В номере Март 2018
Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Не экономикой единой

№ 3(150), 02.04.2018 г.
Выдвижение на первый план внеэкономических факторов экономической динамики определили не только общую тему форума 2018 года — «Россия и мир: цели и ценности», но и долгосрочную актуальность обсужденных на его площадках тем.
«Мы видим, что рост буксует. Некоторое ускорение динамики в 2017 году не выглядит устойчивым, во всяком случае, в развитых странах. И мы видим, что в основе проблем лежат не чисто экономические факторы. В гораздо большей мере проблемы здесь находятся в сфере технологий, политики, идеологии, культуры. Словом, «не экономикой единой…» В этом следует разобраться тщательно»,— заявил накануне форума доктор экономических наук, ректор РАНХиГС Владимир Мау.
Поэтому форум, по его же выражению, — про «правила игры», подразумевающие и культуру, и этику, и политику, и безопасность, без чего обсуждать проблемы экономических институтов бессмысленно. Поэтому и пригласили в качестве экспертов «умных, а не политически ангажированных».
А вот гостем мог стать практически любой желающий и интересующийся. Таковых в Институте экономики и развития производства СО РАН оказалось несколько. По возвращении они поделились с коллегами впечатлениями от работы заинтересовавших их секций, по которым делать глобальные выводы невозможно, но понять кое-что — вполне. 
Открывший эту небольшую пресс-конференцию Виктор Иванович Суслов помянул добрым словом не всегда и не во всем правого, но сумевшего переломить препятствующий прогрессивным тенденциям экономический консерватизм Егора Гайдара. Ведь именно он, получив карт-бланш, организовал первый  форум, названный в его память Гайдаровским и переросший впоследствии в «русский Давос».
«Форум входит в  топ-5 мировых событий, — отметил модератор встречи. — Собираются серьезные люди. О чем они говорят? Есть ли надежда на изменения отношения экономического блока нашего правительства  к перспективам развития России?»
Боюсь, этот вопрос Виктора Ивановича остался без ответа…
Однако побывавшие на форуме Евгения Анатольевна Коломак, Наталья Александровна Кравченко, Татьяна Юрьевна Богомолова постарались донести до коллег его многие интересные моменты.

Нет прогресса без пространственного развития

Программа форума нацеливала на осмысление происходящего с разных позиций, а также попытку  увидеть будущее России, которое в немалой степени зависит от пространственного развития. И вполне понятно, почему ежегодно составляемый Ассоциацией инновационных регионов России  (АИРР)  рейтинг этих регионов  собрал на этой тематической площадке большое количество заинтересованных участников. Тем более что к традиционным показателям — инновационная деятельность, научные исследования и разработки, социально-экономические условия для инновационной деятельности — в этом году добавилась «инновационная активность регионов» в виде оценки формирования инновационного  климата региональными администрациями.  
По совокупности показателей регионы разделились на несколько групп: передовые (сильные и среднесильные), средние и отстающие.  Уже  традиционно лидерами рейтинга были названы Москва, Санкт-Петербург и Татарстан. 
Новосибирская область, как и в прошлом году, оказалась на пятом месте.  Некие изменения у нас, конечно, происходят, и место это неплохое, но… могло быть и лучше. Видимо, все дело в том, что соотношение сильных и слабых сторон инновационной деятельности нашего региона остается неизменным: сила — сфера исследований и разработок, слабость —  то, что связано с возможностью создания передовых  инновационных продуктов и технологий, получающих рыночное признание. Увы, наша область не слишком восприимчива к тем замечательным разработкам, которые создаются на ее территории. 

Комфорт необходим даже технологиям

Не менее серьезным обозначился разговор о развитии в регионах России высокотехнологичных бизнес-структур, создающих в стране около 22% ВВП. Глобальной целью национального доклада на эту тему стал вопрос:  драйверы развития и потенциальные точки роста. Рейтинг построен на сочетании двух слагаемых: условия для развития высокотехнологичного бизнеса в регионе и его реальный вклад в региональное развитие. К первому относится накопленный научный, человеческий капитал, институциональная среда, инфраструктура и объемы госзакупок. Показатель же вклада в региональное развитие представлен экспортом, созданием рабочих мест, числом вновь создаваемого бизнеса и  участием в формировании бюджета. Любопытно, что для условий наиболее важными оказываются комфортность проживания плюс число и интенсивность проверок бизнеса. 
Региональная особенность Новосибирской области — высокий научный потенциал, накопленный человеческий капитал, что дает ей возможность числиться в регионах, способных  стать точками несырьевого роста. Так что упомянутое 5-е место не вполне соответствует нашему потенциалу. К тому же вклад нашего высокотехнологичного бизнеса в региональное развитие определяется как пониженный. Эта ситуация всем хорошо  известна на протяжении десятилетий. И только остается надеяться, что все-таки изменится. 

