Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Налоговый маневр-2018: в режиме ожидания

№ 4(151), 26.04.2018 г.
Что могут принести бизнесу обсуждаемые нововведения? 
В своем послании к Федеральному Собранию Владимир Путин довольно четко обозначил, что будущему правительству предстоит как можно быстрее сформировать новые налоговые условия: «Они должны быть стабильны и зафиксированы на предстоящие годы. Подчеркну, нам нужны такие фискальные решения, которые обеспечат пополнение бюджетов, причем всех уровней, а также исполнение всех социальных обязательств и при этом будут не сдерживать, а стимулировать экономический рост». 
Задача поставлена, но окончательных решений не принято — такова официальная позиция власти. Контуры обновленной налоговой системы пока прорисовываются лишь в высказываниях отдельных чиновников и «собственных источников» федеральных СМИ. 
Не остались в стороне от федеральной налоговой повестки и новосибирские эксперты: темой апрельского заседания бизнес-клуба Высшей школы бизнеса НГУЭУ стал «Налоговый маневр-2018: кто выиграет и кто проиграет». 

Мнение первое, юридическое 

«Пока есть разговоры и воля, высказанная через третьих, но очень высокопоставленных лиц, — прокомментировал возможное повышение налоговой ставки заведующий кафедрой административного, финансового и корпоративного права НГУЭУ Олег Шерстобоев. — Пожалуй, мы можем с большой долей вероятности говорить о том, что процентная ставка будет повышена. Будем оптимистами, но исходить все же придется из существующих реалий, в том числе представлений о том, что бюджет надо пополнять». 
Повышение налоговой ставки не отразится на самом механизме налогового регулирования, подчеркнул эксперт: запреты, ограничения и дозволения, зафиксированные в Налоговом кодексе РФ, сохранятся прежними. «Вместе с повышением ставки может вырасти интенсивность налогового контроля, что очевидно: бизнес захочет минимизировать свои расходы, в качестве ответа полномочия налоговых органов будут задействованы в полном объеме», — подчеркнул юрист. 
И главный тренд развития налогового вопроса последних лет будет еще более актуален: проверка прошлой хозяйственной деятельности, что фактически лишает предпринимателя возможности что-либо изменить перед лицом проверки. 
«Это тренд последних лет, доказавший устойчивость. Заключая сделку сегодня, бизнес должен просчитывать, как завтра на это посмотрит налоговый орган, — констатировал эксперт.  — В итоге следует выработать юридическую формулу обеспечения безопасности при совершении сделок. Главное —  выстраивать отношения с контрагентом с точки зрения возможных налоговых претензий, а потому большее значение следует придавать стадиям поиска контрагента и заключения договора.  У вас должна быть документация, свидетельствующая о преддоговорной работе и доказывающая, что договор заключался не с первым попавшимся контрагентом». 

