Ближайшие российские конференции:
 
 
Сервис предоставлен Конференции.ru ©

В краю вулканов и романтики молодости

№ 8(155), 31.08.2018 г.
По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места…
А супруги Женовы рискнули. И даже не так — осуществили свою давнюю мечту вновь побывать там, куда совершили свое свадебное путешествие… в составе стройотряда, — на Камчатке и Сахалине. 
Не знаю, кто еще, но я точно отмечена особой расположенностью Владимира Гавриловича, который из всех подобных поездок привозит мне сувениры «по родству душ», уверенный, что я оценю их по достоинству. Так и есть. На сей раз это были кусочек серы одного из многочисленных остывших камчатских вулканов, прелестный магнитик ручной работы с изображением чаек и засушенный цветок с могилы Витуса Беринга. 
А еще — как всегда, особенные, «женовские» впечатления об увиденном. Пересказываю их от первого лица.
Поездка эта задумывалась давно — еще с комсомольской юности. И вот осуществилась, будем считать, во ознаменование 100-летия со дня рождения комсомола и целой связанной с ним эпохи  нашей с женой жизни. Сахалин, Камчатка, Курилы, Чукотка — наша «стройотрядовская» молодость, наша первая совместная поездка после свадьбы. Четыре месяца мы жили в Южно-Сахалинске. Я был командиром путинных отрядов Сахалинской области, а моя жена — заместителем комиссара сахалинского областного стройотряда. 
Я мотался по всей Сахалинской  области.  Но административно-географическое деление тех мест весьма сложное. И на половине Курильских островов просто не довелось  побывать: там не было стройотрядов по причине их практически необитаемости. А вот Камчатку, где я работал старшим инженером и так же в поездках изучил ее от  юга до севера, поскольку стройотряды там были везде,  узнал гораздо больше любого камчадала. На Камчатке тогда не было своих вузов, отряды формировались по территориальному принципу — с Украины, Москвы, а Новосибирск  был базовым, формирующим отрядом, и новосибирским был  практически весь штаб. Мы неплохо сработали сезон 1974 года. Нас с женой вызвал секретарь обкома: хочу наградить вас полетом на Командорские острова. Мы, по- молодому наивно думая, что впереди много времени, сослались на заботы и отказались — в следующий раз. Потом, конечно, сожалели об этом. И теперь, когда случился подходящий маршрут, мы, естественно, «рванули».
Я вник в историю открытия островов — она удивительна. Гигантская неизведанная страница в истории государства Российского. Во-первых, все государи придавали огромное значение развитию Дальнего Востока. Еще Петр Первый указом 1710 года постановил: «Проведать, какие люди на том острове и какой веры, под чьим владением или собою живут и какой  на острове зверь. Где иное какое богатство у них есть». Много внимания уделяли этим вопросам и последующие цари. К сожалению,  история незаслуженно не сохранила для нас множество имен русских исследователей, но надо смело сказать, что честь открытия всех Курильских островов принадлежит россиянам. Известный русский исследователь, мореплаватель, промышленник и купец Григорий Иванович Шелехов даже назвал эту территорию Курилороссией. Там  оставили свой след и Крузенштерн, и Василий Михайлович Головнин, и даже ученый-гидрограф Римский-Корсаков — тот самый знаменитый композитор. В известной  рок-опере «Юнона и Авось» Алексея Рыбникова есть удивительно прозорливые слова: «Он хотел, закусив удила, свесть Америку и Россию. Авантюра не удалась, за попытку — спасибо». Сейчас они звучат актуально как никогда. 
Наибольший вклад в описание дальних границ государства Российского внес, конечно, Степан Петрович Крашенинников. Своему уникальному труду «Описание земли Камчатки» он посвятил 15 лет. А Александр Сергеевич Пушкин в  материалах для заметок к нему называл русского землепроходца, сибирского казака Владимира Атласова «камчатским Ермаком». Сейчас книга  Крашенинникова —  библиографическая редкость. Но я нашел репринтное издание: сочно, ясно и ярко, читается запоем. Вся эта загадочная, уникальная территория сказочна. Я бывал во многих экзотических местах, но Норвегия, Исландия и даже Гренландия, поверьте, «отдыхают» после знакомства с Курилами, Командорскими островами. Однако наша страна практически не занимается развитием внутреннего туризма. 