Правила мозга?

Разнообразие программы форума  — от пенсионной реформы до информационных технологий, финансовой грамотности, перспектив развития России и мира — было «очеловечено», по большому счету, в угоду базовой философии мероприятия. Поэтому открытая лекция доктора биологических наук, известного учёного в области нейронауки и психолингвистики Татьяны Черниговской собрала многочисленную аудиторию. Стремительно  меняющиеся вызовы окружающей среды затрудняют  осознание того, каким образом меняется мир  и каково наше место в нем, как не потерять представление о реальности и контроль над нею.  Мир перестал быть человекомерным: порождения человеческого разума, как мы полагаем, — умные машины, искусственный интеллект, все, что связано с интернетом вещей  —   может существовать без участия человека. И это означает, что должны измениться и базовые этические нормы, и многое иное.  К примеру, сегодняшних студентов надо учить по-другому, потому что другие они сами, иначе воспринимающие окружающий мир, иначе реагирующие и действующие — не лучше и не хуже, просто по-другому. Как преодолевать пропасть между тем, что уже возможно,  и тем, к чему мы не готовы? Каким образом человечество может справиться с новой реальностью? Вопросы, вопросы…  
Но были и полезные утверждения: если вы смотрите на экран одного из любимых устройств больше 42 часов в неделю, это вызывает болезненное привыкание, а излишняя концентрация меняет материю мозга. Особенно вредят видеоигры. В итоге — депрессия, шизофрения, деменция. Пафос же заключается в том, что мозг живет собственной жизнью, что, очевидно, означает: мы при мозге, а не наоборот… 
Каково?!

Реформы: исторический ракурс

Гуманитарную составляющую форума продолжили секции, где философски отслеживались причинно-следственные связи  экономического развития, культуры и  исторических периодов развития страны. Речь шла о возможностях экономического поворота. «Злой гений» лихих 90-х, идеолог провалившейся ваучерной приватизации Анатолий Чубайс, заявив, что  есть вещи поважнее экономики, без «ложной скромности» присвоил себе лавры строителя фундамента «тучных лет» и прочих успехов. А также признался в том, что сегодня «экономического ответа на экономические вопросы нет». У нас есть ресурсы, но нет собственно развития. Развития  2% в год нам недостаточно. Ответ решили поискать в институциональных, культурных факторах, сдерживающих развития России. 
Российские  реформы были болезненными всегда, а после всё возвращалось практически в  прежнее состояние. Это порочный круг или спираль развития? По мнению многих, это, прежде всего, некоторые институциональные ошибки выбора, закрепляющиеся потом в культуре,  в неформальных практиках и институтах. И впоследствии это закрепление очень трудно преодолимо. Но реформы все-таки нужны. Однако тут возникают «ножницы» между предполагаемыми реформами, неформальными институтами и культурой. В результате это будут очень болезненные для населения преобразования, что, собственно, и демонстрирует наша история, либо эти реформы окажутся неэффективными. Поэтому в нынешней ситуации перемены должны коснуться, прежде всего, образования, здравоохранения, человеческого капитала, инфраструктуры. Однако бюджетный приоритет — по-прежнему оборонный комплекс. Чтобы «запустить» эти изменения, необходимы длинные горизонты планирования, чего мы не можем (не хотим? Не умеем? — Ред.). Решения принимаются, в лучшем случае, на три года, а на самом деле — на три месяца. Хотя и три года тоже очень малый срок. Если мы хотим реальных изменений в обозначенных сферах, горизонты планирования должны быть не менее  25—30 лет. Только в таком промежутке инвестиции начнут давать отдачу.  

«Достоинство, Шенон, достоинство!»

