Инновационный поезд для госкорпораций

Сами собой инновации не рождаются, они возникают, когда в них отчаянно нуждаются и работают, не покладая рук

Косметическими изменениями не обойдешься

Инновационный поезд, который так долго вручную толкали по путям, похоже, набирает ход в России, хотя бы в оборонно-промышленном комплексе. Крупные корпорации с госучастием, большая часть которых так или иначе работает на оборонку, перешли от слов к делу — об этом было заявлено на VI Международном форуме технологического развития «Технопром-2018». В его рамках состоялся круглый стол «Спрос на инновации», собравший представителей корпораций ОПК, которым сам бог и мировой рынок велели приступить к реализации программ инновационного развития.
— Мы провели сопоставление технологического уровня инновационного развития 55 компаний с госучастием с их зарубежными аналогами, — рассказал Артем Шадрин. — Результаты лягут в основу решений о необходимости внесения дополнительных корректировок в программы инновационного развития этих компаний.
Уже ясно, что основная претензия — попытки идти инновационным путем, оставаясь в привычных рамках традиционного ведения бизнеса, к примеру, решение просто перевести «в цифру» отдельные производственные процессы и объявить это «инновацией». По мнению Артема Шадрина, основной частью стратегии инновационного развития должна стать «трансформация корпорации». Что сейчас понимается под этими словами? Это изменение бизнес-модели компании, касающееся практически всех сторон ее деятельности. Тут и цифровое проектирование маркетинга, управление персоналом, предиктивная (предсказательная) аналитика, взаимодействие с поставщиками и прочее.
При обсуждении особо остановились на фигуре в руководящем составе компании, которая бы непосредственно занималась инновациями. Нужно ли создавать для этого отдельную должность?
— Специалист должен сочетать в себе компетенции в области цифровых технологий и понимание бизнес-процессов. То есть нужен специалист в области стратегического развития бизнеса, — сказал Артем Шадрин. — Можно расширить компетенцию существующих менеджеров, таких как директор по инновациям или директор по стратегии развития. Или это может быть совершенно новая должность. Но ясно одно — такой специалист сегодня крайне необходим.

В каждой избушке свои погремушки

Своими инновационными идеями и практикой их применения поделились крупнейшие корпорации страны. К примеру, Кирилл Охоткин, представитель АО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева, рассказал, что целью программы инновационного развития корпорации является рост ее доли в мировом рынке спутниковых систем с 3% до 5%. Выполняется эта задача через разветвленную корпоративную систему управления инновациями, включающую три основных момента: долгосрочная программа научно-технологического развития; программа инновационного развития; стратегическая программа исследований в рамках технологической платформы «Национальная информационная спутниковая система».
— По итогам последних шести лет основные задачи программы инновационного развития у нас выполнены, — сообщил Кирилл Охоткин. — Уровень технического развития корпорации в целом, а также технологий по основным направлениям нашей деятельности сопоставим с лучшими образцами зарубежной техники. Впрочем, есть ряд негативных моментов, связанных с политическими факторами 2014 года, а именно санкциями в отношении технологий двойного назначения, электронно-компонентной базы и ряда композитных материалов. В противовес им в корпорации реализуется программа импортонезависимости, и уже есть неплохие результаты.
Разговор продолжил Сергей Ляшенко, директор департамента технического развития АО «Объединенная судостроительная корпорация» — основного поставщика ВМФ в части гособоронзаказа. Все последние годы показатели корпорации находятся в положительной динамике. Но, как отметил Сергей Ляшенко, инновационное развитие можно оценивать двояко:
— У нас есть как продуктовые проекты, так и технологические. Продуктовые инновации еще более-менее соответствуют самому термину «инновации». Решения, которые в них применяются, действительно толкают вперед отрасль, привлекают к себе новые технологии, развивают кадры. Но технологические проекты, заявленные как «инновационные», по большей части являются проектами технического перевооружения. Полагаю, что такова ситуация не только у нас.
Участники круглого стола отметили, что зачастую происходит подмена инновационного развития обычной модернизацией. Причем часть специалистов даже не понимает разницы. Пытаясь проанализировать причины, в «ОСК» выяснили, что лишь 17 процентов мероприятий программы инновационного развития в действительности являются инновационными. И это в одной из самых передовых компаний страны и мира!
— Для наведения порядка в части инноваций мы изменили систему работы с показателями эффективности, установили новые критерии разработки проектов. Кстати, в ходе этого пришли к выводу, что штатный специалист по инновациям не нужен. Работники на местах естественным образом вовлекаются в этот процесс, — сообщил Сергей Ляшенко.
Свою лепту в обсуждение инновационных процессов внес Леонид Попов, представитель производителя систем ПВО, ПВР, ударных ракетных комплексов — АО «Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей», в который входят ряд новосибирских предприятий, в том числе НИИ измерительных приборов — завод им. Коминтерна:
— Помимо роста продаж инновационной продукции мы нацелены на последующий переход на новый технологический цикл, где современные технологии внедряются для выпуска гражданской продукции и после этого применяются уже для создания военной продукции. Это важнейшая часть инновационной программы концерна.
Леонид Попов подчеркнул, что программа инновационного развития давно уже не воспринимается как что-то отдельное, а является основой «Стратегии развития концерна до 2026 года». На примере «Алмаз-Антея» можно увидеть, как разработка новых видов продукции, технологические инновации и инновации в управлении становятся частью обыденной работы.
— Наши показатели вполне сопоставимы с мировыми компаниями-аналогами. Впрочем, скорость развития военной линейки продуктов ниже, чем гражданской. Будем наращивать, — сообщил Леонид Попов.
Одним из способов «наращивания» для концерна станет реализация крупного проекта по созданию Северо-западного центра компетенций.
Своими наработками в сфере инноваций поделился Виктор Козлов, представитель разработчика и производителя авиационного вооружения, морского вооружения, боевых стратегических баллистических ракет и космических систем — корпорации АО «Тактическое ракетное вооружение». Показатель доли продукции компании, соответствующей мировому уровню, сегодня составляет 85% (в 2011 году 68%). Растет объем заказов, значительно возросли и затраты на научно-исследовательские разработки. Продукция корпорации по сравнению с зарубежными аналогами конкурентоспособна, по отдельным позициям вообще не имеет аналогов. Но достигается это непросто.
— Проблему интенсификации развития мы решаем с помощью активного трансфера технологий между направлениями деятельности внутри корпорации, — рассказал Виктор Козлов. — Сегодня идет формирование корпоративных центров компетенции. С их помощью планируется сохранить и укрепить технологическое единство в области приоритетных продуктов, повысить технологический уровень в области космических систем и в области отработки гиперзвуковых технологий. Также это будет способствовать расширению спектра гражданской продукции и достижению более высоких конкурентных позиций в мире.