15 дней мы провели на иностранном судне, как всегда, в составе многонациональной экспедиции: австралийцы, новозеландцы, норвежцы, испанцы, итальянцы и лишь 10-я часть —  русские. Мало того, мы находились на российской территории, но на иностранном судне, поэтому от нас потребовали заграничные паспорта. Я пытался качать какого-то рода права, но таможенники и пограничники были неумолимы согласно своим ведомственным инструкциям.
Название «Курилы» имеет несколько версий: много курящихся вулканов — больше тысячи, а еще «кур» по-айнски —  человек. На всех Курилах жил этот удивительный, уникальный народ, белолицые, с черными волосами. Есть предположение, что эти люди пришли из Полинезии, чему я охотно верю за отсутствием иной, более логичной версии. Жили здесь долго, занимались охотой и рыболовством. Но племя айнов  исчезло, не оставив ни одного потомка. Зато сохранилось очень   много названий островов. Например, Шикотан переводится как «лучшее место».  А еще есть версия, что камчадалы называли айнов «кури куси», что также могло закрепиться в названии островов. Словом, история эта требует дополнительного изучения. 
Кстати, особо интересный для сибиряков факт. В подлиннике знаменитые слова Ломоносова звучат так: «Могущество России прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке». 
Полетели в Южно-Сахалинск. Волнительно. В 1975 году жили там 4 месяца и не были более 40 лет. Странные вежливые люди на выходе из аэропорта в масках, без знаков отличия смотрят на выходящих  недобро — вылавливают нелегальных мигрантов. Выходим на расхристанную площадь. Гигантский котлован — говорят, будет строиться новый аэропорт. Зачем он там?.. 
Тихий провинциальный городок, ритм жизни не переменился совершенно. На улицах много слоняющихся без дела. Каменная фигура Ленина по-прежнему возвышается над центральной площадью, где мы проводили комсомольские слеты. Но чувствуешь, что ты далеко на окраине государства… 
Дальше — старый добрый порт «Корсаков», плохо организованная посадка. Мы, как всегда, оказываемся крайними в силу пограничного беспорядка. От скуки изучаем вывески  портовых пакгаузов. Одна понравилась больше всех: «рыба дешево, икра дешево, мясо тоже дешево». Ощущается Дальний Восток.
Первый же трафик — переход на знаменитейший остров Тюлений, одно из самых крупных в мире лежбищ сивучей и морских котиков, около 400 тыс. К ним запрещено приближаться более чем на 300 м, за этим следит международная команда экологов. Кстати, котики на суше только спариваются, все остальное время проводят в море. Гарем одного самца котика — минимум 30 самок, к которым он очень внимателен. 
Снова в путь. Если говорить о Курилах вообще, лучшая характеризующая фраза: «И острова, как будто сейнера, в Россию возвращаются с путины». Это 30 крупных и свыше тысячи малых островов. Орнитологи считают, что все птичьи базары Курил абсолютно бесценны для морской  фауны, не говоря уже о флоре —  более 1400 краснокнижных  растений. 
Пошли к группе островов Ушишир. В переводе  с языка айнов —  «земля заливов». Вошли в кальдеру потухшего вулкана. Из земли бьют термальные источники. Постоянно ревут сивучи «странными, ужасными голосами», чем и отличаются от другого зверья. Десятки видов птиц: кайры, глупыши, бакланы, тупики, топорки, чистики. Пошли на остров Атласова. Дерзкий, отчаянный, он пробрался на Камчатку, дабы  замолить перед государем свою вину за проступки, и открыл этот остров, где сейчас находится самый большой на Курилах часто извергающийся вулкан Алаид. Последнее было в 2016 году. В результате остывшая лава образовала дополнительный полуостров. На острове — остатки заставы, расхристанный воинский маяк. Стыдно перед иностранцами, которые это с удовольствием запечатлевают на фото и видео… Под ногами лава — как асфальтовая крошка.  Прямо по ней стелятся, цепляются за жизнь удивительные широколистные цветы.
