Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Счастье — это путь, а не пункт назначения

№ 4(151), 26.04.2018 г.
За десять лет нашего знакомства с ныне заместителем генерального директора АО «Научно-исследовательский институт электронных приборов», председателем правления НП «Деловой клуб руководителей «СЭР» Валерием Григорьевичем Эдвабником я только однажды видела его подавленным  по весьма веской причине, но никогда — бездействующим. Совсем скоро ему исполнится 70 лет. И хотя мы не впервые говорим с ним о нем, всякий раз он — яркий, убедительный оратор — чрезмерно лаконичен, но абсолютно искренен в оценке самого себя. Потому что он — настоящий. И все у него по-настоящему.
— Валерий Григорьевич, в СССР, где нам с Вами посчастливилось родиться, 70 лет называли возрастом политика — абсолютной зрелости ума и большого жизненного опыта. Насколько, по-Вашему, это справедливо?
— Абсолютной зрелости ума не бывает. Жизненный опыт — это цепь ошибок. Большой жизненный опыт — длинная цепь множества ошибок. В СССР много говорилось правильно — жалко, что, в основном, на кухнях.
— А по-житейски? Каковы ощущения этого возраста?
— Ощущение  70 — не знаю точно, что это такое. Не было ощущения 40, 50, 60… Мы в душе — «пацаны». В делах, к сожалению, нет.
— Интересно, о чем говорят зрелые мужчины в своем кругу?
— О том, как хорошо быть молодым…
— Что проявило время? Как Вы полагаете, чем, по большому счету, Вас наградила судьба и чем обошла?
— Судьба наградила меня, во-первых, тем, что я живу. (Молодость даётся всем, старость — далеко не каждому.)   
Во-вторых, тем, что она наградила меня даром любить. 
В-третьих, чувствовать (в какие-то моменты), что и я любим.
В-четвёртых, встречами с безумно интересными людьми (с некоторыми я дружил и дружу до сих пор).
В-пятых, пониманием, что большинство из тех, с кем я общался, — хорошие люди.
В-шестых…, седьмых…, десятых…, двадцать пятых… — см. во-первых. А обиды у меня нет. Как можно обижаться на судьбу? 
—  Сформулирую иначе: на какие «грабли» Вам не хотелось бы наступить еще раз?
— Не хотелось бы  в будущем, как и в прошлом, так жестоко ошибаться в некоторых людях.
— Наследником каких традиций и жизненных ценностей Вы себя считаете?
— Иногда я в шутку говорю о себе, что являюсь «осколком»  XIX  века. Да-да, именно девятнадцатого. Я в раннем детстве рос у дедушки с бабушкой, которая была довольно образованной женщиной. Родившаяся в XIX  веке, она была до-черью священника, с гимназическим образованием — знала иностранные языки, научила меня играть в шахматы и т. д. Хотелось, чтобы мои внуки посчитали себя когда-нибудь, основываясь на времени, проведённом со мной, «осколками» такого бурного и такого великого XX века.
— Как Вы считаете, принципы и принципиальность — это одно и то же?
— Считаю, что не обязательно проявлять принципиальность в мелочах, отстаивая свои принципы в главном.
— Вполне очевидно, что Вы любите жизнь. За что?
— Жизнь люблю за то, что живу. А ещё… Ну, я полагаю, что уже ответил на этот вопрос буквально по пунктам.
— В какой стране, согласно Вашему мировосприятию, мы живем теперь?
— Сейчас мы живём в стране коррупционно-криминального олигархического капитализма. А последние годы характеризуются торжеством воинствующего дилетантизма — к сожалению, практически во всех сферах деятельности. Особенно обидно, что и в деле, которому я отдавал всего себя.

