Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Код судьбы

№ 3(150), 02.04.2018 г.
И если Алексей — означает в христианских святцах «человек божий», то ему наверняка по силам очень многое.
Он и вправду умеет все на свете: вышивать гладью и крестиком, рубить избы и крыть крыши, собирать радиоприёмники и кое-что покруче, играть на многих музыкальных инструментах, заниматься педагогической деятельностью, охотиться и ловить рыбу, свободно говорить по-кхмерски и по-французски, разгружать баржи и писать компьютерные программы, толково руководить на многих уровнях региональной власти, иметь собственную гражданскую позицию и решать политические вопросы вплоть до федерального уровня… 
И вообще, Алексей Акимович Беспаликов —  личность неординарная и для Новосибирской области, без особого преувеличения, легендарная. Что и подтвердила наша интересная беседа с ним накануне его 70-летия в конце марта.
— Алексей Акимович, давайте начнем с большого. Википедия называет  Вас  российским государственным деятелем. Каково быть таковым, особенно в столь непростой для страны период?
— Чиновником в полном понимании этого слова я не стал, прежде всего, в силу характера. Классически задача чиновника — грамотно отписаться, не затянуть с ответом. Я старался решить даже заведомо нерешаемые вопросы, не откладывая. Ведь если доходчиво и аргументированно разъяснить человеку, что он просит невозможного, а таких обращений немало, потому что это ему не положено, вопрос также можно считать решенным. И еще золотое правило для мужчин нашего рода: если дал слово, даже опрометчиво, кровь из носа — решай. Видимо, поэтому ко мне  всегда обращалось  много людей. И обращаются по сей день. Чтобы стать руководителем высокого ранга, следует научиться работать с людьми. Это главное. Каждый из граждан нашей страны — независимо от национальности, партийности, социального статуса — не должен остаться без необходимой ему помощи.  
— И начиналось все, как свидетельствует биография, не вполне стандарт-но, с освоения французского, а затем и кхмерского языков?
— До 1981 года я работал в России директором профтехучилища, а затем — за рубежом, в государстве, которое сначала было Народной Республикой Кампучия, потом Государством Камбоджа и в итоге — Королевством Камбоджа. Поработал как бы во всех трех, и от каждой получил награды, в том числе орден Дружбы народов. Там и потребовалось знание языков. Французскому учился в Ленинграде, а местное наречие пришлось осваивать «глубоким погружением» — в процессе подготовки  местных кадров. Работал старшим преподавателем, затем руководителем группы советских специалистов, советником  профтехцентра и советником при Министерстве образования. Главными задачами было: создать два проф-центра, индустриально-педагогический техникум и подготовить первую волну специалистов — преподавателей специальных дисциплин и мастеров производственного обучения. Это в промежутках между внутренними политическими преобразованиями в Камбодже мы и осуществили. Лет десять назад я побывал в Камбодже как турист, чтобы посмотреть результаты нашего труда. Те два проф-центра стали техникумами, а индустриально-педагогический техникум — педагогическим институтом. Задел оказался весьма продуктивным.
— Вы не считаете эти годы потерянными?
— Отнюдь. Помимо материальных преимуществ, это был огромный опыт работы и общения в разных условиях, соприкосновения с разными менталитетами — специалисты там работали из многих стран. Кстати, у меня была и общественная должность, в шутку именовавшаяся президентом холостяков Юго-Восточной Азии. В мои обязанности входил инструктаж вновь прибывших холостых советских специалистов. И шутки шутками, но на доллар там можно было купить шесть бутылок по ноль семь литра вьетнамской водки Ляо Май от скуки, и если там какое-то время без семьи… Случалось даже высылать специалиста по этой причине. 

Пресс-досье:

Алексей Акимович Беспаликов
  • Родился 27 марта 1948 года в Новосибирске в семье рабочего.
  • В 1967 году окончил Новосибирский радиотехнический техникум по специальности «радиолокационные установки».
  • В 1973 году — Новосибирский электротехнический институт.
  • Первое место работы — завод «Электросигнал», старший техник.  Далее — учитель, директор ГПТУ № 67.
  • Дважды направлялся на работу в Камбоджу, где работал старшим преподавателем-консультантом, советником учебного центра.
  • С 1991 года  работал в Новосибирском облисполкоме куратором проф-
  • техучилищ.
  • Затем — заместителем директора департамента мэрии Новосибирска, начальником контрольно-аналитического управления. Три года, начиная с 1996 г., занимал пост заместителя мэра по вопросам организационной деятельности.
  • В 2000 году назначен заместителем, затем первым заместителем губернатора Новосибирской области.
  • В декабре 2005 года избран депутатом Новосибирского областного Совета депутатов. В 2010 году назначен его председателем.
  • В конце 2010 года — представитель от исполнительного органа государственной власти  Новосибирской области в Совете Федерации ФС РФ.
  • Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом Сергия Радонежского III степени, Дружбы народов Народной Республики Кампучия, орденом Святого князя А. Невского I степени, знаком отличия «За заслуги перед Новосибирской областью» и иными многочисленными наградами и грамотами.

— Однако вернуться  пришлось уже практически в другую страну. Почему же не продолжили свою педагогическую стезю, а пошли в руководители, а затем и в политику  практически без многолетней подготовки? 
— Как оказалось, в другую. Кстати, это был август 1991 года — как раз тот день, когда была предпринята попытка государственного переворота ГКЧП. Я, как и все мое поколение, родился и рос под знаменем строительства коммунизма. Был октябренком, пионером, комсомольцем, членом КПСС. Мы все считали, что партия — это направляющая и руководящая сила. Но, вместе с тем, мы видели все недостатки однопартийности, которая, по сути, сама себя и сгубила. 
Пришел в департамент образования, прекрасно понимая, что училище, которым я руководил до командировки, уже много лет возглавляет другой человек, сменился и коллектив. Согласился на работу в управлении образования облисполкома куратором училищ металлообработки. А уже в декабре меня пригласили на работу в мэрию Новосибирска. Думаю, это было вполне логично, поскольку я вернулся из многолетней командировки без связей, без каких-то обязанностей перед кем-либо. Это оказалось весьма ценной характеристикой, чтобы предложить мне контрольно-ревизионную работу. Я был назначен заместителем директора департамента мэра, председателем комитета экспертизы и контроля. Затем стал заместителем мэра Новосибирска, заместителем, первым заместителем губернатора, председателем областного Совета депутатов, преобразованного позже в Законодательное собрание.
— Говорят, Вы мастерски умели снимать напряжение и примирять стороны  в этой сложной, многополярной среде?
— Это умение имеет глубокие корни. Я вырос, так сказать, в сводной семье. Мой отец 1900 года рождения воевал в армии Буденного, ворошиловский стрелок, член ВКП(б). В начале тридцатых годов, как и все 25-тысячники, посланные на организацию колхозов, приехал с женой и пятью детьми в глухую алтайскую деревушку. Жена не выдержала жизненных трудностей. И уже вдовцом, встретив в послевоенные годы тоже вдову с двумя детьми — мою будущую маму, он взял ее в жены. Всего детей стало семеро, к которым добавился восьмой — я. В такой большой разновозрастной семье всё держалось на матери. Она обшивала всех, кормила и мирила. К ней, а не к отцу, очень строгому в воспитании, дети обращались как к третейскому судье. Вот эта семейная дипломатия и научила меня многому. Когда родителей не стало, таким примирителем в семье оказался я, хотя и был младшим.
— А кто выбрал Вам имя?
— Священник. Я родился 27 марта. А 30 марта мама втайне от отца-коммуниста окрестила меня в церкви, где я и был наречен Алексеем. Этот день я и считаю своим днем рождения, поскольку убежден, что человек рождается тогда, когда обретает имя. До этого момента он существует только физически.
— И праздновать свой юбилей Вы будете…
— Конечно, 30 марта.
— Какие еще периоды жизни стали для Вас особыми, как-то повлиявшими на мировоззрение?
— Первым из таковых стал резкий переход из системы профтехобразования в структуру власти — мэрию. Для работы в сфере контроля это было очень трудное время. Указ Ельцина о свободе торговли был воспринят как вседозволенность: торговать стали чем угодно все и всюду. А контролировать качество товара и законность было порой даже небезопасно.  Представьте, где-нибудь на Клещихе  прямо на путях — ворованная цистерна с техническим спиртом. Из нее — торговля на разлив. Приезжаем с милицией, продавцы врассыпную. А куда эту цистерну девать, где та лаборатория, чтобы произвести анализ качества? Да и «хозяева» цистерны, а то и не одной, где-нибудь рядом.
Второй из незабываемых периодов — освобождение группы наших милиционеров, служащих по найму на блокпосту в Первомайске между Чечней и Дагестаном в 1995 году. Половину из них боевики расстреляли на месте, остальных  взяли в заложники, чтобы добиться освобождения одного из бандитов. Мы ездили их выручать небольшой командой. Вели переговоры с боевиками — Масхадовым, Басаевым. Сутки пришлось побывать заложником самому, когда женщин — мать и жену двух пленных милиционеров повезли удостовериться, что они живы. Но чтобы выполнить требования боевиков, нужно было постановление Госдумы о помиловании того, кого они пытались освободить. Пришлось ехать в Москву. Там и познакомился с Зюгановым, Жириновским поближе. Не могу сказать, что все было решено легко и просто. Но ребят наших мы все же выручили. А по возвращении я был назначен заместителем мэра.
Еще один переломный момент —  когда работал заместителем губернатора. Работа кипучая, беспокойная, без праздников и выходных, круглые сутки, по крайней мере, в голове. Однажды вызывает губернатор и предлагает баллотироваться в областной Совет депутатов. Расстроился, обиделся на Толоконского – видимо, не нужен стал. Написал заявление об увольнении. Однако Виктор Александрович растолковал, какова моя миссия. И началась совершенно иная жизнь.