Курильская болтанка, дождь, туманы, волна. Около 5 градусов. Жаль, не разрешили зайти на остров Матуа, который значился в программе. Я ждал встречи с ним. До 1945 года на нем располагалась огромная японская военная база. Военные же не допустили, государственные секреты. Пробел в программе заменили подходом  к острову Данилы Анциферова, совсем необитаемому. Это просто надводная часть потухшего вулкана. По-айнски он зовется «серинки» — «большие волны». Волны на самом деле яростно омывают остров. Неудивительно, что мы заблудились в тумане и никак не могли найти судно. Зато  увидели потрясающие каменные творения природы — огромные восьмигранники, кубы и прочие фигуры, выполненные ветрами, течениями, молниями. Снова мириады птиц, множество сивучей, среди которых встретился даже меченый, пришедший с Командорских островов для развития своего гарема. Появились киты, очень много. Особенно часто видели касаток, любящих сопровождать теплоход, играя рядом. Подошли к Камчатке. Группа островов Уташуд. Рядом со стадами все тех  же касаток, огромных птичьих базаров — не меньшее стадо каланов — морских выдр. Их мех уникален: 
на 1 кв. см — 45 тыс. волосков, теплый и легкий, за что особо почитаем женщинами всех времен. Много поклонных крестов как отметки границ Камчатки. 
Долго ходили вдоль побережья. Нам повезло. В Кроноцком заповеднике  путина. Птицы, котики, медведи жадно пожирают беззащитную рыбу.  Но самый примечательный — белоклювый орлан, размах крыльев которого достигает 2,5 м. Сюда же, к устьям рек, в это время подходят киты. 
Идем вдоль побережья. Вулканы, вулканы, и толком никто не знает, сколько же их. Говорят, больше тысячи. Некоторые имеют имена. Камчатка — край вулканов. Такого тихоокеанского огненного кольца, утверждают геологи, нет больше нигде. Откуда название «Камчатка», никто не знает наверняка. Опять же, есть разные версии, но ни одну так и не «застолбили». 
С Камчатки уходим на Командорские острова — архипелаг из группы островов в юго-западной части Берингова моря Тихого океана. Самые крупные:  Медный, Беринга, Арий Камень и Топорков. Фактически люди живут только на острове Беринга. Поселок Никольское — крайняя точка востока России и центр Алеутского района, состоящего только  из этого одного поселка с общим числом жителей примерно 700 человек, «политически» охраняющих наши рубежи.  Из них человек 300 алеутов. Вообще Никольское — славный, аккуратный, разноцветный поселок. Сине-желто-красные дома. Замечательные люди, среди которых встретили земляков — новосибирцев. Эффективно работающий заповедник командорских островов. Разводят песцов, норку. 
Мы уговорили команду высадить нас с северо-западной стороны острова — как раз там, где команда Беринга потерпела кораблекрушение, где они перезимовали, а большинство умерло от цинги. Нам удалось побывать на их могилах. Очень скромные надгробья, в том числе и Витуса Беринга: крест, поставленный уже жителями Никольского. Провидение все же помогло  им в виде этой удобной бухты, где есть животные — та самая последняя морская корова Стеллера — гигантское травоядное животное, которое они съели, и пресная вода. 
Туманы там 28 дней месяца. Но нам повезло, была чудесная солнечная погода и сильная волна, под которую я и угодил. 
На следующий день пошли к знаменитому командорскому лежбищу котиков и сивучей. Здесь их около 200 тысяч. Встретился редкий вид тюленей — антур, прозванный за необычайный темно-серый окрас с  многочисленными желтыми пятнами в виде колец «тюленем—цветком».  
С Командорами связана история Якова Минькова, местного Робинзона Крузо, которого высадили на острове Беринга в качестве охраны и на 7 лет забыли о его существовании. Он выжил, высекая огонь с помощью бритвы, сжигая многочисленный плавник и питаясь белыми грибами, заменяющими на Командорах лес. 
Вернулись в Петропавловск-Камчатский, славный дальневосточный городок со своим колоритом, динамикой. Ходили по знакомым улицам, пронумерованным по километрам. На вопрос, где рынок, ответ — на 4-ом км. На рынке икра, крабы, лосось, но не намного дешевле, чем на Большой земле. Аэропорт — особый дальневосточный колорит. Группы людей, пьющих пиво под рыбку. Надпись на киоске: «Сигарет нет». И приписано от руки: «Вообще. Потому что нам это не нужно! А если нужно, то за углом».
...Мы снова дома. Пока…
Наталья СЕКРЕТ

 

Просмотров: 50