Дальше все пошло, как говорится, «не для средних умов». Стимулировать развитие предназначено, в том числе, таким совокупным интеллектуально-культурным показателям, как высокая креативность, адаптивность, высокий уровень сообразительности.  Однако вопреки мнению о нашем коллективистском характере культуры, показатель соотношения между коллективизмом и индивидуализмом у нас средний. И чтобы эти ограничения преодолевать, нужны, так сказать, консенсусные промежуточные институты. 
Наш опыт реформ всегда отбрасывает нас назад еще и потому, что у нашего общества нет ресурса доверия к выигравшей в результате приватизации элите, которая, на самом деле, и должна инициировать и осуществлять реформы. Зато традиционно силен  ресурс доверия к «самодержцу». И его надо использовать. 
Но готова ли бюрократия к реформированию? Ответ  прозвучал от одного из участников из высшей бюрократии: реформы невозможны потому, что даже если мы хотим что-то сделать, нам не дают… 

Иван кивает на Петра

Ему возразили: российская бюрократия не настолько уж безграмотна и плоха. А нынешняя ситуация — изоляция и внешние угрозы — дает России хорошую возможность понять, как обеспечить такой экономический рост, чтобы не отстать и в будущем гарантировать  многие политические позиции. А в качестве промежуточных институтов России, опять же, нужны институты догоняющего развития, национальная инновационная система, направленная на  воспроизведение уже разработанных инноваций. Вопрос стоит не о том, куда двигаться, а как. Однако прежде необходим баланс российских реформаторских элит, живущих в этой стране фактически совершенно по другим законам, в абсолютно специфическом окружении. И ответственность элит должна как раз проявиться в осуществлении так называемого бюджетного маневра — перераспределении в пользу инфраструктурных проектов и поддержке социальных. Пока же прослеживается большая инерция на микро- и макроуровнях: рывок/перестройку из бедных в богатые сделали очень немногие — буквально пять стран — «азиатских тигров». 

Университеты должны готовить сложных людей 

В обсуждении перспектив высшего образования как составной части социально-экономического развития были процитированы интересные выводы: несмотря на революции и войны, мобильность общества по-прежнему слаба. В продолжение исторических тенденций к элитам продолжают принадлежать дети из обеспеченных семей. Поэтому сразу больших изменений добиться не удастся   и нужно быть готовыми к реформам медленным и болезненным.
Но уже сегодня в стране формируются минимум пять вузов, которые войдут в топ-100 лучших вузов мира. Это развитие «подстёгивается» программами НТИ, ставящими в прямую связь университетское развитие с наличием или отсутствием у них так называемого индустриального партнера. Это партнерство поддерживается существенными средствами  в соответствии со стратегией научно-технического развития страны. Это начало большой и трудной дороги, поскольку договориться этим структурам пока сложно. Те, кто сумел, сегодня выглядят героями, поскольку могут подавать согласованную заявку на грант. Но будет ли это действительно партнерство или обозначатся приоритеты — пока вопрос вопросов. Но без этой индустриальной части, т. е. без ориентации на прагматику университеты вряд ли могут развиваться. Топ-100 поначалу формировалось по принципу: прежде наука, потом образование, где индустриальное партнерство  не предполагалось. Теперь эта концепция будет расширяться: каждый побоится оказаться на обочине  неких общих трендов.  
Однако, по мнению промышленников, университеты никогда не будут успешны, если не станут корпорациями. Только корпорации смогут договориться с корпорациями. 
Университетскому развитию нужна расторопность —индустриальная ориентированность. Эти запросы подтвердили прямо на форуме, на  «разминке» одной из сессий. Ключевыми качествами  предпринимателя были названы: готовность делать рискованные шаги и принимать необъяснимые решения; умение вовремя совершать ошибки, пока они не станут роковыми, т. е. совершайте ошибки с умом; колоссальная интеллектуальная выносливость. И хотя, как считают многие, предпринимательская жилка — это из области генетики, сбрасывать со счетов образование не стоит. Университеты должны готовить сложных людей. Курс на предпринимательство полезен всем, а способных к предпринимательству оттестирует жизнь, а не университет, которые должны расширять сознание, делать его гибким. 
*  *  *
Оценить, насколько уместен был, на самом деле, этот гуманитарный крен, покажет время. Лишь бы он не оказался лукавым «уходом» от трудноразрешимого главного, экономического.
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 116