Пресс-досье

В. Г. Эдвабник

  • Родился 10.05.1948г. в г. Запорожье
  • Окончил Запорожский машиностроительный институт по специальности «конструирование и производство радиоаппаратуры» с присвоением квалификации «инженер-конструктор-технолог радиоаппаратуры»
  • Послужной список:
  • Инженер-конструктор, инженер-конструктор 1 категории, начальник КС ФГУП «НИИЭП»
  • Начальник ЦКБ Новосибирского завода точного машиностроения
  • Директор ФГУП «НИИЭП»
  • Заместитель генерального директора по развитию ОАО «НИИЭП»
Ученая степень, ученое звание:
  • Кандидат технических наук
  • Доктор экономических наук
  • Старший научный сотрудник
  • Член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук
  • Действительный член Академии естественных наук
Награды:
  • Медаль «За трудовую доблесть»
  • Медаль «300 лет российскому флоту»
  • Почетная грамота Российского агентства по боеприпасам
  • Знак отличия «Почетный работник отрасли боеприпасов и спецхимии»
  • Почетная грамота губернатора Новосибирской области
  • Лауреат премии правительства РФ в области науки и техники
  • Почетное звание «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации»

— Мне понятна глубина смысла сказанного.  Однако не хочется, да и несправедливо говорить о Деле Вашей жизни в прошедшем времени.  Ведь «несмотря» и «вопреки» оно все же примечательно и перспективно и в нынешнем ракурсе?
— Знаете, несмотря на господство воинствующего дилетантизма практически во всех сферах деятельности современной России, я уверен, что рано или поздно здравый смысл восторжествует, и общество вернётся к исходным ценностям, когда «в чести» вновь будут профессионалы, да и круг «эффективных менеджеров» будет формироваться из имеющих определенный организаторско-управленческий талант профессионально подготовленных (в смысле профессиональной, профильной подготовки) «профессиональных» специалистов.
Надежда и вера в торжество здравого смысла заставляют не «опускать руки», а продолжать намечать (а кое в чём и реализовать) планы по продвижению и внедрению новых идей в области технического (или, правильней, научно-технического и технологического) совершенствования «родной» для меня продукции — бортовой электронной аппаратуры для боеприпасов, ракет, торпед и т. п. Вера в торжество здравого смысла помогала мне бороться за предприятие (сначала за жизнь, а потом и за его развитие) в страшный период существования России — 90-е и «нулевые» годы, когда я был директором НИИЭП.
Преломляя сталинский тезис о возможности победы социализма в отдельно взятой стране (а не во всём мире сразу, как это предлагалось в марксистско-ленинской концепции), я рассуждал примерно так:  лично я не способен влиять на общегосударственные процессы, но, в отличие от беспринципных и бессовестных «правителей», я несу полную ответственность за тысячу работников и членов их семей, которые связали свою судьбу с родным предприятием. Поэтому мне нужно «изворачиваться», искать любые законные пути для того, чтобы один «островок» в бескрайнем море российской прикладной науки и промышленности — НИИЭП — смог выйти из «передряг» от «цивилизованного движения в будущее России» без смертельных пробоин и с поднятыми парусами. Когда стало ясно, что мы выжили, я активно занялся развитием предприятия. Ведь в труднейшие годы можно было заняться хотя бы «мелочами» — находить деньги для выдачи зарплаты, обустроить территорию, на которой работник проводит четверть своей жизни (пока работает), чтобы хоть что-то «радовало глаз» и вселяло уверенность, что не всё пропало, что впереди мы увидим «свет в конце тоннеля». А поверив в то, что мы выжили, я всем творческим и неравнодушным людям старался внушить реализуемость амбициозной задачи — стать лучшим предприятием страны в своём деле. В итоге, сбылась восточная  мудрость о том, что какие задачи ставишь, такого результата и достигаешь (если не «сдашься» по дороге к цели).
Мои любимые изречения выдающихся людей всегда у меня перед глазами — на стене рабочего кабинета: «Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно» (Данте Алигьери, XIII—XIV вв.) и «То, каким курсом Вы идёте, гораздо важнее, чем Ваша скорость» (Стивен Кови, XX—XXI вв.). Так что «пока я мыслю — я существую».
— Вы никогда не касались подробностей Вашей педагогической деятельности. Хотя я уверена, что это процесс обоюдоувлекательный.