С правом на ошибку

Чемпионом в области инноваций не только России, но и мира сегодня можно назвать корпорацию ГК «Росатом», в состав топливного дивизиона которой входит Новосибирский завод химконцентратов. Ее представитель Александр Назаров сообщил, что в компании действует уже вторая программа инновационного развития. Первая завершилась в 2016 году со значительным перевыполнением плановых показателей. Сегодня в портфеле заказов компании одних только зарубежных — 133 проекта.
— Мы усиленно внедряем систему «аванпроектов», то есть отдельных проектов, по которым будет разработано техническое задание на проведение дальнейших работ, — рассказал Александр Назаров. — Подано на наш конкурс 669 проектов примерно на сумму в два с половиной миллиарда рублей. Первые 130 проектов уже проходят экспертизу.
В «Росатоме» активно работает корпоративный венчурный фонд. Здесь прекрасно понимают, что немалая часть предложений наверняка окажется провальной. Однако эффект от реализации успешных проектов перекроет убытки.
Этот момент заставил присутствующих недоверчиво покачать головами. Конечно, утверждение, что инвестирование в стартапы необходимо, чтобы использовать их для ускоренного перехода на выпуск новой продукции и выхода на новые рынки, никто не оспаривает. Однако сломать устоявшееся на всех уровнях негативное восприятие того факта, что в среднем только 5% стартапов оказываются успешными, пока не получается. «Вот так выкинуть деньги на ветер с правом на ошибку и надеждой на удачу могут позволить себе действительно только самые крупные корпорации. Для предприятий ниже классом это невозможно», — резюме зала.

Время не терпит

Свою точку зрения на методологию внедрения инноваций в корпорациях высказал Александр Каширин, заместитель председателя научно-технического совета ГК «Ростех», в состав которой входит целый ряд новосибирских предприятий ОПК:
— Где искать новые инновационные точки роста? Прежде всего, нужно видеть тенденцию, что передовые производственные технологии переходят в индивидуализацию разработки, производства и потребления продукции. Формируются новые рынки в научно-технической и производственной сферах: с одной стороны, рынки проблем и задач, с другой — рынки технологических компетенций, их решающих.
По мнению Александра Каширина, сегодня компании должны широко заявлять о своих технологических компетенциях и сами формировать рынки задач, где они могут выступить в качестве их лучшего исполнителя. Наиболее перспективный путь — разработка и обладание уникальными технологическими компетенциями (УТК). Фактически, обладая УТК, компании могут формировать центры глобального технологического превосходства, в чем так нуждается Россия сегодня.
— У нас по программе инновационного развития разрабатывается 470 базовых критических технологий. Из них мы выявили порядка 40, на основе которых можно создавать глобально превосходящие продукты либо глобально конкурентоспособные, — сообщил Александр Каширин. — Мы считаем, что этого мало. Необходимо обеспечить само производство уникальных технологических компетенций. Время не терпит. Если наши российские компании производят продукт, глобально превосходящий любые аналоги или вовсе их не имеющий, это значит, что они обладают глобально превосходящими компетенциями. Главное — вытащить их наружу.
Итоги работы круглого стола «Спрос на инновации» подвел генеральный директор ОАО «Межведомственный аналитический центр» Владимир Довгий:
— Отмечу, что в последние годы хотя бы ушел скептицизм руководителей компаний по отношению к программам инноваций, которые ранее они называли «красивой картинкой, не имеющей отношения к реальной жизни». Мы видим, что в большинстве случаев компании выстроили систему инновационного развития. Результат, уверен, будет. Инновации — это реальный, если хотите, боевой инструмент, нужно лишь научиться правильно им пользоваться.

Татьяна ЭМИХ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.