения различалась незначительно: 
67 млн человек в России и 76 млн человек в США. Но через 100 лет, в начале ХХI века население США составило 340 млн человек, а в России — 145 млн человек. Конечно, сказались последствия тех страшных испытаний, которые выпали на долю нашей страны, но всё же в определённой мере повлияли и последствия неэффективной социально-экономической политики, прежде всего уровень бедности, о которой шла речь выше, в том числе феномен низкооплачиваемости работающего населения. Работающий человек не может (и не должен) быть бедным, если экономика здоровая.
Некоторые показатели в области народонаселения приведены в таблице 2. По сравнению не только с наиболее экономически развитыми странами, но и с мировыми показателями в России (и некоторых постсоветских странах) и смертность, и продолжительность жизни после 60 лет значительно отличаются в худшую сторону. Кроме отмеченных выше факторов бедности, в том числе работающего населения, неравенства по доходам, социальное нездоровье проявляется и по таким симптомам, как занятость, безработица, свободное время. 
На фоне относительно невысокой официальной безработицы (4 млн человек) в последние годы (2014—2016 гг.) в мире и в России выделяются длительная безработица (поиск работы больше полугода) и застойная безработица (особенно для молодёжи и лиц предпенсионного возраста). Выросло число домохозяйств с неработающими пенсионерами — на 15%. Вместе с «самозанятыми», уже не рассчитывающими на помощь государства, численность безработных, по расчётам экспертов, составляет сегодня почти 20 млн человек.
В целом акцент во взаимоотношениях в области занятости смещён в сторону углубления бесправного положения работающих: сокращаются выплаты «белой» заработной платы, возрастает административное принуждение к уходу в неоплачиваемый отпуск, увеличивается продолжительность рабочей недели, отказываются оплачивать сверхурочные рабочие часы, больничные листы и даже декретные отпуска. Другими словами, увеличивается трудовая нагрузка и одновременно снижается социальная защищённость работников.
В 2016 году зафиксировано 1036 трудовых протестов и конфликтов: работникам полгода и более не платили заработную плату, которая и так не восполняет затраченную жизненную энергию. Так, средняя заработная плата в российской промышленности составляет 32 тысячи рублей, что ниже средней заработной платы по экономике в целом. Даже в Китае, где речь всегда была о дешёвой рабочей силе, сегодня средняя заработная плата в промышленности (в пересчёте по курсу) составляет 45 тысяч рублей. 76% жителей страны в 2016 году были вынуждены перейти на покупку более дешёвых продуктов питания. Росстат в 2017 году определил уровень бедности в 13,5%, но реально бедными считают себя 40% населения России; 5 миллионов человек трудятся за минимальную заработную плату. По данным ОЭСР, Россия сегодня по средним зарплатам занимает 51-е место в мире, в то же время количество часов рабочего времени в России достаточно высокое: в 2015 году оно составило в среднем 2034 часа на человека.
Среди социальных проблем, которые сегодня затрагивают повседневную жизнь населения России, особую остроту приобретает сокращение доступа к бесплатным услугам, общее снижение уровня жизни и безработица. В этих условиях нарастает тревога, напряжённость и даже озлобленность населения, следствием которых являются самоубийства, алкоголизм, наркомания. В целом эти явления свидетельствуют о психическом нездоровье общества. В таблице 3 приведены некоторые показатели деструктивных действий населения некоторых стран.
Данные таблицы 3 показывают, что деструктивные действия характерны даже для наиболее развитых стран, но в российском обществе они более распространены: в три раза чаще, а по сравнению с Великобританией — почти в пять раз! Вполне логично связать эти явления с ощущением общего неблагополучия в обществе.  Некоторые показатели восприятия личного благополучия в различных странах представлены в таблице 4.
Как показывают данные, в России и некоторых постсоветских странах резко снижено восприятие личного благополучия, если исходить из наиболее важных аспектов жизнедеятельности населения, таких как образование, здравоохранение, работа, жизненный стандарт.
Если учесть, что сегодня сокращается доступ к качественному образованию и качественному здравоохранению (в силу их возрастающей платности) и другим социально значимым аспектам жизнедеятельности человека, то можно сделать вывод о том, что модель жизненного успеха в России замкнута на самом человеке и не распространяется на окружающее пространство, не ориентирована на его преобразование. В принципе это косвенно свидетельствует о некой ущербности этого окружающего социального пространства. По данным исследований Института социологии РАН, доля активных членов общества составляет 25% респондентов, доля рассчитывающих на государственную поддержку — 19%; оставшиеся 56% — это люди, сочетающие в себе одновременно и активистские  и пассивистские жизненные установки. При этом следует учесть, что предпринимательство в России буквально «пробивается» через коррупцию, административный прессинг и высокие налоги. 