Ну и, конечно, работа в Совете Федерации.  Но если сравнивать, самой интересной была работа в правительстве Новосибирской области — все конкретно, с осязаемым  результатом, в котором есть и твоя лепта. В законодательной же работе результат покажет только время — насколько действенным оказался закон и каковы его недочёты.
— Интересен Ваш взгляд на современность.
— Сейчас Россия сильна как никогда, имея в виду весь её потенциал. Для сравнения: в 1913 году мы были мировым поставщиком зерна. Этим первенством обладаем снова. То же и в военной мощи. Можно сказать, санкции пошли нам на пользу. А не нравится серьезное расслоение населения, очень низкий уровень заработной платы в некоторых местах. Это следует преодолеть. Все граждане России должны иметь возможность достойно зарабатывать и содержать свои семьи. Очень нравится государственная политика, направленная на поддержку материнства и детства,  способствующая естественному приросту населения. Надежды на будущее очень оптимистичны. Государство должно укрепляться с помощью сильного руководства. А для этого необходимо развивать каждый субъект Российской Федерации. 
— Давайте еще немного поговорим и о личном. Насколько политика трансформирует это пространство и что удается сохранить как традиции повседневности?
— Много увлечений у меня было с детства. В младших классах вышивал крестиком и гладью, делал табуреты. Постарше увлекся радиолюбительством, мастерил радиостанции. Однажды у меня конфисковали станцию и все радиодетали — незарегистрированным выходил в эфир. Делал карманные радиоприемники-мыльницы. Занимался фотографией и даже получил приз за одну из них. Перед кинотеатром «Металлист» был сквер со скульптурной скамеечкой «Сталин у Ленина в Горках». Мне удалось сфотографировать ее в лучах восходящего солнца. Отправил фотографию на конкурс, организованный Новосибирской телестудией, и занял третье место. Наградили меня большой жестяной коробкой с высокочувствительной мелкозернистой пленкой. Тогда это был огромный дефицит. Я принес ее в Дом пионеров, где с ребятами мы и порезали ее в темноте на равные доли, чтобы хватило всем. Был  у меня и первый компьютер ЗС Спектрум. На языке программирования Бейсик я написал программу биоритмов с лунным календарем, за права на которую мне заплатили очень приличную сумму. Отлично учился радиолокации в  радиотехническом техникуме. И сохранил интерес к ней по сей день.
— Биографический справочник упоминает  и об игре на музыкальных инструментах.
— Первый из них — семиструнная гитара. У меня и сейчас их две. Потом мне купили «хромку» — двухрядную гармонь, играть на которой я учился самостоятельно. Затем появились баян, аккордеон. А в техникуме совершил большую ошибку — записался в духовой оркестр, где мне сразу вручили  трубу, лишившую меня спокойной жизни. Теперь только с ней я на морозе и под дождем участвовал в демонстрациях, похоронах и прочих мероприятиях, включая танцевальные вечера в техникуме. 
— А как же все-таки на морозе?
— Опытные духовики заливали в нее чистый медицинский спирт…
— Играете и сейчас?
— Только не на трубе! Все  инструменты есть дома и  не забыты. Даже как традиция. У матери две сестры жили в Толмачево. По выходным семья  всем родственным составом обязательно собиралась у кого-нибудь за столом. Хороший обед, сто граммов для настроения и песни  под баян.  Гитару подхватила старшая внучка, играет, но уже на гавайской гитаре. Занялась этим и младшая внучка.
— Ну, значит, юбилей уже можно встретить домашним оркестром! Как Вы относитесь к  надвигающейся дате?
— Мой дед прожил 106 лет, строил дома.  Это умение передалось мне по наследству через отца. Мы с друзьями калымили в период отпусков — ставили дома. Моей специализацией были кровля и электропроводка, брата — отопление и печи. Хотя каждый умел всё. Деньги на первую машину я так и заработал. А вот денег на ее заправку горючим хватало не всегда. Был период, когда приходилось работать одновременно в четырёх местах. Преподавал физику и математику в вечерней школе, электротехнику — на курсах повышения квалификации, а по выходным  работал в НЭТИ на кафедре обучающих машин, созданной ректором НЭТИ Георгием Павловичем Лыщинским. И не помню времени, чтобы не работал. Уже с 14 лет вместе с друзьями разгружал баржи и вагоны.
— Чего бы Вы еще хотели от жизни?
— Мое главное сейчас в жизни — внуки. Чтобы они не только получили хорошее  образование, но и имели желание работать.
— Уверена, сбудется, как и все, за что Вы брались в жизни. И пусть у Вас будет еще много времени и сил, чтобы помочь им в этом.
Наталья Секрет
Просмотров: 259