— Педагогическая деятельность — это отдельная история. Сразу после окончания вуза мне, совершенно неопытному «щенку», поручили парочку задач, про которые нам, будущим конструкторам радиоаппаратуры, никогда не рассказывали. Поскольку склонность к исследованиям и решению сложных задач была заложена во мне ещё в юном возрасте, я — в основном, при помощи «копания» в литературных источниках и формулировке частных задач на «стыке» различных специальностей — удачно справился с заданиями, и при этом так, «для себя» (или, как говорят профессиональные писатели, «в стол»), написал методику решения подобных задач с выводом некоторых закономерностей. Тогда-то, на первом году самостоятельной работы, у меня и родилась мысль о создании учебника для студентов последнего курса по профильной специальности — конструированию бортовой электронной аппаратуры (БЭА). Нечто вроде «введения в специальность», только не традиционное, которое преподают практически везде в первом семестре вузов и от которго, честно говоря, толку практически никакого, а именно для выпускников вуза, которые завтра придут на производство (в НИИ, КБ, на заводы). Это был бы курс типа «что надо знать среднему конструктору БЭА», или набор решений некоторых «нестандартных» задач на стыке различных дисциплин, с которыми столкнётся будущий инженер-разработчик. Но кто же доверит чтение такого курса в вузе начинающему инженеру? И эта мысль была на время отложена, хотя набор таких задач продолжался по мере накопления личного опыта. А вот когда я стал директором НИИЭП, и мы с заведующим профильной кафедры НЭТИ Валерием Васильевичем Смирновым решили создать в НИИЭП филиал кафедры, эта давняя мысль о жизненно важной подготовке выпускников и реализовалась. Я написал книгу «Конструкторско-технологические проблемы обеспечения надежности БЭА», затем — на основе этой книги — методическое пособие и стал читать лекции студентам последнего семестра. С течением времени возникла убеждённость о дополнении такого курса основами прикладных экономических знаний: как определяется цена разработки продукции, из чего состоит себестоимость военной и гражданской продукции на предприятии ОПК, как составляются планы доходов и расходов и вычисляются финансовые результаты реализации проектов и т. д.
И  вот сегодня я читаю лекции в НГТУ будущим выпускникам кафедры автономных и управляющих систем (читай: «Бортовой электронной аппаратуры») — эклектический  набор прикладных задач из области профильной техники и экономики, с которыми обязательно столкнётся вчерашний студент в ходе своей работы. 
Именно поэтому я ВСЕГДА  и ВСЕМ своим слушателям на первой лекции задаю один вопрос: «Кто планирует работать по специальности? Поднимите руки». Затем я говорю примерно следующее. Тем, кто планирует быть специалистами по созданию БЭА, я очень рекомендую послушать мои лекции в полном объёме. Те, кто не хочет работать по специальности, не теряйте времени зря. Единственное, что я бы вам посоветовал, приходите на занятия, где я буду рассказывать об экономике предприятия, о цене и себестоимости продукции, о бизнес-планах и плане доходов и расходов — эти знания пригодятся в любой сфере деятельности (образно говоря, от механического производства до продажи джинсов или обуви).
Далее я говорю, что из уважения к людям, обучившимся 9 или 11 семестров, я не буду демонстрировать своё превосходство в знаниях, а всем поставлю «отлично», если вовремя представите курсовую или расчётно-графическую работу и в двух словах расскажете, о чём тут идёт речь.
Вот такой я «педагог». В некоторое оправдание скажу, что я — автор 4-х монографий (3 — в соавторстве), более 25 патентов и авторских свидетельств и более 40 научных трудов.   
— Давно хотелось поговорить и о Вашей многолетней дружбе с кумиром нашей молодости — известным композитором и исполнителем Юрием Антоновым. И не в смысле «как это, дружить со звездой?» Что за человек Ваш звездный друг, чем он Вам дорог и интересен?   