Исторический опыт показывает, что если у общества не будет элиты или она будет подталкиваться к маргинальному уровню (под элитой в данном случае понимаются учителя, врачи, учёные и т. п.), то общество обречено стать варварским и жить по законам толпы. Любому здоровому обществу необходима духовная жизнь, культура, наделённость смыслом, собственной ценностью.

Бездуховность как диагноз

Однако сегодня прослеживается тенденция отделения социальной жизни от духовности, от культуры. Ещё Х. Ортега-и-Гассет отмечал, что культура жива, пока она получает приток жизни от субъектов. «…культура, разум, искусство, этика должны служить жизни. … Бескультурная жизнь — это варварство; безжизненная культура — византинизм». О значении знания, образования, культуры говорил и П. А. Сорокин: «Более или менее равномерное распределение знания и образования во всех слоях общества есть условие, без которого невозможна эгалитарная система общества». Между тем социальное мышление российского населения, как в прошлом, так и сегодня, не является чисто экономическим. Оно включает в себя социально-нравственные аспекты, основанные, в основном, на представлениях о самих себе. Личностная реализация, индивидуализм, конечно, необходимы, но многие задачи социально-нравственного характера можно решать только коллективно. Необходима, как отмечалось, солидарность членов общества, их сплочённость как агрегированный индикатор преодоления отчуждения во всех его проявлениях. Это тем более необходимо, т. к. в силу устойчивого социально-экономического неравенства Россия сегодня — это сословное общество, люди объединены только по классово-стратифицированным основаниям: общность с людьми одного социального положения ощущают в полной мере 25,8%, скорее ощущают — 45%. Основным условием формирования сплочённости, как известно, является доверие. Сегодня доверие друг к другу испытывают в России 36% населения, в мире в целом — 54%. Парадоксально, но в условиях сословности усиливается ценность государства и в целом стабилизируется уровень доверия к власти, что, по сути, выражает новую гражданскую идентичность, которая в значительной мере выступает  как ресурс социальной сплочённости. Однако данного ресурса для долговременного доверия в обществе недостаточно. Необходимы более действенные меры по обеспечению социальной справедливости и преодоления отчуждения в обществе, прежде всего преодоление чрезмерного имущественного расслоения. Коэффициент Джини сейчас в России составляет 0,4. Если он будет более 0,5, то возникает серьёзная опасность социального взрыва, тем более, если считать его не по доходам, а по накопленному богатству: в этом случае он сейчас в России уже 0,84, самый высокий среди всех крупных стран. В здоровом обществе такого не может быть. Любое неравенство должно быть обосновано. Следует помнить, что уровень доверия является своеобразным «термометром» социального здоровья. Именно поэтому мерой достоинства должен быть труд, а не богатство; созидание, а не потребление; скромность, а не самореклама, честность, а не наглость, т. е. необходима не столько национальная идея, сколько национальная этика. Социальная природа преступности связана именно с отсутствием укоренившихся основ национальной этики и сверхрасслоением общества. Для оздоровления общества необходимо, чтобы «… на место экономического богатства и экономической нищеты становились богатый человек и богатая человеческая потребность. Богатый человек — это в то же время человек, нуждающийся во всей полноте человеческих проявлений жизни…». Учитывая это, следует в социально-экономической политике осуществлять меры, направленные на обеспечение реальной сплочённости общества. К числу таких мер относятся:
— реальная забота о людях как о главном ресурсе модернизации страны (при всей важности новейших технологий);
— активизация действий по преодолению тенденций сословного развития российского общества (введение прогрессивной шкалы налогообложения, налог на сверхбогатство, борьба с коррупцией и т. д.);
— обеспечение развития «маломасштабной» экономики, ориентированной не на сверхприбыли, а на продолжение рода, не разрушая свою культуру и среду;
— реальная помощь в развитии малого и среднего бизнеса, в том числе создание промышленного кластера     вертикальной интеграции на симбиозе науки и малого бизнеса в качестве испытательной площадки для изделий НИОКР;
— активное развитие дополнительного образования, способствующего более адекватному соответствию способностей работников и имеющихся рабочих мест;
— учреждение института контроля за социально-экономическим развитием территории России, особенно за сельскими территориями.
Становление здорового общества одновременно влечёт за собой и реальный прогресс человеческого развития. При этом важно, насколько надёжны будут достижения общественного развития, имеются ли достаточные условия для устойчивого человеческого развития. В связи с этим очень актуально следующее утверждение 
Н. А. Бердяева: «Ныне должна проснуться не интеллигенция, не верхний культурный слой, не какой-нибудь демагогически развиваемый класс, а огромная, неведомая, народная, провинциальная, «обывательская» Россия, не сказавшая ещё своего слова».
Просмотров: 41