Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

Два шага над пропастью не сделать

№ 8(155), 31.08.2018 г.

Валерий Григорьевич Эдвабник, заместитель генерального директора по развитию АО «НИИЭП», о санкциях и их вреде для оборонки

Все начались давно, до Крыма. Это я хочу подчеркнуть особо. Если запреты не касались кого-то лично, то относились к поставке какой-то продукции или нашим самым крупным фирмам — например, тульскому АО «Конструкторское бюро́ приборостроения». Санкции грозили партнерам этого предприятия в случае, если они будут покупать вооружение и военную технику, созданную этим предприятием. Попало в санкционный список и само КБП — они не могли как простые российские производители купить за рубежом какой-то высокотехнологичный станок. Кстати, на приобретение такого рода оборудования давно поставили барьер нам всем. Просто об этом не говорили широко. Например, миниатюрные датчики вибрации, которые нужны при испытаниях любых изделий оборонной промышленности, особенно небольших. Страна этого как-то не заметила.  Подумаешь, каких-то там датчиков не будет! Это же не повышение пенсионного возраста на 8 лет…
Так что, по большому счету, это привычный удар по нашей прикладной исследовательской базе. Ведь эти санкции действовали еще в  ХХ веке, когда мы  были друзьями с США. Но, тем не менее, они эту политику проводили.
Чего же оборонка боится, в принципе, теперь в большей степени? Есть такое понятие, как электронная компонентная база. Мы очень давно отстаем от стран Запада и Востока в этом сегменте. Если говорить в целом, то по самым передовым позициям мы отстали навсегда. И пока мы развернемся и сделаем некий элемент высокого уровня — например, программируемую логическую интегральную схему, мир уйдет вперед еще дальше. Обещают наши производители ПЛИС (программируемых логических интегральных схем) в скором времени получить кристалл с 200 тыс. триггеров. Для сравнения: лучшие наши разработчики бортовой электроники используют импортные ПЛИСы с 10 млн триггеров. Есть и еще ряд элементов, которые мы научимся делать очень нескоро и  которые к тому моменту уже устареют. Вот почему я говорю «никогда»: прыжок  над пропастью в два шага просто невозможен.
Как выходила из этих проблем оборонка?  Хочется создавать хорошие изделия  на самом передовом уровне. Естественно, нужен доступ  к самой передовой электронной компонентной базе. И это главная проблема. Однако и у них, и у нас технология изготовления электронных компонентов для оборонки и гражданки одинаковая. А вот гарантии для «общепромышленного, гражданского» исполнения гораздо ниже. По большому счету, я все-таки не верю, что всю компонентную базу закроют для нас железным занавесом. Это практически невозможно сделать, поскольку придется «накрывать» санкциями и все дружественные нам страны, через которые мы можем купить  все необходимое. 
Но есть некоторые определяющие позиции, в которых импортозамещение — не вариант, поскольку отбросит нас  назад лет на 40. И было бы все это не так грустно, если бы не предпринятый нашими реформаторами в промежутке между санкциями под соусом благих намерений  борьбы с коррупцией в оборонном комплексе полезный для нашего противника маневр: создание единого банковского обслуживания по идентификационным  счетам, по которым можно свободно отследить, кто что покупает и для каких нужд. Хотя, помимо этого, за оборонкой надзирает целая армия всевозможных контролеров. Теперь все прозрачно не только для них…
Теперь можно детально отследить нашу нужду в конкретных комплектующих. Вот они-то и окажутся под запретом. Выходит, вот такие «точечные» санкции для нас опаснее всего. Но этого стоит ожидать.
Мой опыт 20-летнего директорства в условиях, когда практически ничего было нельзя и практически любое действие директора сопровождалось нарушением закона, позволил вывести парадигму: строгость законов нашей страны частично компенсируется их неисполнением. Лазейки найдутся, но будет тяжелее, гораздо. Ведь теперь санкции окажутся более продуманными в результате упомянутого доступа к гигантскому полю информации. 
Я был одним из первых, кто в 2000 году начал применять импортную элементную базу законно после множества согласований. Тогда это было крамолой, объяснением чему я приводил доступные для понимания доводы. Допустим, что в нашей стране мы перестали уметь делать кирпич. Но остались талантливые архитекторы и умелые строители. Есть два способа сберечь их мастерство и строительную отрасль в условиях независимости от импорта: все строить из кизяка или самана, второй — все-таки купить импортный кирпич и строить по современным нормам.  Люди внимали этим доводам. Но с опаской: а вдруг завтра война и нам откажут в поставках этой продукции?  Ответ таков: сегодня все определяют высокотехнологичные средства поражения —  вооружение и военная техника сложного уровня. И в наше время страна с колоссальным ядерным потенциалом не сможет участвовать в обычной войне долгое время, потому что долго она длиться и не будет. А за два — три месяца ни ракеты, ни подводной лодки не построить. Подво-зиться «с колес» уже ничего не будет. Придется воевать тем, что будет в арсеналах. Так давайте заполнять арсеналы передовыми образцами вооружения, хотя электронная аппаратура этого оружия и будет сделана на импортной элементной базе. И создавать страховые запасы импортозависимых позиций. Другого выхода нет. 
 
 
Просмотров: 53