— С Юрием Михайловичем я познакомился в конце 2000 года, когда я решил пригласить его поучаствовать в вечере, посвящённом 50-летию НИИЭП. Антонов — кумир различных поколений, звезда советской и российской эстрады. Поэтому я рассчитывал, что наша разновозрастная аудитория как нельзя лучше отреагирует на такого исполнителя. Плюс к этому хотелось, чтобы у нииэповцев создалось ощущение настоящего праздника, а не рядового события: подумайте сами, на каких новосибирских корпоративах в то нелёгкое и смутное время мог участвовать артист подобного ранга?
Первое, что мне понравилось в беседе с Юрием Михайловичем — он уточнил, что мы — оборонное предприятие, а затем сказал, что ни на каких корпоративных торжествах он не выступает, а на просьбы оборонных предприятий (правда, их очень-очень мало) он откликается всегда. Важно только договориться по дате, учитывая напряжённый гастрольный график. Мы довольно долго поговорили на разные темы (это было у него дома), а затем он показал мне свою студию звукозаписи. Он потом ещё долго удивлялся: как это он, можно сказать, первому встречному, да ещё и не из круга профессионалов музыки, показал своё любимое детище, где он проводил времени в несколько раз больше, чем на выступлениях. В общем, как-то так возникла «искра» взаимной симпатии, и с 2001 года мы начали регулярно встречаться — и один на один, и в семейном кругу. У меня были очень тёплые отношения с его мамой, Натальей Михайловной (две наши мамы уже оставили этот мир) — моей почти землячкой. Он всегда приглашал меня на все свои дни рождения. У меня он был на 60- и 65-летии. Что у нас общего?  Тогда это было не очень «модно», но он — истинный патриот России, очень искренний и эмоциональный человек. Он был приятно удивлён, что я — не «полный ноль» в музыке: в студенческие годы я и играл, и руководил ансамблем, аранжировал песни и «оркестровки», кое-что сочинял сам (в детстве я окончил музыкальную школу по классу скрипки, а одно время даже думал, что стану профессионалом).
Антонов — человек со сложным характером, наверное, как и любая выдающаяся, даже гигантская личность. Но некоторые его качества, думаю, позволят понять сущность человеческой души: он безмерно и бесконечно любит животных, подбирает слабых и брошенных собачек и котиков и ухаживает за ними. Он, ни на секунду не задумываясь, человеку, которого считает другом, «отдаст последнюю рубаху». Я уверен, что этого достаточно, чтобы понять моё отношение к нему.
Какие у нас отношения сейчас? Перезваниваемся, переписываемся, поздравляем друг друга с праздниками и днями рождения… Видимся, к сожалению, редко. Главное всё же в отношениях мужчин — знать, что где-то есть человек, который готов чем-то помочь, даже если вы с ним и не ежедневно контактируете.
— Следуя Вашей же теории, что юбилейные даты — это цифры, делящиеся на 25, что Вы планируете на ближайшие  30 лет?
— О юбилеях и цифрах, делящихся на 25, говорю не я, а Библия (с поправками различных римских пап). Планировал бы ЖИТЬ, жить активно и счастливо. Но, вообще-то, хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах…
Есть ощущение, что мне всю жизнь предначертано заботиться о женщинах, которые меня окружали и окружают. Судите сами:  мама (которой, увы, уже нет), две прекрасные дочери (обе от первого брака), очаровательная внучка, две жены — замечательные женщины, с каждой из которых я прожил определённое количество счастливых лет в любви, а также необыкновенная женщина, которая вскоре станет моей третьей женой (кстати, тоже воспитывает дочь).  Только у второй жены сын от первого брака, которого я считаю в значительной степени и своим.
— Оптимистичные планы. Иного я и не ожидала. К тому же хотелось бы подтвердить Ваше предположение относительно предначертанного: Вашей заботе обязаны даже женщины, не настолько близкие Вам. И это до такой степени нетипично для нашего времени, что планы продолжить эту стезю вряд ли покажутся Создателю смешными.  Удачи Вам!
Наталья СЕКРЕТ
Просмотров: 199