Мнение второе, практическое 

Строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения, напомнил высказывание классика аттестованный налоговый консультант, партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры» Кирилл Соппа.  И подчеркнул, нынешняя налоговая история – абсолютно не тот случай: «Государство проявило удивительную последовательность, ужесточив администрирование налоговой нагрузки и сделав его тем самым сверхэффективным. И теперь государство может приступать к повышению ставок».
Как один из итогов такой оптимизации — снижение уровня коррупции в налоговой отрасли: «До 2014 года в подпольных прайсах некоторых юридических компаний была позиция «решение вопросов с выездной налоговой проверкой».  Сейчас этот пункт исчез. В течение 2016—2017 гг. исключено из реестра  свыше 700 тысяч юридических лиц — фирм-однодневок. И если раньше среднее время их работы доходило до двух лет, то сейчас они не успевают отработать даже квартал». 
Еще одним показателем эффективности работы налоговых органов служат итоги 2017 года: номинальные доходы граждан РФ выросли не более чем на величину инфляции (8%), однако сборы в бюджет страховых взносов увеличились на 22% — эти деньги налоговая «вырвала» из сумрака и конвертов. 
«Если обсуждаемые правительством нововведения будут реализованы, бизнесу не получится уйти в сумрак, — подчеркнул эксперт. — Кто-то будет пробовать, у некоторых частично получится, но возможностей для таких маневров становится все меньше. Дополнительная налоговая нагрузка ляжет на население и бизнес».  
По мнению эксперта, возможно массовое повышение цен. На бизнесе это отразится довольно предсказуемо: «Компании, располагающие ресурсами, смогут держать цены на прежнем уровне, а потому в среднесрочной перспективе не только смогут пережить этот момент, но и частично увеличить свои обороты. Дополнительная налоговая нагрузка наиболее ощутимо ляжет на неэффективные компании, балансирующие на грани точки безубыточности, — они будут терять свои доходы. 
Существует также группа компаний, которые в силу своего положения на рынке имеют преимущественное положение, — ритейлеры. Объясню на примере хлеба: в случае отмены льготных ставок  НДС розничная сеть может спокойно включить налог в  цену — никто ничего не сможет сказать — это инициатива власти, а потребители не будут торговаться. Поскольку речь идет о социально значимом товаре, люди не станут есть меньше хлеба, скорее отдохнут на Алтае вместо Турции». 
«При своем» останется и госсектор, занимающий большую долю российской экономики и не задумывающийся об эффективности: «Сборы с них обеспечат государству дополнительные налоговые поступления, но после того, как они окажутся в бюджете, госкомпании получат их обратно в виде компенсации своих расходов. С точки зрения эффективности для казны, в 70% случаев это будет просто перекладывание из кармана в карман». 
Как жить в новых условиях? Кирилл Соппа напомнил, что налоговая оптимизация — это тоже элемент эффективности ведения бизнеса, а потому врага надо знать в лицо: «Налоговая выигрывает у предпринимателей свыше 90% дел в судах. Почему? Налоговые органы все предыдущие годы очень подробно изучали и сейчас знают все те схемы, которые использует бизнес. Последний по старинке работой налоговой системы не интересуется, предпочитая выискивать дыры в законодательстве. В итоге перед лицом проверки ничего изменить уже нельзя. Нужно изучать новые правила администрирования». 
Самой верной налоговой стратегией для бизнеса эксперт назвал прогнозирование вариантов возможных контрольных мероприятий и выработку алгоритмов защиты от наиболее вероятных. 

Мнение третье, академическое 

Его высказал доктор экономических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Никита Суслов
Ученый представил членам и экспертам бизнес-клуба большое исследование, посвященное теневой экономике, важнейшей причиной возникновения и роста которой является налоговое бремя. 
В частности, речь шла о «налоговой моральности» — нашей склонности платить налоги, которая формируется за счет институциональных и инфраструктурных свойств экономики конкретной страны. 
«Наше желание платить налоги, наша налоговая моральность  зависит от многих факторов, в том числе от репутации государства,  — озвучил закономерность эксперт. — Склонность платить налоги выше, когда агенты доверяют государству — тем ниже размеры теневой экономики».
Размеры теневой экономики тем выше, чем выше налоговое бремя, хуже институциональные условия, инфраструктура, ниже предложение и качество общественных благ,  отметил ученый: «Это значит, что рост налоговой нагрузки следует увязывать с институциональным строительством и развитием инфраструктуры». 
Один из способов оценить уровень налоговой моральности — это взглянуть на так называемый индекс верховенства закона, рассчитываемый для стран мира Всемирным банком и в том числе показывающий, выполняются законы, которые принимаются в данной стране, или нет. По данным за 2016 год, в мире в целом налоговая нагрузка на бизнес составляла почти 41% по отношению к валовой прибыли, средний индекс верховенства закона при этом составлял около нуля, для неблагополучных экономик он отрицательный, а для успешных — положительный. В России за аналогичный период нагрузка приблизилась к 47,5%, индекс верховенства закона при этом достигал -1,05%. Для сравнения: в США эти показатели выглядели так: 44% и 1,63. 
Таким образом,  размер налогового бремени по-разному проявляется в странах с разными институтами. «В странах с хорошими институтами рост доли налогов в ВВП означает, прежде всего, увеличение налоговых доходов, а значит, и предложения общественных благ и улучшение качества регулирования, снижающих размеры теневой экономики. Для стран с плохими институтами рост доли налогов в ВВП означает, прежде всего, увеличение налоговой нагрузки и, следовательно, увеличение размеров теневой экономики», — отметил ученый. 
А потому и «налоговая моральность» зависит не столько от величины налогов: желание уйти в тень связано с неэффективной системой их сбора и применения. 
«Наша налоговая моральность сегодня гораздо выше, нежели была в начале 2000-х. Но налоговые маневры должны осуществляться взвешенно, с четким пониманием того, кто будет потребителем результатов очередной фискальной реформы», — резюмировал обсуждение новосибирский экономист.   
Елена Танажко
Просмотров: 151